АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Путешествие во времени. Съемка военно-исторических реконструкций

Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций
Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций
Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций Съемка военно-исторических реконструкций


Ночной привал. Реконструкция отступления Великой армии из России. Сергиев Посад, 24-25 декабря 2005 г.
Фото: Олег Поляков

13.08.2008

Отсутствие машины времени отнюдь не запрещает людям переноситься на много лет назад. Достаточно иметь желание. Другая эпоха существует у них в душе, поэтому все внешние проявления такие отчетливые — раздолье для фотографа
Текст Екатерина БЫКОВА

Людям свойственно обращаться к прошлому. Каждый человек, семья, страна имеют свою историю, и относиться к ней можно по-разному: стремиться понять, пробовать переписать, стараться отбросить как неактуальный опыт. Наконец, можно просто гордиться историей и попытаться оживить ее страницы. Сторонники этой идеи объединяются в движение исторических реконструкторов.

Основной принцип реконструкторов — «все по-настоящему». Одежда, быт, военное снаряжение, культура, традиции определенной эпохи — все должно быть воспроизведено в точности, воссоздано до мелочей. Одни пытаются оживить знаменитые военные сражения (вернее, эпизоды из них), другие сосредоточены на повседневной жизни выбранной эпохи. Без показательных турниров и настоящих состязаний по установленным правилам не обходится ни один фестиваль реконструкторов. Боевые эпизоды, конечно, инсценируются, а на бытовые условия обращается особое внимание — на виду не должно быть никакой пластиковой посуды, современной мебели, электронной техники и других атрибутов XXI века. Хотя, по признанию участников, все же приходится делать исключения для мобильных телефонов и фотокамер. В интересах безопасности на мероприятиях присутствуют сотрудники правоохранительных органов — увы, не в исторических костюмах.

Основные участники реконструкций — исторические клубы. Каждый клуб выбирает себе свой «кусочек прошлого»: Древняя Русь, Средневековье, войны времен Наполеона, Великая Отечественная война. Клубы соревнуются между собой не только в силе и ловкости владения оружием, но и в аутентичности, максимальном приближении к эпохе. Воспроизведение деталей — один из ключевых моментов воссоздания живой истории.

На первый взгляд, большинство реконструкторов — мужчины. Но это не так. Просто мужчины больше находятся на виду у зрителей — на полях сражений. А девушки заняты «в тылу»: обустраивают быт, шьют, стирают, готовят еду, оказывают медицинскую помощь, как можно точнее следуя традициям и духу былых времен.

Военные реконструкции обычно строятся по одному сценарию: участники заранее приезжают на место, разбивают лагерь, и начинается жизнь по правилам исторической эпохи. Обычно «посторонние» в лагерь не допускаются, дабы не нарушать хрупкую атмосферу прошлых лет. Но поскольку одна из задач мероприятия — демонстрация своих умений и навыков, выделяется время, когда участники делятся ими не только с коллегами по клубам, но и с широкой публикой.

Ключевой момент реконструкции — сражение. Оно требует тщательной подготовки и разработки сценария. Участники должны строго подчиняться командованию и соблюдать правила безопасности. Увы, без небольших травм не обходится практически ни одно сражение.

Один из вариантов реконструкции — «военные игры» соревновательного характера. Участники наряжаются воинами определенной эпохи и ведут сражение по заранее установленным правилам. Основная задача такой игры — занять как можно больше позиций противника в отведенное время, имитируя бой, с использованием военной техники, снайперов, саперов. Военные хитрости и засады также допустимы. За соблюдение правил, прежде всего, требований аутентичности и безопасности, участникам начисляются баллы, а нарушения караются штрафами. В финале военно-исторической игры судьи определяют и награждают победителей.

Реконструкции мирного времени сопровождаются турнирами по фехтованию, конкурсами костюма, выступлениями лучников и стрелков, огненными шоу, взятием крепостных ворот, ярмарками, концертами. Список мероприятий очень разнообразен, вплоть до научно-практических конференций. Среди участников — экономисты, инженеры, дизайнеры, актеры, историки, облаченные в латы, древнерусские рубахи и средневековые платья. Удивительно, как внешность и выражение лиц выступающих порой соответствуют той эпохе, которую они представляют.

Не менее увлекательно наблюдать за зрителями — для них это и «театр под открытым небом», и ожившая на глазах история. Желание лучше разглядеть действие загоняет зрителей не только на трибуны, поближе к сцене, но и на расположенные рядом деревья, стены и мосты.

