АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Подземная история. Cъемка в пещерах

<b>На нижних этажах <b>Зал Гуров, пещера <b>Макаронная речка, <b>Внутри пустотелог
<b>Выход на полку. З <b>Пещера Большая Го <b>Кальцитовые драпи <b>Гипсовые люстры в
<b>Пещера Кап-Кутан, <b>Пещера Капитан Не <b>В гипсовом лесу г


На нижних этажах пещеры Геофизическая, Кугитанг, 1994
«Зенит-19», Carl Zeiss Jena Flektogon 35/2, f/5.6, вспышки по 100 Дж с четырех точек, суммарно около 30 вспышек, пленка Kodak Ektachrome E100VS

19.12.2013

Порой не мы выбираем профессию, а она выбирает нас. Так произошло с Владимиром Мальцевым, которому земля сама открыла свои тайны
Интервью Анна БАСКАКОВА
Фото Владимир МАЛЬЦЕВ

Как ты заинтересовался пещерами?

Еще школьником я за компанию с другом попал в геологическую школу МГУ и побывал в верхней части Воронцовской пещеры на Кавказе. Не увидел ничего особенно интересного, но почувствовал то, что впоследствии назвал «зовом глубин». Я видел, что пещера уходит куда-то вниз, что там ощущается огромный объем, и знал, что мне туда сейчас не попасть, потому что с собой нет веревки.

В 1978 году я поступил работать в экспедицию «Памиркварцсамоцветы». Сначала на штольне махал кайлом, потом работал техником на поисковых маршрутах, на геологической съемке. Написал и опубликовал первые статьи по минералогии. Потом в Москве занимался математическими методами в разведке месторождений. За это же время стал известен как подземный фотограф, успел стать спелеологом, печатал статьи, выступал на конференциях, иногда руководил экспедициями Центрального совета по туризму. Я не первым в СССР стал серьезно фотографировать пещеры — до меня этим занимались Танасийчук и Ромейко.

С чего начались занятия фотографией?

В Кугитанге (район горного хребта Кугитангтау в юго-западной части Памиро-Алая, на территории Туркмении и Узбекистана. — Прим. ред.) мы открыли несколько новых пещер, в том числе и самых красивых. Впервые в жизни я увидел сплошной каменный лес из мифов, из сказок Бажова: сверкающие каменные рощи, в которых надо было прорубать дорогу, чтобы пройти. Больше всего поражали гипсовые, флюоритовые, целестиновые натеки. Они были похожи на цветы, на люстры, на человечков — на все сразу. Они выглядели живыми, а поверхность походила на мокрый и блестящий фарфор. Они сверкали гранями, как алмазы, хотя, конечно, живые алмазы в природе не встречаются. Что-то интересное свисало буквально с каждой ветки, и оно же хрустело под ногами.

Я понял, что все это надо фотографировать. Купил фотоаппарат «Смена-8» и попросил родителей прислать вспышку и четыре ролика пленки. Четыре — потому что у меня лишних денег на пленку тогда не было. Между прочим, сильно позже я понял простую вещь: если я лезу в пещеры на месяц, то с четырьмя роликами пленки хороших кадров будет больше, чем с сорока.

В то время пещеры Кугитанга считались месторождением мраморного оникса и готовились к разработке. Я знал, что красота, которую мы видим, будет разрушена, но считал это неизбежным злом. Только через год я понял, что погибать им необязательно, что с этим можно бороться. К таким вещам не обязательно приходишь сразу. И тогда мы начали очень широкую кампанию по спасению пещер Кугитанга. Все, что там делалось, невозможно описать. Пресса — раз, реклама — два, спелеологические группы — три. В итоге главк велел экспедиции закрыть все работы на этом участке. Большая часть пещер была спасена.

С тех пор мне довелось снимать пещеры на Пинеге, немножко на Кавказе, в Крыму, Киргизии, Америке. Еще были пещеры в Гваделупских горах и горе Эль-Капитан (США), в Венгрии, Италии, на Украине...

С какой фототехникой тогда работали под землей?

Вначале я снимал «Сменой» и вспышкой «Чайка». Я перегрузил ее по напряжению и раза в два увеличил мощность, переведя на геофизические батареи. Потом мой парк техники быстро начал расширяться: появились фотоаппарат «Зенит», вспышка «Луч-2», затем «Любитель». До 1998 года я обходился отечественной техникой. Была пара гэдээровских объективов, но ни один из них не выдержал и 2 лет. Лучше всех оказался «Зенит-19». В пещере Промежуточная я однажды уронил кофр с «Зенитом» в 40-метровый колодец. Даже корпус был серьезно помят, заклинило все шестеренки. Я взял отвертку, пассатижи, зубило и молоток и принялся чинить фотоаппарат. Через 2 ч он работал. И проработал всю экспедицию, хотя две царапинки по кадру все-таки шли. В «Зените» идеально разложены все блоки, там нечему существенно ломаться.

