АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Сергей Киврин и Андрей Голованов о съемке Олимпиады в Пекине. Игры по-пекински

Спортивная фотография Спортивная фотография Спортивная фотография Спортивная фотография
Спортивная фотография


В тяжелой атлетике наиболее интересный кадр получается, если снимать не саму попытку подхода к штанге, а самые первые эмоции спортсмена на поднятый вес. По его непроизвольной реакции — радости, ликованию или досаде, злости — всегда можно понять, успех или поражение выпало испытать штангисту

18.09.2008

О том, как отразить всю эмоциональную палитру спортивного противоборства в фотографии, о правилах и исключениях репортажной съемки и, конечно, об Олимпиаде в Пекине — наш разговор с самыми известными спортивными фоторепортерами страны — Сергеем Кивриным и Андреем Головановым
Подготовила Алла СИРОТКИНА
Фото Сергей КИВРИН и Андрей ГОЛОВАНОВ


Больше двадцати лет назад Сергей Киврин и Андрей Голованов решили работать вместе. Объединила их общая цель — исследование поведения человека со всеми его переживаниями в реальной жизни, в том числе и в спорте. Снимают они, конечно, по отдельности, но обязательно с разных точек. Так получаются две версии одного события. Потом отбирают лучшее и выстраивают нужную тему. Для них неважно, кто является автором отобранного изображения. Главное, чтобы он решал поставленные перед съемкой задачи наилучшим образом. Под каждой фотографией они так и подписываются: Киврин-Голованов. Недавняя Олимпиада для Сергея одиннадцатая, а для Андрея — восьмая. Поэтому мой первый вопрос, конечно, об особенностях пекинских Игр.

Сергей Киврин: Прежде всего следует отметить четкую организацию не только спортивных мероприятий, но и всего, что вокруг них. Китайцы, обеспечивающие Игры, работали как единый слаженный механизм. При этом не было никаких исключений из правил. В аккредитации всегда четко указываются места, куда ты можешь пройти для съемки. На прошлых Олимпиадах иногда получалось договориться с теми, кто пропускает на тот или иной объект. В Пекине было не так. Если у тебя отсутствовало разрешение для прохода в определенную зону, с тобой просто не разговаривали. Договориться было невозможно.

Андрей Голованов: Для нас это создавало много проблем. К сожалению, со стороны наших чиновников ничего не изменилось в подходе к организации работы фоторепортеров. Есть олимпийский пул — те, кто снимает в непосредственной близости от мероприятий. Российские фотографы в этом году в пул опять не попали. Прошлую Олимпиаду снимало 12 фоторепортеров из России, эту — 14. Почему — непонятно: Для сравнения: из Германии приехало человек сорок, из США — более ста. Кто придумал у нас такую квоту — 14 человек, из каких соображений — понять невозможно. Получение аккредитации на Олимпийские игры — процесс долгий. Примерно за год ты подаешь заявку в Национальный олимпийский комитет. При выборе предпочтение отдается крупным изданиям, освещающим спортивные мероприятия, таким как «Советский спорт», «Спорт-Экспресс», «Комсомольская правда» и другим. Мы, например, представляли журнал «Физкультура и спорт». Учитывается и личный опыт фоторепортера. Так, в Пекине с нами были такие известные профессионалы, как Роберт Максимов, Дмитрий Азаров, Виталий Белоусов, Владимир Веленгурин, Александр Вильф, Виктор Ганчук, Сергей Понкратов, Михаил Воскресенский. Работали и ребята из различных агентств. Спорт для них не основное направление: они выполняют, как правило, и другие съемки по заданию агентств. Но все, безусловно, мастера своего дела. И, все-таки, для такой большой страны, как Россия, входящей в первую тройку стран по количеству завоеванных медалей, 14 человек — ничтожно мало. Мы постоянно говорим об этом в Олимпийском комитете, но ничего не меняется.

С.К.: Что делает, например, какое-нибудь американское агентство? Оно заранее заключает с хозяевами Олимпиады договор на предоставление места для съемок. Выбирают виды спорта, где предположительно их спортсмены добьются значительного успеха. И получают разрешение беспрепятственно проходить на эту точку. Работают на ней сразу пять фоторепортеров: откуда-то с потолка снимают, слева, справа. А мы должны были везде успевать. Расстояния между объектами достаточно большие. Где-то начинается старт, а в другом месте уже финишируют. Спали по два часа в сутки. Я как-то уснул прямо на ходу и врезался в столб.

