АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Джослин Бейн Хогг о фотосъемке британской криминальной группировки «Фирма». Фирменный стиль

101 102 103 104
105 106 107 108


Микки «Золотой зуб» на дозе «яда» после кулачного боя, Северный Лондон
© 2001, Jocelyn Bain Hogg/Corbis
Courtesy of Pobeda gallery

29.10.2007

Есть вещи, которые лучше не знать — крепче будет сон. Но некоторым отчаянным парням просто неймется забраться в самое пекло, где каждую минуту их жизнь будет висеть на волоске
Текст Сергей АВАКЯН-РЖЕВСКИЙ

Вечером 18 сентября в московской галерее «Победа» при большом стечении гостей и прессы открылась выставка Джослина Бейна Хогга «Фирма»/«The Firm»1. День спустя фотограф рассказывал, как снимать гангстеров. Занятие не было практическим. Джослин показал слайд-шоу с фотографиями из одноименной с выставкой книги и сопроводил их комментариями о жизни самой «Фирмы» — известной британской криминальной группировки. Это были философские рассуждения о месте гангстеров в современном мире, о том, что может позволить себе фотограф, когда находится рядом с ними, а чего не должен делать ни в коем случае, о том, как добиться уважения и сохранить лицо, общаясь в криминальной среде.

Вместе с Джослином в Москву приехал один из героев книги и выставки — Берни «Рука» Дэвис. Во время выступления фотографа Берни стоял у него за спиной и, скрестив руки в татуировках, пытался играть роль серьезного парня, улыбчиво отвечая на шутки из зала. Однако никого напугать ему не удалось, а скорее, наоборот — Берни стал любимцем публики.

После показа фотографий и по завершении мастер-класса Джослин Бейн Хогг ответил на вопросы корреспондента F&V.

— Фотографировать я начал еще в школе, — рассказывает Хогг. — У меня была хорошая камера, которую я унаследовал от отца. Но сначала относился к этому несерьезно. Снимал скорее от скуки. Признаться, школа для меня была не самым веселым заведением. Позже, когда мне исполнилось шестнадцать лет, камера стала более важным инструментом. Дело в том, что парни и девушки стали учиться вместе. И камера была дополнительным козырем при знакомстве. Однако в моем случае это не работало.

Джослин делает намеренную паузу, потом резко поворачивается в зал и, улыбаясь, продолжает: «В смысле — на девушках не работало».

— Однажды мне попалась книга какого-то фотографа. Она произвела на меня глубокое впечатление. С тех пор я решил не просто фотографировать, а пытаться делать качественные снимки, которые могли бы заставить человека задуматься. И, кстати, у меня неплохо выходило. В университете я даже специальную творческую стипендию получал.

Совершенно случайно я увидел другую книгу, которая произвела на меня не меньшее впечатление, чем первая. Она была про бушменов, живущих где-то в Африке. Удивительное совпадение — ее автором был человек, который позже стал моим преподавателем. Так вот, глядя на его фотографии, я вдруг понял, насколько прекрасно то, что он делает. Его работы были удивительно честным и увлекательным способом рассказать людям о мире, которого они не знают. Слова были не нужны. Фотография говорила сама за себя. Именно в тот момент я понял, чем хочу заниматься в жизни, — фотографировать.

Уже долгое время я сотрудничаю с самыми разными изданиями: Observer, Elle, Le Monde, Sunday Times и другими. Конечно же, помимо того, что занимаюсь любимым делом, фотографируя я зарабатываю себе на жизнь, оплачиваю свое жилье. В общем-то, если посмотреть со стороны, занимаюсь рутинной работой. Поэтому, когда я получил задание провести вечер с двумя «неформалами», одетыми как гангстеры, я отнесся к этому без энтузиазма. И чуть не отказался от этой идеи.

Никто точно не знал, гангстеры ли те ребята или просто ряженые. Но выглядели они как бандиты из фильма «Крестный отец». Журналистка, которая пошла со мной на задание, в шутку тоже решила одеться как гангстерша. И когда уже на месте, а дело было в клубе, выяснилось, что ребята — из «Фирмы», я подумал: «Черт возьми, а ведь это совсем не смешно, что она так одета».