Фестивали и сражения проходят в известных исторических местах. Выборгский замок, село Бородино, Новгородский Кремль, Куликово поле давно стали постоянными площадками для проведения реконструкций. Оружейные залпы у древних стен, боевой клич и звон доспехов, выдержавших не одно сражение, усиливают впечатление от удивительного зрелища, а дух истории наполняет всех присутствующих.

Для самих реконструкторов «путешествие во времени» начинается с изучения литературных источников, благодаря которым воссоздается историческая обстановка. Процесс изготовления одежды, обуви, домашней утвари и оружия — также часть «живой истории» и уникальный опыт. В свободное от фестивалей время «люди из прошлого» не скучают. Они совершенствуют боевые навыки, снимаются в кино, участвуют в праздниках и украшают их своим присутствием.

Погружение в каждую эпоху оставляет свое впечатление. Далекие события времен Древней Руси и Средневековья выглядят романтично и поэтично. Атрибуты времен Великой Отечественной войны пробуждают иные чувства — гордость за победу и боль потерь.

Отношение к воссозданию эпизодов военных событий XX века неоднозначно. Возможно, потому что прошло еще слишком мало времени. Но энтузиазм участников и приверженность их своему делу не могут не восхищать.

«Ожившая история» — уникальный сюжет для фотосъемки. Можно сделать «аутентичные» снимки «с места событий». Наиболее реалистично выглядят панорамы и общие планы. Но перед фотографом, как и перед реконструкторами, стоит непростая задача — исключить из поля зрения «неисторические» объекты: автомобили, металлические заграждения, провода и проч. Реконструкция — удивительно красивое зрелище, которое хочется увидеть снова и снова. Это и живой урок истории, и акт творчества.

Сегодня исторические реконструкции собирают все больше и больше зрителей. Крупные клубы имеют сайты в интернете, репортажи с военно-исторических фестивалей можно увидеть в теленовостях. В организации фестивалей часто принимают участие государственные музеи и местная администрация. Часто эти мероприятия являются открытыми как для публики, так и для новых участников, приезжающих со всех концов света: из России, Белоруссии, Украины, Прибалтики, Финляндии, Германии, США, Австралии. География контактов постоянно расширяется.

Свой вклад в продвижение реконструкций вносит и телевидение. Так, героев британского документального фильма «Дом 1900 года» («The 1900 house»), семью Боулер, на три месяца поселили в обстановке, где во всех деталях воспроизведены условия жизни «среднего класса» викторианской эпохи. Герои с энтузиазмом взялись за преодоление неудобств и решение проблем, о которых в современной жизни просто не задумывались: отсутствие центрального отопления, мобильной связи и супермаркетов с огромным выбором товаров.

Интересный опыт английской семьи, истинных любителей истории, оценили и российские зрители. Хотя в конце концов герои, которые старались не терять оптимизма и вместе преодолевать все трудности, все же не скрывали желания вернуться в свой дом XXI века. Похожие мысли возникают и у участников реконструкторских фестивалей. Они с удовольствием погружаются в историю на несколько дней, но быт предков кажется им очень и очень нелегким.

Впрочем, быт — это внешняя сторона реконструкций. Не менее важны правила общежития и человеческих отношений, лучшие образцы которых порой остается черпать лишь из истории. Например, рыцарство предполагает не только ношение доспехов, но и соблюдение кодекса чести, предписывающего благородным мужам особые правила поведения, в том числе в отношениях с женщинами. Сняв доспехи, настоящие рыцари не забывают этот кодекс.

Современная жизнь богата событиями не менее, чем дни минувшие. Интересно, как будут выглядеть реконструкции эпохи XXI века в исполнении будущих поколений любителей истории?
F&V
____________________________________

Военно-историческая реконструкция — это коллективный процесс воссоздания облика, традиций и материальной культуры армий разных народов и разных эпох, которым занимаются группы энтузиастов во всем мире. Может быть, звучит чересчур научно, но выглядит отнюдь не скучно. Своеобразие военной моды, красота строя, панорамы батальных и бытовых сцен, а еще — иные манеры, иные прически, совсем другие, несовременные лица. Смотришь сквозь объектив фотоаппарата, как через машину времени, и жадно ловишь яркие моменты ожившей истории.

