АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Итальянское кольцо. Тревел-фотография: Италия.

Из серии «Другие открытки. Венеция»

20.04.2010

Путешественник всегда старается наполнить смыслом свою поездку. Даже в самых известных городах и странах можно найти что-то очень личное, затрагивающее ваши сердце и мысли. Вероятно, именно в этом заключается цель любого путешествия.
Текст и фото Роман ЕКИМОВ

Всалоне самолета я запихнул свитер в фотосумку — и правильно сделал. В аэропорту Милана светило ярчайшее солнце. Семнадцать градусов тепла в начале марта — подарок после заснеженной Москвы. Небольшой багажник прокатного Fiat’а с трудом вместил все фотопожитки, и маленький автомобильчик повез нас по Италии.

Иногда надо отдохнуть и от Москвы, и от привычного ритма жизни; если вы больше не можете сделать ни одного кадра в родном городе — просто ненадолго покиньте его.

Генуя

Ближе к вечеру мы приехали в Геную, в город-амфитеатр над изрезанной причалами бухтой.

Улицы-террасы, лестницы, тоннели, деревья с набухшими почками, запах моря — все это разом ударило в голову. Она не выдержала и закружилась. Мы решили излечить подобное подобным — взяли пару бутылок вина и закуску и расположились на веранде маленькой траттории. На осмотр Генуи у нас оставалось часть ночи и утро, так что после ужина было решено взглянуть на генуэзскую бухту сверху, а потом спуститься к морю.

В итальянских городах поражает невероятная непрерывность культуры. Визуально это проявляется и в удивительной плотности застройки, и в том, что в домах, возведенных четыре века назад, живут люди, которым не приходит в голову заменить фигурные деревянные рамы на белый пластик.

ПЕРЕМЕЩЕНИЯ

Прежде чем начать собираться, необходимо понять, с какой целью вы едете. Очевидно, что автобусный экскурсионный тур трудно совместить с вдумчивой съемкой. Хождение по музеям и осмотр города в стиле «дальше у вас два часа свободного времени, потом встречаемся здесь у фонтана» — это совершенно отдельный жанр; тем не менее при наличии цепкого взгляда и умения обращаться с камерой даже из таких поездок фотографы привозят много интересных снимков. Достоинства таких путешествий — невысокая стоимость тура и обилие впечатлений, однако вы будете сильно ограничены во времени и в свободе перемещений.

Другое дело, когда вы сами определяете, где и когда окажетесь. Если вы будете ездить на общественном транспорте и попутных машинах, скорее всего, вам придется брать с собой небольшое количество фототехники. Мы арендовали машину, чтобы сэкономить время и везти с собой тот набор аппаратуры, что наиболее полно отвечает нашим предпочтениям.

В Италии перемещаться по городу на автомобиле не очень удобно. Почти всегда трудно найти свободное парковочное место; бесплатно припарковаться, не нарушая правила, практически невозможно. Поэтому мы старались останавливаться в гостиницах, расположенных как можно ближе к центру. Не каждая гостиница имеет собственную стоянку, однако вам всегда покажут, где поблизости вы сможете оставить машину. Парковка и бензин — весьма ощутимая статья расходов. К счастью, взятый напрокат Fiat Panda оказался на редкость экономичен.

Узость некоторых улочек такова, что два пешехода могут разойтись, только если один из них прижмется к стене. После Москвы архитектурная цельность улиц Генуи ласкает глаз. Непривычно обилие украшений. Росписи, скульптуры и барельефы таятся порой в незаметных и неожиданных местах. Глаз начинает сходить с ума от обилия подсвеченных деталей. Наконец, из уличных лабиринтов мы спустились к бухте. Сразу многократно усилился запах моря. Зазвучало мерное поскрипывание снастей сотен яхт, ночное дыхание порта.