Все прошло благоприятно. Уж для моей карьеры точно. Журналистка собрала необходимый ей материал и ушла, а я сделал фотографии и случайно разговорился с этими ребятами. Как вы думаете, что могло стать предметом нашего разговора? Случайная вещь: сын одного из них был артистом. А у меня отец был актером. И вот мы затянули длинную беседу, касающуюся проблемы отцов и детей. Выпили много виски. Потом этот парень пригласил меня домой посмотреть его фотографии. Позже я показал ему свои работы. И наше знакомство как-то незаметно переросло в проект, который вы видите. Встретился я с этими парнями в 1997-м, мне тогда шел 31 год.

Откровенно говоря, мне очень повезло, что я смог попасть в этот мир, получить возможность беспрепятственно фотографировать и даже быть приглашенным на мероприятия, например на похороны, в качестве официального фотографа. Но это стало возможным только спустя несколько лет. Поначалу я даже не оценил, какой лакомый кусок мне достался. Я просто работал как классический фотожурналист, попавший в нестандартную ситуацию и использующий ее в своих корыстных целях.

Я предложил японскому журналу GQ сделать фоторепортаж о жизни «Фирмы». Конечно, тогда я немного лукавил, говорил, что я «гангстерский фотограф», имею крутые связи в этом мире. В общем, говорил все, чтобы их заинтересовать. И они согласились.

Выполняя задание, я провел три недели бок о бок с членами «Фирмы». Именно в это время мне стало понятно, насколько это интересно и что можно выжать из этого проекта. И даже решил сделать книгу, которую вы теперь видите.

В книге рассказана история четырех людей. На протяжении четырех лет я старался быть максимально близко к ним, вместе посещать разные мероприятия. Я выезжал с ними на Тенерифе, бывал в провинциях Уэльса, ходил по ночным клубам, выпивал виски больше, чем это делали Англия, Шотландия и Уэльс вместе взятые. Но нельзя сказать, что я жил в «Фирме». Если, конечно, не считать тот факт, что я достаточно долгое время прожил дома у одного из своих героев — Берни.

Я жил своей жизнью, продолжал сотрудничать с журналами, но время от времени мне звонили из «Фирмы» и говорили, что я могу сегодня подъехать в такое-то место и там поснимать.

Как правило, меня приглашали на закрытые вечеринки. Понятно, что на таких мероприятиях происходили самые разные вещи, в том числе и те, которые фотографировать было нельзя. Надо было определиться, как вести себя в этом обществе, что можно делать, а что запрещено.

Я решил, что ни при каких обстоятельствах не буду снимать разборок, потасовок, выяснения отношений. Тем более между членами «Фирмы». Во-первых, это было опасно для меня. Здесь ведь было море алкоголя, наркотиков, оружия — в общем, поведение людей могло быть непредсказуемым. Во-вторых, потому что был риск того, что они начнут работать на камеру. А я не гонялся за красивой картинкой. Я хотел задокументировать жизнь гангстеров такой, какая она есть на самом деле, без прикрас и напыщенной жестокости. Хотя большей жестокости, чем она есть в «Фирме», придумать сложно.

Также я старался не слышать, о чем они говорили. Я не эксперт по криминалистике, не работаю на полицию, я — фотограф. Поэтому все, что не было связанно с моей работой, меня не касалось. Я не гонялся за определенными лицами. Мне не нужны были современные Тони Сопрано. Факт жизни лондонского гангстера — вот все, что меня интересовало.

Очень важно быть честным. Это касается человека любой профессии. В моем случае это был вопрос жизни и смерти. Я был с ними максимально откровенным, не старался показаться не тем, кто я есть на самом деле. Не старался делать что-то тайком, не прятал объектив. Мою работу упрощало то, что я снимал, как правило, на закрытых вечеринках, и всем было понятно, что лишних людей здесь быть не может и я не фотограф какого-нибудь таблоида.

Соблюдение правил, о которых я говорю, не догма. Важно еще быть гибким, уметь ориентироваться в нестандартной ситуации. Нужно уважать окружающих людей и реально оценивать их влияние.

Какое-то время я работал военным журналистом, и навыки, приобретенные в Палестине и Боснии, мне сильно пригодились на улицах Лондона. Не нужно думать, что мир гангстеров — это что-то гламурное и пафосное. Это не так — Берни может подтвердить.

Плотный парень из зала говорит о том, что ему удалось пообщаться с Берни до начала мастер-класса, и он не увидел в нем сурового бескомпромиссного гангстера. «Он всегда такой добрый?» В ответ Берни задирает майку, оголяя тело в татуировках, и показывает темно-зеленую надпись на накачанной груди: «Изменения придут от дула пистолета». И добавляет, улыбаясь: «Даже убивая, я могу улыбаться». Это его татуировку «Fuck off» на внутренней стороне нижней губы можно видеть на одной из фотографий в книге. Берни мало говорит, но улыбка не сходит с его лица. Однако то, что он парень «серьезный», готов доказать демонстрацией пулевых и ножевых ранений.