А.Г.: Зато сразу проснулся. Американцы придумали снимать спящих от усталости. Так Сергей очень колоритно выглядел в этом репортаже. А если серьезно, то в день проходили, а лучше сказать пробегали, километров сорок. В жару и при высокой влажности. Кроме того, на тебе висит аппаратуры почти 30 кг. Рюкзак мы не используем — неудобно. Объективы несешь в руках, остальное рассовываешь по карманам специального жилета. А набор аппаратуры достаточно внушительный: две камеры Cano* EOS-1D Mark II и Mark III, несколько объективов — 16-35 мм, 70-200 мм, 28-70 мм, телеобъективы 300/2.8, 400/2.8, фотовспышка с дополнительным аккумулятором, четыре аккумулятора к камерам, монопод, четыре карты памяти по 4 Гб и три по 2 Гб. Так и набегает. Поверьте, к концу Олимпиады эти килограммы кажутся намного тяжелее. А как передается оперативная информация с Олимпиады в Россию? Через пресс-центр. Мы пользуемся FTP-протоколом или обычной электронной почтой, если фотография небольшая. В пресс-центре воспользоваться интернетом можно бесплатно. За беспроводную связь Wi-Fi придется заплатить 500 евро за все время Олимпиады. Но мы со стадиона не передавали. Это крупное агентство может себе позволить: у них на одной точке и по 10 человек снимают. Пока один передает, другие продолжают работать. Мы же отвлекаться не должны. Нам над съемкой подумать, составить какой-то план — и то некогда.

А как происходит отбор удачных кадров, по каким критериям?
С.К.: Нельзя судить — удачный кадр, неудачный кадр, взвешивать их как добычу. Кто-то из одной съемки посчитает хорошими сто кадров, а кто-то — один. Ведь цели отбора могут быть разными. Например, задумаешь снять прыгунью в высоту на фоне олимпийского факела. Приготовишься, а она сместится, и твоя задумка не воплотится в жизнь. Снимающий же рядом тот же момент посчитает свой кадр удачным, потому что у него была другая задача. Мы на Олимпиаде снимаем около 100 Гб. Конечно, немного настоящих открытий. Если пять кадров нас устраивает, то уже считаем, что неплохо.

Так чем же вас привлекают Олимпийские игры, что не останавливают ни недочеты организации, ни тяжелые условия работы, ни экстремальные погодные условия?
С.К.: На Олимпиаде, как нигде, ты наблюдаешь спорт изнутри: с его взлетами и падениями, подлинными трагедиями и радостью. Для нас всегда главным героем репортажа является человек, его внутренний мир и переживания. В спорте эмоции проявляются ярко. И особенно на Олимпийских играх, ведь для каждого спортсмена победа на них — главная цель жизни.
А.Г.: Кроме того, мы считаем, что именно спортсмены, а не участники различных шоу должны служить примером для молодых. Это герои, и о них должны знать. В конце концов, не многие могут похвастаться тем, что в их честь играют государственный гимн и поднимают флаг страны. К сожалению, каждый раз происходит одно и то же: очень много шума перед Играми. А после них проходит неделя, и все забывается. Большая часть материала остается невостребованной. Ничтожное количество фотовыставок, посвященных спортивной тематике, практически не выпускаются фотоальбомы, книги о спортсменах.