Утром мы еще раз спустились к морю — проститься с Генуей. Не хотелось никуда бежать, что-то спешно осматривать и суетливо снимать. Хотелось еще раз увидеть амфитеатр города, воду и яхты. Смотреть с мола на Геную можно часами, но нам пора было ехать дальше.

Пиза

Когда въезжаешь в Пизу, ничто не предвещает чуда. Вокруг невыразительные аккуратные домики, на улицах удивительно мало прохожих. Выходишь из машины и вдруг над красными черепичными крышами видишь белое ажурное совершенство, невероятное, как летающая тарелка.

А потом мы вышли на поле чудес Piazza dei Miracoli и увидели три дива архитектуры: баптистерий, пизанский собор и, собственно, башню. Они стояли на зеленой траве, как белые шахматные фигуры. Удивительным было это отдельное, обособленное существование: ансамбль пизанского собора Duomo Santa Maria Assunta не принадлежал городу, не был вписан в него. Он жил своей инопланетной жизнью, как будто только что приземлился на пустующую площадь.

На газоне валялись ко всему привыкшие студенты, туристы то и дело бросались поддерживать башню, улыбаясь в сторону нацеленных на них объективов. Камеры снимали, туристы становились в позу атлантов, башня падала. Тем не менее у входа в нее стояла очередь камикадзе. С трудом одолев 294 ступеньки, я сделал несколько снимков. На верхней галерее чувствуешь себя неуютно — ощутимый крен под ногами очень нервирует, но вид с башни на собор и баптистерий изумителен.

Потом мы побывали внутри баптистерия, полюбовались шестигранной кафедрой Николо Пизано. В баптистерии оказалась потрясающая акустика. Когда я вышел из его прохладного полумрака, башня ослепила меня.

Флоренция

В тот же день мы доехали до Флоренции. Две ночи и один день — ничтожно мало для этого великого города, но можно ведь сделать вид, что времени у вас много, никуда не торопиться и отдаться течению флорентийской жизни. Кстати, это универсальный метод погружения в жизнь города. Почувствуйте себя его жителем, вышедшим перекусить и прогуляться. Завтра выходной, и вам не надо никуда спешить. Вот уютный ресторан, в нем есть свободный столик, вкусная еда и тосканское вино. Всего в квартале от вас течет Арно и горят светильники на знаменитом мосту Понте Веккьо.

Перед рассветом мы были у моста во всеоружии. Редкий прохожий не оглянулся на громоздкую камеру и прильнувшего к ней фотографа. Солнце стремительно поднялось, и город засветился нежным розовым светом.

Двумя часами позже я расчехлил штатив на Piazzale Michelangelo, откуда открывается прекрасный вид на Флоренцию. А затем мы спустились вниз, почти к самому берегу Арно, где совсем недалеко от башни Torre San Niccolo отыскали коричневую, видавшую виды дверь с бронзовой табличкой «Tarkovskij» рядом с щелью почтового ящика.

От порога этой двери началась следующая часть нашего путешествия — поездка по Тоскане, по тем местам, что связаны со съемками «Ностальгии».

Баньо Виньони ПУТЕШЕСТВИЕ-ПОСВЯЩЕНИЕ

Мы с другом и коллегой Дмитрием Рубинштейном давно обсуждали идею создания серии-посвящения Андрею Тарковскому. Посвящение мы понимали не в смысле воспроизведения знаковых образов из фильмов великого режиссера. Скорее, хотелось проанализировать средствами фотографии, как произведения Тарковского изменили наше визуальное восприятие мира. Весной 2009 года благодаря удачному стечению обстоятельств мы, наконец, оказались в Италии и проехали по маршруту Милан — Генуя — Пиза — Болонья — Флоренция — Баньо Виньони — Сан-Гальяно — Перуджа — Венеция — Милан. В результате получилась выставка «Hommage a Andrey/Посвящение Андрею Тарковскому», прошедшая в начале 2010 года в московской галерее «Феофания». www.feofaniya.ru