Я пришел в реконструкцию в 2001 г., в клуб «Лейб-гвардии Преображенский полк». До этого несколько лет фотографировал военно-исторические праздники, мероприятия и фестивали как сторонний наблюдатель. По-видимому, фотографии эти имели некоторый успех, и меня пригласили вступить в один из лучших клубов, интересующийся эпохой наполеоновских войн. C помощью товарищей я построил себе мундир, обзавелся всей полагающейся солдату того времени амуницией и вооружением. Определен я был полковым цирюльником, поскольку такая должность не предполагает ношения копии кремневого ружья — фузеи, а это обстоятельство было мне крайне важно как фотографу. Так началась моя вторая жизнь — жизнь реконструктора. Походы, биваки, парады, сражения: И возможность запечатлеть всю эту красоту на фотопленку.

Реконструкторы — это большая семья. Все друг друга знают и общаются не только на военно-исторических мероприятиях. Если тебя приняли в эту семью, то доверяют. Известно, как важна доверительность отношений при портретной и жанровой, постановочной съемке. Мне же в кругу друзей-реконструкторов не нужно тратить силы и время на пояснение сюжета, раскрепощение персонажей. Например, когда во время одного похода мне для съемки приглянулось живописное болото, затянутое ярко-салатовой ряской и окруженное осенним разноцветьем леса, то ребята с воодушевлением полезли переходить его вброд. И все это ради 6-8-секундного фрагмента в видеоклипе:

Фотографии и фильмы после каждого похода не кладутся на полку, а становятся предметом коллективного просмотра. Наиболее удачные снимки попадают на страницы военно-исторических журналов, выкладываются на тематических интернет-порталах и форумах. Мы с коллегами-фотографами предоставляем снимки для буклетов и плакатов организаторам реконструкторских фестивалей. Особенно тесно сотрудничаем с Государственным Бородинским военно-историческим музеем-заповедником, на территории которого проходит самый большой и зрелищный ежегодный праздник — День Бородина.

Сейчас по Европе шагает парад 200-летних юбилеев исторических событий, связанных с так называемой Наполеоновской эпохой. Один из самых масштабных праздников проходил зимой 2005 г. в Чехии и был посвящен сражению при Аустерлице. Для участия в грандиозной реконструкции знаменитого сражения «трех императоров» собралось более пяти тысяч реконструкторов и колоссальное количество зрителей со всей Европы. Прямая телевизионная трансляция с места событий шла по центральному телевизионному каналу Чехии восемь часов! Русскую армию представляли военно-исторические клубы России, Белоруссии и Чехии. В том строю посчастливилось стоять и мне. Мое «оружие» — фотоаппарат — было готово к «сражению», но: Мне не пришлось сделать в тот памятный день ни одного батального кадра. Дело в том, что организаторы праздника попросили участников реконструкции Аустерлицкого сражения не пользоваться своими фотоаппаратами, чтобы не портить телевизионную картинку. Просьба понятная и обоснованная. Сколько раз и мне приходилось отбраковывать удачные кадры, испорченные присутствием в них фото- или видеокорреспондентов. Этика должна быть превыше охоты! К сожалению, мало кто из фотографов в тот день придерживался этого правила. Очень уж был велик соблазн оставить на память десяток-другой снимков.

Экстремальные условия, в которые часто попадают реконструкторы, позволяют делать фантастические по натурализму кадры. Помню, как на 25-градусном морозе мы реконструировали отступление Великой армии Наполеона из России в 1812 г. Лес, снег по пояс, стычки с партизанами, костер среди снежного океана, ночлег в крестьянском сарае — полное погружение в историческую канву. Такое запоминается на всю жизнь!
Олег ПОЛЯКОВ, Москва. Фотограф-любитель, действительный член многих военно-исторических клубов, главный редактор интернет-проекта «1812 год» www.1812.ru
----------------------------------------
Реконструкции для фотографа — это, во-первых, хорошая практика, чтобы научиться ощущать пространство и действие. Для того чтобы оказаться в нужном месте, в нужное время, с объективом, повернутым в нужную сторону, надо держать в голове всю картину происходящего, помнить, кто и что делает сейчас, представлять, что будет через минуту. Это тренировка для головы. Во-вторых, важно успеть поймать выражения лиц, интересные позы, динамику происходящего.

Сам я не «воюю», но на общем фоне стараюсь не выделяться: маскхалат, фуражка, армейские ботинки, зеленая армейская сумка в качестве кофра. Передвигаюсь перебежками, пригибаясь. Накануне съемки изучаю сценарий, места и расписания взрывов пиротехники, маршруты движения бронетехники, расположение зрителей. Если я работаю для какого-то клуба, то заранее выясняю требования и на основе этого планирую свои действия (хотя в горячке боя, как правило, снимаешь то, что видишь, а не то, что надо). На репетициях можно «отстрелять» крупные планы, но ключевой момент реконструкции — это сражение. Жизнь в лагере, по-моему, менее интересна, т.к. там больше игры и постановки.