— Я выбрал формат черно-белой фотографии неслучайно, — продолжает Джослин. — Первый репортаж был выполнен именно так. И потом я решил сделать это для себя правилом. А спустя время понял, что это действительно грамотный выбор. Люди этого мира живут по черно-белым законам уважения, чести, морали, где смерть гораздо теснее соприкасается с жизнью, чем в нашем мире. Такой жестокий мир может быть только черным и белым. К тому же часто приходилось снимать по ночам. А в таких условиях, мне кажется, использовать черно-белые материалы выгоднее.

Руководствуясь принципом «главное — факт», я не пользовался программами обработки изображения. Все фотографии сделаны на пленку. Простого пленочного фотоаппарата с хорошими объективами мне было достаточно. Кстати, это удобно еще и потому, что дешево. Я ведь сам проявлял все пленки в собственной ванной. За проект я отснял больше тысячи роликов.

Все снимки я приносил на рецензию. Фотографии для книги «The Firm» были показаны Джо. Это один из самых влиятельных гангстеров Англии. Чтобы не отнимать у него много времени, я принес отпечатки не очень большого размера. На мое везение, Джо плохо видит, но, будучи человеком «уважаемым», не носит очков. Он просматривал снимки на вытянутой руке и все время повторял: «Замечательно, замечательно». Джо выкинул только одну фотографию. На ней целовались двое мужчин. Один из них был геем, другой — нет. Свое решение Джо объяснил так: «Это неуважительное отношение к этим мужчинам».

Многих волнует вопрос моих взаимоотношений с полицией — отвечаю: у нас не было контактов, мы друг другу неинтересны.

Я перебиваю Джослина, не веря в искренность его слов, — неужели прямо-таки ни разу не подходили с предложениями стать шпионом или предоставить фотографии того или иного человека? Джослин смеется:
 
— Посмотрите на эти фотографии с похорон. Вы видите, там кругом полно полиции. Они знают про «Фирму» очень много: как зовут ее членов, в каких пабах они отдыхают, на каких машинах ездят и где спят. Эту информацию никто не скрывает. И мне для моей работы этого достаточно.

Люди «Фирмы» мне сами сказали, что я могу снимать все, потому что полиции о них хорошо известно. Видимо, в органах правопорядка понимали, каким количеством информации я обладал. Я старался оберегать себя, чтобы не увидеть лишнее. Разве что на Тенерифе от этого некуда было деться, потому что там вообще нет законов.

Вообще, время, которое я провел с ребятами из «Фирмы» на Тенерифе, запомнилось мне надолго. Жутко там было. Я не могу рассказать всего, но поверьте, даже после Палестины и Боснии было страшно. Это было лет 5–6 назад. Я делал историю о Микки «Золотом зубе». А Микки, признаться, не самый надежный товарищ. И он, к тому же, баловался разными наркотиками. В общем, пришлось поволноваться.

После смерти Рэджи Грея, еще одного героя моей книги, с которым я провел четыре года, мой «гангстерский проект» завершился. Похороны Грея стали своеобразной точкой. Сейчас я занимаюсь другими проектами, делаю еще одну книгу о жителях Лондона под названием «Устал от жизни». Название от известной английской поговорки: «Если ты устал от Лондона, ты устал от жизни», потому что в Лондоне есть абсолютно все, чтобы развлечь человека.

Напоследок я спрашиваю, не хотел бы Джослин сделать репортаж о русской мафии. Задумавшись, он не спеша, слегка прищурившись, выдыхает в сторону никотиновую струю.

— Черт возьми, — наконец говорит он, точь-в-точь как гангстер из кино. — Это было бы очень интересно. — Еще одна пауза, во время которой он стряхивает пепел на пол. — Из этого могла бы получиться реально хорошая история.
F&V

Дополнительная информация:
www.jocelynbainhogg.com
www.pobedagallery.com
www.prolab.ru
 
Мастер-класс организован компанией «Пролаб-центр» совместно с галереей «Победа» и Школой фотографии и мультимедиа им. Родченко, как часть образовательного проекта «Школа успеха».




КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015
Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Разрабатывать такие сложные и точные инструменты, как фотографические объективы, могут не только известные корпорации, но и грамотные любители художественной оптики
18.11.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
16.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100