В Баньо Виньони Тарковский «увидел» своего героя; по его словам, именно здесь мог оказаться — и появился в фильме — Горчаков. Мне же показалось возможным «увидеть» в Баньо Виньони Тарковского. В маленьком городке с античным бассейном на центральной площади время замерло — здесь хранится огромный его запас. И поэтому кажется, что поздняя осень 1982 года, когда снималась «Ностальгия», лежит совсем рядом, на той же странице календаря, что и сегодняшний день. Я не знаю наверняка, почему в маленьких старинных городках Италии возникает это ощущение живой памяти камней. Может быть, потому что по ним не ходят ежедневно тысячи людей, а улицы столетиями сохраняют свой облик неизменным. Глубокая старина здесь обыденна: стены гостиницы, в которой мы остановились, были возведены в XV веке.

Нам не повезло: отель «Ла Терм» в Баньо Виньони, в котором жил Тарковский, оказался закрыт на ремонт, и мы не увидели столь удививший его номер 30, окно которого выходило в шахту несуществующего лифта; возможно, после ремонта этого окна уже не останется. Еще до рассвета мы вышли на съемку и долго ждали первые лучи на стенах небольшого храма, того, что Тарковский снял на «Поляроид» из другого окна своего номера в отеле «Ла Терм».

Сан-Гальяно

На другой день мы отправились в Сан-Гальяно. Величественный собор с прекрасно сохранившимися стенами был абсолютно пуст. Казалось, что людей нет на многие километры вокруг. Здесь в последних кадрах фильма волей Тарковского метафизически соединились Россия и Италия: знакомый русский пейзаж из снов Горчакова глубоко вложен в оправу стен храма Сан-Гальяно, в центре этого невероятного мира лежат лицом к зрителю человек и собака, в луже перед ними отражаются высокие окна, с невидимого за высотой стен неба падает снег…

В Москве, разглядывая привезенные из поездки материалы, я соединил кадр, сделанный в храме, с фотографией двери квартиры Тарковского во Флоренции; получившийся образ стал ключевым для моей части выставки-посвящения.

Венеция

Последние два дня, остававшиеся до отъезда, мы провели в Венеции. Остановились на материке в Мистре, в убогой, но очень дешевой гостинице. Впрочем, за две ночи мы провели в ней менее десяти часов. Единственным, но очень важным достоинством гостиницы оказалась близость к железнодорожной станции — от Мистре до вокзала СантаЛючия всего две остановки на электричке. Пятнадцать минут — и мы в Венеции.

После унылого пустынного Мистре по узким лабиринтам улиц двигались толпы народа, галдящие на множестве языков. Мы ныряли в арки, переходили через небольшие мостики и через некоторое время неожиданно вышли к ярко освещенному мосту Риальто. В состоянии абсолютного восторга я смотрел с моста на Гранд-Канал, на шумные кораблики — вапоретто — и неспешно скользящие по маслянистой воде черные гондолы. Потом мы долго плутали по городу, разглядывая пестрые витрины с масками, и уже совсем в темноте вышли на площадь Сан-Марко. Голуби, видимо, спали.

АППАРАТУРА

В самолет можно взять 20 кг груза, если вы летите эконом-классом, и 30 кг — бизнес-классом (обычно эта информация указывается в билетах). При желании снимать на средний формат и не только штатным объективом лимита в 20 кг может не хватить. В этом легко убедиться, взяв в руки безмен. Тратить время в поездке на покупку пленки, батарей питания, карт памяти и прочих мелких аксессуаров — преступно, к тому же пленка 120го формата не лежит коробками в каждой лавке и стоит в Европе гораздо дороже, чем в Москве. По опыту я знаю, что 50 катушек мне хватает на 10 дней съемок. Обычно я беру 20 роликов с чувствительностью ISO 100 и 30 — ISO 400. Впрочем, количество пленки и ее чувствительность — вопрос ваших личных предпочтений. Пленку для снижения веса лучше очистить от внешней твердой картонной оболочки (если она есть).