Есть мнение, что тот, кто научился снимать спорт, сумеет снять хорошо и все остальное. Логика в этом есть: фоторепортеру приходится работать в постоянно меняющейся обстановке, «ловить» движущийся объект, удерживать его в кадре, не забывать о фоне. Это требует большого мастерства.
С.К.: Не думаю, что именно движение составляет главную трудность при съемке. Каждый, кто любит фотографировать, знает, что иногда пейзаж, который поразил тебя наяву, на фотографии не вызывает никакого интереса. Почему? Копировать красоту природы бессмысленно. Ее нужно заново создавать на фотографии. Разве это легко?
А.Г.: Одно время я работал в журнале, который заказывал мне портреты. Суметь найти выразительные средства, которые могли бы передать характер, какую-то «изюминку» человека, тоже непросто. Что же касается динамики, то наличие ее делает любой кадр интереснее.
С.К.: Спорт, в каком-то смысле, снимать даже легче. Ты не создаешь и не ищешь ситуацию, а приходишь уже на готовое событие. Необходимое условие — вникнуть в суть того вида спорта, который собираешься снимать. Тогда можно выстроить нужный алгоритм съемки, определить наиболее удобное место для работы. Другое дело — как отойти от клише. Открытия случаются редко. В плавании, например, есть момент, когда спортсмен касается бортика и делает поворот. Какое-то время он плывет под водой и воздух изо рта выпускает маленькими порциями, отчего образуются цепочки пузырьков. Щеки при этом у него надуваются, и выглядит он забавно. Сейчас этот момент все снимают, но ведь кто-то подметил первым! Сделать хорошие кадры не так сложно, как может показаться, гораздо сложнее их увидеть.

Видов спорта много. Делите ли вы их на любимые и нелюбимые, сложные и простые для съемки?
С.К.: Я уже давно пришел к выводу: если хочешь, чтоб фотография передала твое отношение к происходящему, надо сохранять беспристрастность. Поэтому я не болельщик и никаких предпочтений в отношении какой-либо команды или вида спорта у меня нет.
А.Г.: Я с Сергеем согласен. Но признаюсь честно — с детства болею за «Спартак». И футбол люблю снимать. Хороший, конечно. Но сейчас интриги в матчах все меньше, как и азарта, захватывающей борьбы.
С.К.: Да потому что для футболистов это теперь обычная работа. Я как-то вышел во двор, там мальчишки гоняли мяч. На воротах — паренек лет тринадцати: футболка уже грязная, на ногах старые разбитые кроссовки. Его атакуют, он мяч на грудь принял, а лицо — как будто амбразуру собой закрыл. Вот где настоящие искренние чувства! А мы стоим на матчах профессионалов — скучаем, одна польза — дышим свежим воздухом.
А.Г.: Трудно снимать волейбол. Там ведения мяча нет, как например, в баскетболе. У волейболистов задача одна — как можно быстрее от этого мяча избавиться. Одно касание — это какая-то доля секунды. Кому игрок передачу сделает — непонятно. Они еще и хитрят, чтобы соперника обмануть. Можно снимать площадку, но получаются мелкие фигуры — неинтересно. А крупный фрагмент — сложно. Начинаешь следить не за мячом, а за конкретным человеком. Ждешь, ждешь, а терпения все меньше и меньше.
С.К.: У фоторепортера запас терпения должен быть огромным. Помню, как-то в Лондоне снимал теннис. Коллег — целая толпа. Хорошо, у меня рост — почти два метра. Обзор шире. Вдруг теннисист выпрыгивает за мячом, и я вижу, как выстраивается кадр: толпа, затылки людей, никаких теннисных атрибутов, и над всем этим — взлетевший человек. Камеру приготовил и стал ждать. Он опять выпрыгнул только через полтора часа. Но я его все-таки снял. Хотя это, скорее, исключение. С опытом приходит умение предвидеть развитие события. Так, например, мы заметили, что Елена Исинбаева, после того, как берет рекордную высоту, всегда делает сальто. А теннисистка Елена Дементьева, выигрывая, от полноты чувств опускается на колени. И мы настраиваем камеру на это.
А.Г.: Да, однажды сидим — опытные профессионалы — в Атланте, приготовили большой телевик, ждем, когда наш штангист Андрей Чемеркин возьмет «золотой» вес. А он после победного выступления от радости подпрыгнул, да еще как высоко! В кадре — одни ноги. У него рост — 182 сантиметра и вес за сто килограмм. Кто ждал от него такой прыти? Досадно было. На следующей Олимпиаде опять ждем его победу, приготовили средний телевик: точно же знаем, как Андрей поведет себя после выигрыша. А он прыгать не стал. И опять у нас ничего. Так что развитие события предвидеть можно, но не всегда. Надо быть готовым к съемке каждую секунду, постоянно поддерживать в себе интерес к происходящему.

