АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Гимн уходящей натуре. Архитектурная фотография Уильяма Крафта Брумфилда

Церковь Успения Прес Гарнизонная церковь Колокольня (2001) и Церковь Николая Чудо
Церковь святого апос Церковь Успения Прес


Церковь Успения Пресвятой Богородицы (1712). Калинино, Забайкальский край

14.12.2010

Документальная фотофиксация или чистое искусство? Грань между ними довольно призрачна, и фотограф сам решает, чему отдать предпочтение.
Текст Александр ФУРСОВ
Фото Уильям Крафт БРУМФИЛД

Как-то так получается, что и в кино, и в фотографии натура всегда оказывается уходящей. Нам почему-то каждый раз суждено бежать со всех ног к последнему нерастаявшему снегу, к последней необлетевшей листве, в который раз рискуя безнадежно опоздать, упустить вожделенный кадр. Кому из снимающих не знакомо чувство, что сюжет в видоискателе вот-вот распадется, исчезнет, что погаснет солнечный лучик, рисующий картинку, спрячется за куст пасущаяся на лугу лошадь, а у тебя остался последний миг для съемки? И повторить ничего не удастся. Никогда.

Когда речь идет о жанровой съемке, о репортаже, то эта ситуация понятна. А если человек снимает архитектуру, фактически — камень? Оказывается, и здесь все примерно так же, тем более если снимать архитектуру в России. Сегодня стоNт себе здание, «охраняется государством», но кто может дать гарантию, что завтра оно не сгорит во вспыхнувшем по непонятной причине пожаре, не рухнет под натиском бульдозера, подкараулившего момент, когда государство ненадолго отвлечется на что-то более важное? Американский фотограф Уильям Крафт Брумфилд знает это, как никто другой. Потому и колесит он без отдыха по России, изводит сотни пленок, забивает гигабайтами снимков флешки.

С Уильямом Брумфилдом мы знакомы уж лет десять. Сперва я увидел выставку его фотографий, посвященную архитектуре Русского Севера, и был слегка шокирован, обнаружив пару снимков из такой северной глухомани, где сам я не бывал, а Уильям, значит, и туда добирался. Это вызвало в моей душе приступ искреннего уважения — серьезно человек работает, раз не убоялся трудностей путешествия по российской глубинке, не ограничился обычной экскурсией по освоенным туристическим маршрутам. Нет, известные места, например, Кижи, тоже были представлены, но чувствовалось, что автор выставки прекрасно понимает: архитектурное наследие нашего Севера не ограничивается «музеями под открытым небом». Вскоре я с этим человеком познакомился лично. И тут меня ждал новый сюрприз. Оказалось, что Уильям говорит на нашем великом и могучем не хуже подавляющего большинства народонаселения страны, для которого русский является родным.

Представляя Уильяма Брумфилда как фотографа, я не совсем точен. Он профессор славистики и специализировался вначале на русской литературе XIX века, любовь к которой привела его в Москву в 1970 году. Увидев нашу страну воочию, Уильям стал путешествовать по ней и фотографировать, сосредоточившись на архитектуре, постепенно углубляя и оттачивая свои фотографические навыки. Русская архитектура стала его второй и главной профессией, а сохранение и пропаганда нашего архитектурного наследия — призванием. Редкий, согласитесь, случай.

При кажущейся ограниченности жанра архитектурная съемка на самом деле весьма разнообразна и простирается от бесстрастной фотофиксации состояния объекта до рекламных снимков загородного особняка в глянцевом журнале. Меня долго настораживало в большинстве работ Уильяма именно то, что дотошная фотофиксация становилась главной задачей съемок, а создание образа архитектурного сооружения вроде бы уходило на второй план. Мне всегда казалось, что должно быть как раз наоборот: художественный образ надо ставить во главу угла, документальные подробности перейдут в снимок сами собой в той мере, в какой фотография умеет это делать, не отвлекая внимание автора от высоких изобразительных задач. Чисто технические, прикладные снимки со временем осядут в архивах, и только у фотографий с очевидными художественными достоинствами есть шанс оказаться включенными в культурный оборот, остаться на виду у публики. Но однажды в процессе неспешной беседы с Уильямом выяснилось, как различны наши взгляды на фотографирование архитектуры, и снимки Брумфилда стали открываться мне с другой стороны.