Я долго решал, от каких объективов можно отказаться в поездке. В итоге мой комплект среднеформатной техники оказался таким: две камеры Pentax 67, одна замерная TTL-призма, объективы Pentax SMC 55/4, 105/2.4, 300/4. В качестве камеры для заметок я взял Canon EOS 40D с объективом Canon EF 35/1.4L — вариант не самый легкий, однако позволяющий снимать без штатива и вспышки в самых сложных условиях освещения.

Понятно, что при наличии в комплекте громоздкого «трехсотника» любой легкий штатив будет компромиссным решением. Тем не менее я выбрал именно последний не только из-за ограничения по весу, но и потому, что собирался носить его с собой и не раз доставать из багажника. Одной из самых важных характеристик походного штатива для меня является длина в сложенном состоянии: удобнее, когда он помещается внутрь рюкзака, а не пристегивается снаружи.

Поскольку мы собирались снимать ночью, в багаж отправились экспонометр и гибкий механический тросик. При нынешней стоимости карточек памяти я предпочитаю брать с собой их запас, а не накопитель данных. Второй аккумулятор для Canon и зарядное устройство, несколько запасных шестивольтовых батареек для Pentax, тряпочка для протирки оптики — кажется, все. Если я не впишусь в ограничение по весу, всегда можно переложить пару-тройку объективов в карманы фотожилета.

После сборов у меня получилось два места багажа: большая фотосумка и 50-литровый рюкзак. Фотосумка отправилась со мной в салон самолета, а рюкзак я сдал в багаж. Штатив, запасная камера и самые тяжелые объективы — Pentax SMC 300/4 и 55/4 — лежали в рюкзаке в индивидуальных защитных чехлах, а пленки, Pentax 67 со «штатником» и Canon остались в фотосумке. Лишись я рюкзака, съемка все равно состоялась бы.

Большую часть снимков в Венеции я сделал в темное время суток, и дело здесь не в том, что днем улицы города заполнены туристами. На самом деле, стоит отойти немного в сторону от основного маршрута, от воображаемой линии, соединяющей мост Риальто и площадь Сан-Марко, как улицы освобождаются от туристов прямо на глазах. Обнаружатся маленькие площади, где мальчишки гоняют мяч, прогуливаются женщины с колясками, а пожилые мужчины, сидя на скамейках, читают газеты. Здесь течет удивительно спокойная жизнь с парусами белья на веревках, растянутых над улицами. Необычно отсутствие машин и мотороллеров; кажется, я не видел даже ни одного велосипеда. Но с наступлением темноты вся обыденность уходит — каналы наполняются бликами от многочисленных, но довольно тусклых фонарей, и стены с осыпающейся от влаги штукатуркой обретают особую, драматичную фактуру.

* * *

В последний день нашего пребывания в Венеции мы сели на вапоретто и отправились к кладбищу Сан-Микеле. Кораблик был почти пустой, а на острове сошли только мы. Очень легко отыскалась могила Иосифа Бродского — простой белый камень, рядом с которым лежали размокшие сигареты и несколько ручек.

Совсем недалеко, у стены, ограждающей протестантскую часть кладбища, я заметил пытавшегося не то взлететь, не то упасть ангела. Тросом в мягкой резиновой оболочке его притянули к кирпичной стене, чтобы удержать на месте. Я сделал несколько снимков и неожиданно вспомнил слова, высеченные на могильном камне Андрея Тарковского на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа: «Человеку, который увидел Ангела».

Кольцо нашего пути замкнулось — путешествие закончилось. Через три часа мы выехали из Мистре в аэропорт Милана.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015
Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Разрабатывать такие сложные и точные инструменты, как фотографические объективы, могут не только известные корпорации, но и грамотные любители художественной оптики
18.11.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
19.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100