Знание спорта, терпение, постоянная готовность — все это так. Но оказаться в нужном месте в нужное время и с включенной камерой без определенной доли везения не всегда получается. Или нет?
С.К.: Это — к Андрею. В репортерской среде о его везении легенды ходят. Я буду часами упорно сидеть у корта, дожидаясь выигрышного момента, снимать своей цифрой десять кадров в секунду, а Андрей в это время может прогуливаться, разговаривать с кем-то. Потом поднесет все-таки камеру к глазам, и именно в этот момент теннисист сыграет головой или, разозлившись, укусит свою ракетку.

А бывает, что вы моделируете ситуацию? Подсказываете, как лучше встать, просите повторить то или иное движение?
А.Г.: Бывает. Ведь спортивная фотография должна не только сообщать о событии, фиксируя его, но и агитировать за спорт, привлекать к нему внимание и интерес. Ищем варианты съемки, можем и подсказать что-то спортсмену. Но повторить мировой рекорд не попросишь, и те эмоции, которые испытывает спортсмен, побеждая или проигрывая, то напряжение на пределе в ходе поединка на «бис» не исполняются.
С.К.: В самый первый день Олимпиады в Пекине мы узнали, что началась война в Южной Осетии. Я был просто выбит из колеи. Одно время я работал для Associated Press и побывал во многих горячих точках. Был и в Цхинвале в 1990-х гг. Стал свидетелем того ужаса. Но работа есть работа. Пришли на стрельбище снимать наших спортсменок. И как раз Наташа Падерина завоевала серебряную медаль. А бронза досталась грузинской спортсменке. Снимаю награждение и, сам не знаю почему, вдруг кричу им: «Поцелуйтесь!» Конечно, они целуются, я снимаю. Что это? Моделирование ситуации? Или вырвавшийся внутренний протест против войны, желание каким-то образом донести его до людей? Фотография — это остановленное мгновение. Какой-то миг. И профессионализм фоторепортера заключается в том, чтоб сквозь этот миг передать свое видение мира, человека, показать свою жизненную позицию.

Каким может быть самый главный совет для тех, кто решил снимать спорт?
С.К.: Взять камеру и идти снимать. Когда я решил заняться фотографией, отец, известный в советское время фотограф, дал мне «Зенит-Е», объектив «Индустар» 50/3.5 — примитивнее некуда — и сказал: «Иди, снимай». Я распечатывал снимок, а он указывал на ошибки. И я снова шел снимать. Практика шлифует технику и делает ее совершенной. Она никогда не бывает напрасной.
А.Г.: Я прошел школу Киврина. Повезло, как всегда. Сегодня спорт снимать легче: в зале больше света, оборудование стремительно совершенствуется. Главное — должно быть желание научиться.
F&V

Cпорт и фототехника. Tенденции развития

К фототехнике для съемки спортивных соревнований всегда предъявлялись особые требования. Как правило, профессионалы использовали зеркальные камеры и светосильные (f/2.8) телеобъективы — «лонгтомы» — с фокусным расстоянием 300, 400, а то и 600 мм. При этом в камеру заряжалась пленка повышенной чувствительности, чаще ISO 400 или 800. С приходом цифры ситуация немного изменилась, но в целом осталась прежней. Как и раньше, все подчиняется одной цели — получить максимальную скорость работы камеры и установленного объектива.

Светосильные объективы не только помогают «дотянуться» до спортсмена и снимать в скудно освещенных (с точки зрения фотографа) помещениях, но и фокусируются заметно быстрее своих более «темных» собратьев. Теперь им в этом помогают ультразвуковые фокусировочные моторы. Фокусное расстояние светосильного «телевика» легко увеличить с помощью телеконвертеров без заметной потери качества изображения.

Не меньшее значение имеет и скорость затвора камеры. Не кратчайшая выдержка, а именно скорость, с которой затвор может отработать серию кадров. Современные профессиональные зеркалки снимают серии по 8-10 кадров в секунду. На этих снимках время остановлено в буквальном смысле этого слова. Не стоит забывать и о новых функциях стабилизации изображения и постоянном прогрессе в деле уменьшения шумов на высоких значениях ISO.