Когда идет бой, лучше находиться не в центре событий, а рядом, чтобы видеть всю картину, не терять возможности передвигаться и одновременно не мешать реконструкторам и зрителям. Если ты сидишь в траншее или идешь в атакующих цепях, ты должен подчиняться общему течению боя, что значительно ограничивает свободу действий. По-моему, неправильно, когда фотограф надевает униформу и начинает снимать прямо на поле боя. Он портит снимки другим фотографам и впечатление зрителям. Если ты внутри событий, будь добр использовать аутентичный «фотокор» или «лейку» и вести себя соответствующе, а если тебя «застрелят» — красиво «умри».

На мой взгляд, реконструкции — это попытка представить людей в историческом интерьере (Линия Маннергейма, река Воронка, Никольское, Сапёрное, Пулково и проч.). То, что показывают реконструкторы, — в значительной мере театральное представление на тему реальных боевых действий. Однако, что касается формы, оружия и снаряжения — все в максимальной степени точно, поскольку многие реконструкторы являются членами поисковых отрядов и знакомы с вопросом не по красочным альбомам, а по реальным раскопкам.

Снимая, скажем, форт Тотлебен, интересно представлять себе людей, служивших и воевавших здесь, в цвете и объеме. Поэтому реконструкции полезны в смысле понимания окружающей тебя жизни в исторической перспективе.

Я снимаю реконструкции около пяти лет, но интерес к истории возник давно. В детстве я любил смотреть на то, как экскаватор роет траншею. Жил в Пулково, где земля нашпигована остатками войны. Копал сам. Гораздо позже появились вопросы — что это такое, откуда, почему, кто мы такие и что нас ждет? Прошлое определяет будущее, поэтому знание истории может избавить от неожиданных сюрпризов завтрашнего дня (впрочем, не всегда). Интерес вполне практический.

Крепости, форты, заброшенные батареи, фортификационные линии, укрепленные районы: Сначала я просто делал красивые картинки и публиковал их. Такая «поэзия руин»: Потом стало любопытно — что ты снимаешь, когда это было построено, почему именно так, а не иначе, исторические анекдоты, личности и проч. Одно тянет за собой другое, знания накапливаются, появляются новые знакомства с краеведами, историками, реконструкторами. Интерес становится профессией.

Современный человек, в большинстве своем, желает оттянуться с пивком на природе, не особо загружая головной мозг. Историческая реконструкция, как зрелище, — это попытка накормить современного человека полезным витамином исторических знаний.
Алексей ГОСС, С.-Петербург. Профессиональный фотограф www.nortfort.ru
----------------------------------------
Реконструкция сражений похожа на съемочный процесс исторических фильмов. Но есть существенное отличие: костюмированная массовка, подготовленная консультантами киностудии, работает на камеру, чтобы снять эпизод так, как его видит режиссер. Реконструкторы же — вольные художники, которые пытаются уловить дыхание истории и испытать то, о чем прежде можно было только читать в книгах или лишь догадываться. В реконструкции в отличие от кино практически нет ни главных ролей, ни вторых планов, а действия разворачиваются сразу по всему фронту.

Калининградская область — клондайк для историков, а население области напоминает Ноев ковчег, выброшенный штормом Второй мировой на Балтийский берег. Область удачно расположена для проведения как международных фестивалей, так и реконструкций сражений на территории, где они реально происходили. Реконструкторы приезжают к нам отовсюду. Это добавляет баталиям драйва и достоверности. Представьте себе: где-то в Москве, Петербурге или российской глубинке некий военно-исторический клуб, интересующийся конкретным полком русской армии наполеоновской эпохи, вдруг узнает, что готовится сражение, в котором этот полк принимал участие двести лет назад: Чувствуете кураж?

Вторая мировая — отдельна тема, эта война еще не стала историей — воспоминания и оценки ее событий подвержены сильнейшим эмоциям. К тому же, все мы выросли на военных фильмах, фотографиях Бальтерманца, кинохронике Микоши. Благодаря фронтовым репортерам и выпускающим их работы редакторам сложился знакомый всем образ советского солдата на передовой. От этих образов отталкиваются современные реконструкторы, создавая собственные.