Архитектура в самом общем смысле есть способ объемной и цветовой организации пространства, и, воплощая в фото внешние или внутренние формы архитектурных сооружений, я всегда стремился адекватно передать их пластику, взаимодействие друг с другом, с природой, в которую они вписаны. Изображение хорошо прочитываемых в деталях архитектурных форм представлялось мне достаточным условием неплохого снимка. Если при этом еще удавалось поймать выразительное состояние погоды, красивое небо, то фотографию можно считать уже очень хорошей. Поэтому, снимая архитектурный объект, очень важно подобрать к нему небо, освещение, чтобы «свита» подыгрывала «королю».

При этом каждое строение — это еще и конструкция, то, что обеспечивает устойчивость стен и держит крышу. Создавая в своем воображении здание, архитектор не может не представлять его конструкцию. Более того, о ней он думает в первую очередь. И Брумфилд, глубоко изучив архитектуру, стал снимать не просто как обыкновенный фотограф, ограничиваясь образом, а так, чтобы зритель мог почувствовать спрятанную внутри строения конструкцию, ощутить напряжение опорных балок, мощь контрфорсов и стен.

Так вот, оказывается, что хочет показать нам фотограф Уильям Брумфилд! Еще один пример того, что в фотографию надо вглядываться долго и пристально, что, бросив на снимок мимолетный взгляд, многого не заметишь. И понятно предельное внимание Уильяма к точности деталей, иной раз даже в ущерб состоянию природной среды.

«Когда я фотографирую храм, — сказал мне однажды Уильям, — я хочу показать, как камень опирается на камень. Камень — на камень!» Вот почему автор пристрастен к старым стенам с отваливающейся штукатуркой: здесь проглядывают не только наше равнодушие, работа времени, фотографически вкусная фактура увядания, здесь обнажается и самая суть архитектуры — камень, опирающийся на камень.

Как ни прискорбно, но камня на камне не осталось от многих древнерусских храмов. Что тогда говорить о дереве? Деревянной архитектуре Русского Севера крупно не повезло: к середине прошлого века, когда наше архитектурное сообщество начало осознавать ее самобытность и значение и искусствоведы бросились было ее изучать, оказалось, что они опоздали. Большинство деревянных шедевров было уже уничтожено, оставшиеся выглядели как случайные местные курьезы, по которым целостное явление не представить.

С другой стороны, документальные свидетельства о богатстве этой архитектуры все же нашлись. Фотографы культурологических экспедиций, которые выезжали в те края на рубеже XIX– XX веков, зафиксировали достаточно подробно многие деревянные архитектурные ансамбли, и изучение их стало возможным благодаря этим старым снимкам. Понятно, что изучать лучше натурный объект, но когда натура уходит так быстро, то и фотография, сохранившая его облик, становится бесценным материалом.

На рубеже XX и XXI веков Русский Север изъездил вдоль и поперек американский фотограф Уильям Брумфилд. Пусть храмы не разрушаются сегодня так варварски, как делалось это в 30-х, а наоборот, некоторые реставрируются и поднимаются из руин, но счет потерь все равно не прекращается ни на день. В «Вологодском альбоме» Брумфилда есть целая глава, посвященная утратам, тем памятникам, которые остались только на его фотографиях. Истинную цену его архиву, насчитывающему более 160 тыс. негативов и слайдов, мы пока не знаем. Но она будет только расти — уходящая натура не позволит обесцениться этому сокровищу.

Последние десять лет Уильям занимается не только съемками, но и изданием книг о наших провинциальных городах, где древнюю архитектуру можно еще сыскать. Тотьма, Чердынь, Великий Устюг, Коломна, Торжок — вот лишь некоторые из представленных в большой серии «Открывая Россию». Он для нас ее открывает, между прочим, — для себя он Россию уже давно открыл. Как приятно работать, зная наверняка, что плоды твоих трудов будут тотчас замечены, востребованы, признаны. И как трудно вкладывать изо дня в день усилия в работу, значение которой будет оценено только спустя десятилетия.

Но профессор из солнечной Луизианы Уильям Брумфилд все ездит без устали по нашей холодной необустроенной стране и снимает, снимает, снимает. Он настоящий подвижник. Слово «подвиг», кстати, имеет тот же корень. Таким людям памятники надо бы ставить еще при жизни, пусть не из золота, скажем, а из серебра. Из сэкономленного за счет цифровых технологий серебра.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015
Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Разрабатывать такие сложные и точные инструменты, как фотографические объективы, могут не только известные корпорации, но и грамотные любители художественной оптики
18.11.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
18.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100