Технологические возможности дают спортивным фотографам особые изобразительные средства. Небольшая глубина резко изображаемого пространства помогает выделить нужного спортсмена из команды или отделить его от фона трибун. С другой стороны, фотограф, зная, что телеобъектив сильно сближает планы, может создать динамичную собранную композицию.

Высокий темп съемки и легкость манипуляций в графическом редакторе сделали особенно популярными фотографии, где несколько фаз движения спортсмена зафиксированы в одном итоговом кадре, а фон при этом остается практически неизмененным.

Борьба за скорость не прекращается. Как каждый спортсмен пытается побить мировой рекорд, так каждый производитель стремится выпустить самую быструю камеру в мире. Ближе всех к этой цели подобралась компания Casio с камерой EXILIM Pro EX-F1, умеющей снимать с максимальной скоростью 60 кадров в секунду и разрешением 6 Мпикс. Сложно представить, насколько это быстро. Камера способна запечатлеть такие стремительные мгновения, которые обычные профессиональные зеркалки не способны различить. Также поражает темп съемки со встроенной вспышкой — 7 кадров в секунду в серии до 20 кадров! Что это может дать спортивному репортеру? Конечно, новые творческие средства. Интересен такой фотопулемет будет и самим спортсменам, а особенно их тренерам для регистрации процесса тренировок и соревнований. Ведь нет ничего полезней для анализа успехов и неудач, чем фактический материал. Тем более, фотографического качества.

Говорить о пригодности этой камеры для серьезной профессиональной работы, конечно, не стоит. Фотографы, работающие для спортивных изданий и агентств, снимают и пока будут снимать тяжелыми зеркалками. Тем не менее определенный и очень интересный вектор развития Casio EXILIM Pro EX-F1 задает, позволяя любителям делать интересные кадры.

Спортивные фотографы Сергей Киврин и Андрей Голованов считают, например, что съемка с таким темпом открывает совершенно новые возможности, и недалек тот день, когда примеру Casio последуют другие производители, а сама съемка превратится в работу оператора сверхбыстродействующей камеры. Значительная часть творческой работы будет отложена до этапа выбора нужных и интересных кадров. Кто будет отвечать за эту часть работы, редактор или сам фотограф, не так уж и важно. Отдавая дань современным технологиям, Киврин и Голованов все же подчеркивают важность интеллектуальной составляющей процесса спортивной съемки. Любая камера, даже самая быстрая и мощная, всегда останется лишь инструментом в руках думающего и переживающего человека.
F&V

Советы начинающим
* Прежде чем снимать тот или иной вид спорта, ознакомьтесь с его правилами, посмотрите телевизионный репортаж о нем, сходите на стадион и попробуйте выстроить алгоритм действий спортсмена.
* На съемку приходите за час, выберите подходящее место, подумайте, где вероятнее всего ожидать необычного момента. Не торопитесь уходить. Иногда самое интересное случается в последний момент.
* Не суетитесь и не попадайте под влияние болельщиков или коллег. Найдите свою точку и ждите. Рано или поздно именно в ней возникнет интересная ситуация, и вы сделаете свой кадр.
* Часто, чтобы выполнить свою задумку, приходится идти на риск. Но задуманное может не получиться. Поэтому позаботьтесь о том, чтобы сделать дежурные кадры и выполнить задание тех, кто вас послал отснять это событие.
* Запаситесь картами памяти. Обычно на любое соревнование хватает 8 Гб. В перерыве просматривайте съемку и удаляйте неудачные кадры.
* Изучайте снимки, сделанные другими фотографами. Это придаст уверенность вначале и поможет избежать ошибок.
* Больше снимайте. Игру детей во дворе, тренировки, соревнования, где не требуется аккредитация. Практика даст вам нужный опыт.
* Попробуйте устроиться в какое-нибудь спортивное издание. Путь к Олимпиаде у фоторепортера не легче, чем у спортсмена. Пройти его придется, не пропуская ни одной ступени.


 

КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015
Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Разрабатывать такие сложные и точные инструменты, как фотографические объективы, могут не только известные корпорации, но и грамотные любители художественной оптики
18.11.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Май 2022 >>
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 3031 
Сегодня
29.05.2022


(c) Foto&Video 2003 - 2022
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100