Характерный стиль снимков военных лет в качестве отправной точки решил использовать и я. Изначально задача виделась так: готовые отпечатки должны быть достойны размещения на сайте «1418 дней» в разделе «Фотограф неизвестен». Это было выполнимо, но оказалось, что нет смысла в полном отказе от цвета и в таком количестве аберраций. Позднее нашлось множество фронтовых фотографий, сделанных и противниками, и союзниками. Немалая часть их оказалась цветными (Agfa с 1944 г. серийно выпускала цветную кинопленку). Многие кадры сняты хорошо подобранной сменной оптикой.

Мой первый «фронтовой репортаж» состоялся в 2006 г. Я как зритель наблюдал штурм Кенигсберга, что-то «пощелкал» (именно «пощелкал»), но, главное, — понял, что это интересно и снимать нужно так же, как военкоры, — с фланга первого рубежа или с «нейтралки».

Требования к моему «историческому костюму» были минимальными — находясь на поле, не попадаться на глаза зрителям и в кадр к видеооператорам с посторонними неисторическими предметами. Неожиданно пригодились брезентовые гранатные подсумки, надеваемые на ремень. Оказалось, что в один подсумок вместо двух гранат РГД идеально входит два пленочных задника для Mamiya RZ67. Во второй подсумок вместо двух Ф1 помещается 10 роликов 120-й пленки. На каждое плечо я повесил по камере, все подсумки и потайные карманы набил пленкой и кассетами, сверху накинул плащ-палатку.

В результате моих двухлетних экспериментов выработался стиль, в котором были сделаны серии «Штурм Нойхаузена» (2008) и «Штурм Кенигсберга» (2007). Его можно охарактеризовать как реконструкцию фронтового репортажа. Задача максимально близкого соответствия оптического рисунка старым снимкам довольно быстро отошла на задний план.

Универсальных советов начинающим фотографам дать невозможно. Главное — понимать, что реконструкция имеет свою очень тонкую и нежную материю, которую легко разрушить любой оплошностью. Репортаж с исторических полей отличается от «обычного» тем, что он связан с попыткой совпасть по характеру с известной графикой той эпохи.

Говоря о будущем, хочется, чтобы и через сто лет главными событиями для реконструкторов остались те же Прейсиш-Эйлау и Фридланд, Бородино и Ватерлоо, двести лет Первой мировой войне, сто пятьдесят лет — второй. Пусть в нынешнем столетии не случится ни арктических войн, ни нефтегазовых, и все солдаты вернутся домой.
Виталий САРАНОВ, Калининград. Профессиональный фотограф xkein39@rambler.ru
----------------------------------------
Советы:
* Найдите клуб реконструкторов, представляющий наиболее интересную вам эпоху. Это позволит находиться в курсе событий и планировать съемки. Первые советы вы получите именно в клубе.
* Подготовьте свою амуницию так, чтобы не выделяться из ряда реконструкторов и не вносить помехи в представление.
* Обязательно получите аккредитацию и разрешение на съемку в зоне реконструкции у организаторов.
* Уточните сценарий мероприятия и расположение пиротехнических и других потенциально опасных зон, например, коридоров действия кавалерии или боевой техники.
* Не старайтесь находиться в самой гуще событий — со стороны и видно лучше, и возможностей для маневра больше.
* Согласовывайте свои действия с командиром подразделения, участвующего в реконструкции.
* Концентрируя внимание на поиске сюжета и находясь в зоне «боевых» действий, не забывайте оценивать опасность. Источниками ее являются: пиротехнические средства, включая артиллерию и стрелковое оружие; кавалерия; боевая техника; рукопашные стычки с применением холодного оружия.
* Ни в коем случае нельзя приближаться ближе 15 м к стреляющим из ручного огнестрельного оружия и ближе 50 м — к артиллерийским орудиям. Съемку боевой техники необходимо производить, находясь вне траектории ее движения или издалека с телеобъективом.
* При съемках реконструкций событий Первой и Второй мировых войн лучше оставаться в окопах и других укрытиях.
* Соблюдайте профессиональную этику. Старайтесь не попадать в кадр к коллегам-фотографам и не мешать телевизионным съемочным группам.





КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.
Михаил Баширов
каждый живет в своем прошлом
Zheltikov
[QUOTE]Михаил Баширов пишет:
каждый живет в своем прошлом[/QUOTE]
Более того, очень немногие живут в реальном настоящем. Большинство - в каком-то выдуманном ими самими мирке. И вот вымысел сталкивается с реальностью... Бац! Крах и пустота...


Материалы по теме

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015
Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Разрабатывать такие сложные и точные инструменты, как фотографические объективы, могут не только известные корпорации, но и грамотные любители художественной оптики
18.11.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
23.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100