В среднем формате сперва были «Любители», потом «Киев-88», затем я перешел на Pentax и на узкий формат.

Почему узкий формат?

В середине 90-х, когда я приносил слайды в издательства, они неизменно просили средний формат. Потом «на всякий случай» смотрели и узкий, где были отсняты те же самые сюжеты — и неизменно брали кадры оттуда. Качество на среднем формате зачастую было хуже, чем на узком. Под землей всегда очень плохо с глубиной резкости. Там хочется иметь столько света, сколько его никогда не бывает. Кроме того, среднеформатная пленка плохо выдерживала подземный микроклимат. Волокна от ракорда влипали в подложку, получалась масса испорченных кадров.

Почему ты делал только постановочную съемку?

Иные делать было невозможно: тогдашние системы освещения не допускали оперативной съемки в пещерах. Большей частью я пробовал правильно поставить свет от двух-трех источников на главном сюжете, но тогда плохо умел балансировать их друг с другом. Съемка с единственным, но точно поставленным источником света получалась лучше. Работал я так: садился с фотоаппаратом, а человек, у которого находилась вспышка, крутил фонарем. Я смотрел на этот «пилотный свет» и командовал, с какой стороны должна прийти вспышка.

Какие вспышки использовал?

Лучше сказать, что я ходил, весь обвешанный батареями. Двух круглых батареек во вспышке «Чайка» хватало на 30 импульсов. Батарейки «Молния» во вспышке «Луч» — на 250 импульсов. Как же мы обрадовались, когда я придумал сборку из 36 9-вольтовых батареек «Крона»! Они были быстрее, чем «Молния», тянули по 2—3 тыс. импульсов и сдыхали только через три года. Вот на этом здорово расширил свои возможности, ведь иногда требовалось по 100 импульсов на один кадр.

Под землей надо ставить свет каким-то особым образом?

В обычной жизни, когда работают с искусственным светом, его стремятся сделать либо естественным, либо неестественным. В пещерах недействительно ни то, ни другое понятие, света там вообще никогда не было. Можно смело ставить именно такой свет, как тебе хочется, и работать в соавторстве с природой.

Где искал моделей, готовых спускаться под землю?

Приглашал с собой местных девчонок. Меня, как правило, привозили в экспедицию как уважаемого гостя, и девчонки просились сниматься сами. Они шли охотно еще и потому, что я никогда не жмотился, как многие другие фотографы. Я отдавал им и дубликаты слайдов, и брак. В итоге много оригиналов потерял, а дубликаты давно ушли и, как правило, все испорчены. Но не жалею ни грамма, что раздавал...

Как обычно проводил съемку?

Просто расставлял людей и говорил им, что делать. Обычно мы ездили небольшими группами — от 4 до 6 человек, хотя были поездки и по 50 человек. В пещерах пытается снимать каждый второй. Поэтому на фотографические и прочие развлечения каждому давались три дня. Остальное время отводилось на исследование пещеры. Кто с кем и как договорится, кто модель и кто фотограф — их личное дело. Основная цель — исследование, а съемка вторична, и время на нее лимитировано.

Каким образом проносилась в пещеры деликатная фототехника?

Мы придумывали специальную упаковку, долго продумывали формы и размеры. Это была гигантская инженерная работа. Были у нас и мягкие мешки с вложенными «пенками», и алюминиевые кофры, сделанные на заказ. Я выбирал для съемок те районы пещер, где можно снимать, свободно расхаживая и стоя в полный рост. Главное было — дотянуть туда технику. Там я перекладывал ее в два ведра, — извините, помойных — и дальше спокойно носил с собой. В пещерах, где технику не на что положить, ибо все мокрое и грязное, помойное ведро — у него одна стенка плоская, другая выгнутая — самая подходящая вещь для переноски камер, вспышек и объективов.

Ты и кино пробовал снимать?

Да, я снял фильм о пещерах «Ищите белые пятна». Это постановочный фильм с имитацией документального, почти без сюжета. Просто о том, как люди бродят под землей и в конце концов добираются до красоты. В 1982 году он победил на Рижском фестивале документальных фильмов и до 1987 года собирал полные залы в кинотеатрах.

Снимали мы две экспедиции подряд. В первой экспедиции оператором был Михаил Переладов, гидробиолог. Снимать он не умел катастрофически, вся съемка была запорота, в окончательном варианте фильма остались всего два Мишиных плана. Во второй раз снимал я сам, также участвовали Олег Леонтьев — электронщик и Евгений Войдаков — тогда проходчик Метростроя, а теперь фермер. Этот фильм периодически крутили у Сенкевича в «Клубе кинопутешествий».

Следующих два моих фильма оказалась ни на что не годны. Нельзя из ничего, без предварительной проработки сюжета, сделать кино. Так повезти, чтобы это получилось, может только один раз. Вот сейчас я мог бы снимать хорошие фильмы, но для этого много времени должно было пройти. А я с 2004 года начал рассыпаться физически — в пещерах Кугитанга подхватил болезнь, которая называется гистоплазмоз. В том же году получил ожог легких, зимой в Норильске попал на выброс газа, тогда переменился ветер, и выбросы от комбината полетели в город. Это и для здорового человека нехорошо, а у меня была астма. Сейчас уже не могу путешествовать.

Чего ты пожелал бы фотографу, который хочет начать снимать в пещерах?

Интересный вопрос. Пожалуй, азарта. Потому что к тому моменту, когда добираешься до места, где нужно снимать, ты, как правило, полностью выдыхаешься физически. И тут может помочь только азарт. А еще, чтобы снимать пещеры, нужно иметь абсолютное чувство композиции. Под землей фотограф никогда не видит того, что будет на фотографии. Когда отработают вспышки, все может оказаться совсем по-другому, не так, как представлялось. Поэтому нужно четкое понимание того, что может получиться. Остальное — мелочи.

С чего начать

Важно с самого начала выработать свою систему этики во взаимоотношениях с пещерой. Пещера — это очень хрупкое природное образование, которое легко испортить. Лишь когда человек ощущает хрупкость этой красоты и осознает, как с этой красотой себя вести, он начинает понимать, как это фотографировать. Начальный набор оборудования для спелеологии несложный и недорогой. Два фонаря, каска, удобная обувь, и больше ничего не надо. Комбинезон предпочтительнее, чем брюки и куртка, потому что в узких местах одежда часто скатывается в подмышки. Фотографу потребуется большое количество кисточек, баллончиков со сжатым воздухом, тряпочек и влажных салфеток для очистки рук и оптики.

В одних пещерах можно неспешно гулять, не затрачивая физических усилий, в других необходимо владеть навыками скапопазания, уметь спускаться по веревке, нырять с аквалангом. Для начала можно побывать в катакомбах, например в подмосковных Сеянах, где прежде добывали известняк. Во-первых, ради чувства «подземки», во-вторых, там можно встретить интересных людей. Из катакомб особенно интересна Толпинская, расположенная между Тверью и Ржевом. В ней есть потрясающей красоты ледяные образования, и можно не опасаться их повредить, поскольку лед неминуемо вырастет опять.

Потом можно пару раз посетить интересные экскурсионные пещеры. Например, Эмине-Баир-Хосар на Чатырдаге, где интересные гелектиты и кораллиты (каменные «червяки» и «кусты из шариков»). Там же находится пещера Мраморная, где много красивых кристаллов. Расставить свет в ней нельзя, но можно просто посмотреть, что и как можно снимать в пещере — такой своеобразный дзен, «фотография без фотоаппарата». Есть пара интересных пещер на плато Лагонаки на Северном Кавказе, Воронцовская над Хостой. Очень интересная пещера на Северной Пинеге.

Хороший вариант — примкнуть к уже существующей группе спелеологов, но далеко не все горят желанием брать к себе новичков. Если найти компанию не получилось, можно попытаться набрать собственную группу и отправиться в более сложный маршрут.

В некоторые пещеры легко попасть безо всяких проблем, в другие, как, например, в Абхазии, требуется специальное разрешение и присутствие в группе дипломированного спасателя. Если пещера частично окультурена, то придется договариваться с ее хозяевами о посещении. Перед тем как идти в сложную пещеру, желательно позвонить в МЧС по телефону 112 и сообщить, куда вы идете, назвать контрольные сроки и оставить контакты для созвона.

Ориентироваться под землей непросто. Желательно в первые экспедиции делать топографическую карту с помощью компаса и рулетки, фиксируя повороты. Всяческие нитки, которыми часто пользуются новички, обычно рвутся, засоряя пещеру. К тому же бывалые спелеологи любят шутить над новичками, закольцовывая нитки.

В катакомбах принято при входе и выходе записываться в тетрадь: «Тогда-то забросился, выбросился тогда-то». Если вы заблудились, просто сидите на месте и ждите спасателей, периодически стучите и кричите.

Фототехника

Смена оптики под землей проблематична — в камере мгновенно появляются конденсат, пыль, грязь. Если вы намерены использовать несколько объективов, берите несколько камер. Нежелательно выбирать оптику с большим количеством линз: при переносе из одного зала в другой из-за разницы температур в объективах появляется конденсат. Многолинзовые системы сохнут очень долго.

Объективы шире 28 мм под землей малоприменимы, поскольку не хватает угла вспышки. Иногда можно использовать объективы с фокусным расстоянием 70—80 мм, но более узкий угол бесполезен. Штатив нужен. Он не обязан быть жестким (ветра под землей нет), но непременно с шипами на ножках. Ножки должны наклоняться под любыми углами, чтобы иметь возможность закрепить штатив среди любой груды камней. Также необходим тросик.

Выдержки под землей достигают 15 мин. До недавнего времени лучше было использовать пленку, а не цифру. Камеры предпочтительны либо узкого (35 мм), либо большого (9х12 см и выше) формата. С последними получаются очень хорошие результаты. В пещерах обычно мало удобных для съемки точек, поэтому возникают неправильные ракурсы, надо иметь возможность делать подвижки и наклоны кассетной и объективной частей камеры, а это возможно только на большом формате. Из пленок предпочтительнее Fujichrome Astia — у нее нет ухода цвета в тенях, а под землей теней много.

В продаже появились чудесные аккумуляторные вспышки весом 3 кг и ресурсом 200 импульсов на полной мощности. Для узкого формата хватит трех таких вспышек, ими можно поставить основной свет в 50-метровом зале. Пригодятся и две-три маленькие вспомогательные вспышки. Сейчас чаще пещеры снимают с постоянным светом, поскольку появились мощные диодные и ксеноновые лампы.

К вспышкам нужны штативы, но в реальности поставить их некуда, —свет держат ассистенты. Нормальная ситуация: один снимающий, трое ассистентов и две модели. Для моделей нужно иметь несколько смен одежды, поскольку после захода в пещеру одежда становится грязной, да и вообще хочется разнообразия при съемке.

В пещерах трудно создать перспективу, там нет прямых линий. Воздушную перспективу иногда удается имитировать сигаретным дымом, тональную — подкрашивая задний план вспышками с голубыми фильтрами, а передний — светом свечей или фонариков.

Технику для съемки нужно уложить в кофры, кофры — в гермомешки, гермомешки — в транспортные спелеологические мешки (продаются в туристических магазинах). На месте аппаратуру можно достать и переложить, например, в ведра.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Арт [ вся лента... ]

Техника [ вся лента... ]

Практика [ вся лента... ]

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015

_вне_рубрикатора_ [ вся лента... ]

Специальное приложение к журналу Foto&amp;Video № 12 2009 Sony Alpha

Специальное приложение к журналу Foto&amp;Video № 12 2009 Sony Alpha


Постные мысли

Постные мысли

Уже больше года веду колонку «Постных мыслей», и сейчас в этом номере, который попадет в руки посетителей «Фотофорума- 2009», хочу высказать крамольную, обидную и даже оскорбительную для подавляющего большинства мысль — отечественные фото- графы не умеют снимать, не умеют работать, у них нет вкуса.
17.03.2009

Постные мысли

15.08.2008
Постные мысли

Постные мысли

12 июня 2008 г., в День независимости России, я спустился в подземный переход около входа на станцию метро, расположенного в одном из спальных районов на юге Москвы, и купил в обычном киоске портрет нового президента Российской Федерации Дмитрия Медведева за 30 (тридцать) рублей
14.07.2008

Читательский конкурс [ вся лента... ]

«Коллаж»

«Коллаж»

Альтернативная реальность
18.11.2015
«Черно-белая фотография»

«Черно-белая фотография»

Точный инструмент
24.09.2015
«Пейзаж»

«Пейзаж»

Жанр для раздумий
22.07.2015
«Дрон: автоматизированное изображение»

«Дрон: автоматизированное изображение»

Дронофото
21.05.2015

Foto&Video представляет [ вся лента... ]


Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Октябрь 2019 >>
  123456 
 78910111213 
 14151617181920 
 21222324252627 
 28293031 
  
Сегодня
15.10.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100