АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Андрей Поликанов: «Мы гордимся результатами конкурса». Конкурс World Press Photo 2012: работа жюри

1 2 3 4
5 6 7


Финалисты (на фото — в категории «Портрет») выбираются по отпечаткам
Photo: © Joel Sartore / www.joelsartore.com / Courtesy of the author, World Press Photo


25.10.2012

В конце апреля в Амстердаме прошло награждение победителей World Press Photo 2012. Российский фоторедактор Андрей Поликанов вошел в состав жюри конкурса этого года
Текст Елена ФИРСОВА

Победы российских фотографов в различных категориях World Press Photo (WPP) — явление не такое частое, как хотелось бы, но тем не менее достаточно регулярное. Другое дело — участие россиян в жюри этого престижного конкурса. Прецедентов таких значительно меньше, хотя приглашать для судейства WPP наших специалистов начали еще со времен холодной войны. Среди персоналий сравнительно недавнего прошлого, отмеченных этим выбором, — фотографы Юрий Козырев, Владимир Вяткин, Виктор Ахломов, руководитель московского бюро The Associated Press Александр Земляниченко. В 2012 году, когда World Press Photo проходил 55-й раз, стать членом жюри конкурса пригласили Андрея Поликанова.

В 2012 году жюри заседало в амстердамской штаб-квартире World Press Photo с 29 января по 9 февраля. А 14 марта в московском центре современного искусства «Винзавод» по приглашению Школы визуальных искусств Андрей поделился своими впечатлениями о судействе со всеми желающими.

О выборе членов жюри. В WPP существует база фотографов, фоторедакторов, кураторов, коллекционеров и других фотографических экспертов, на основе которой организаторы комплектуют жюри каждого нового года. Эта база, по сведениям Поликанова, включает около 35 тыс. имен со всего мира. Андрею предложили занять это престижное место в жюри WPP впервые, и он был счастлив получить такое приглашение.

Об этапах судейства. Судейство конкурса сегодня проходит в два этапа: первая группа жюри работает со всеми присланными заявками (в этом году было подано более 100 тыс. снимков) и отбирает работы для второй группы, уже с обновленным составом, которая и подводит окончательные итоги. Андрей Поликанов участвовал именно на второй, финальной, стадии судейства.

Несколько лет назад руководство WPP приняло решение о том, что в категориях «Природа», «Портрет» и «Спорт» предварительный отбор должны делать малые жюри из узких специалистов, хорошо разбирающихся именно в этих темах. Кроме того, отдельное подразделение делает предварительную выборку непосредственно в журналистских категориях («Повседневная жизнь», «Люди в новостях» и т.д.). Вторая группа жюри, подводящая финальные итоги, по профессиональной специализации уже более общая.

На «пересменке» первые встречаются со вторыми на нейтральной территории, вне офиса WPP, обсуждают увиденное, после чего к работе приступает вторая группа.

О членах жюри. В жюри второго этапа судейства входят девять человек, из которых трое — это председатели малых жюри категорий «Природа», «Спорт» и «Портрет» первого этапа. В 2012 году ими стали соответственно: фотограф National Geographic USA Джоэл Сартор/Joel Sartore, японский спортивный фотограф Коджи Аоки/Koji Aoki и британский фотограф-портретист Стив Пайк/ Steve Pyke, работающий с журналом The New Yorker. Основу жюри составили фоторедакторы: вице-президент агентства Getty Images Эйдан Салливан/Aidan Sullivan — он же председатель жюри WPP этого года; шеф агентства The Associated Press на Ближнем Востоке и фотограф Манучер Дегхати/Manoocher Deghati; фоторедактор приложения Io Donna к изданию Corriere della Serra Рената Ферри/ Renata Ferri и сам Андрей Поликанов. В состав жюри также вошла Нина Берман/Nina Berman — фотограф агентства Noor. Андрей отметил подход организаторов, включивших во вторую группу жюри «свежую кровь»: ею стала Койо Юэу/Koyo Kouoh из Камеруна, независимый куратор и арт-менеджер, не имеющая прямого отношения к фотожурналистике. «Разнообразие взглядов у членов жюри было совершенно потрясающее», — поделился Поликанов. Ему также очень понравился интернациональный состав судей. Личные рассказы Аоки о цунами в Японии, а Дегхати об арабских революциях позволили остальным лучше понять главные новостные события года.

О первичном отборе. Вторая группа жюри в этот раз получила на рассмотрение 7000 фотографий, которые остались после отбора первой группы. «По-моему, в прошлом году, — вспоминает Андрей, — было оставлено 22 тыс. работ». Свое мнение о том, что можно, наверное, оставлять и больший выбор, члены жюри высказали организаторам.

О процессе судейства. Второй этап работы жюри длился семь дней. С 8:30 утра до вечера (а иногда и позднего) судьи проводили в штаб-квартире WPP. Они располагались за полукруглым столом напротив экрана, где и демонстрировались конкурсные фотографии. У каждого в руках находилось специальное устройство, нажатие на кнопки которого решало судьбу работ: «in» (включить) или «out» (исключить). Ежедневно члены жюри менялись местами.

Судейство проходило анонимно: файлу каждого снимка ранее было присвоено оригинальное название, и авторство не раскрывалось.

Отбор второго этапа судейства проходил в пять подходов: на каждом из них серия или одиночная работа, чтобы перейти на следующий круг, должны были получить определенное количество положительных голосов — с каждым разом все больше. Чтобы дать представление о динамике работы судей, Поликанов привел статистику по результатам первого круга отбора: в категории «Горячие новости» было 80 серий — осталось 26; «Люди в новостях» — 59 и 17; «Общие новости» — 66 и 10; «Современные темы» 101 и 36; «Искусство и развлечения» — 62 и 13 соответственно.

В ходе голосования каждый член жюри из любой серии, если она не набирала достаточного количества голосов для дальнейшего движения на одном из раундов, имел право выделить один или два снимка, чтобы они приняли участие в категориях уже как одиночные изображения. При этом сама серия из борьбы исключалась. Проводилось дополнительное голосование, и, если остальные члены жюри инициативу поддерживали, отобранные работы допускались к дальнейшему участию, но уже как одиночные.

Также до третьего раунда голосования члены жюри имели право вернуться к ранее исключенным заявкам и предложить рассмотреть их повторно. В случае положительного решения фотографии могли участвовать дальше. «Любой из членов жюри имел право обосновать, почему эта работа или эта история должна вернуться обратно. Я очень благодарен всем, что они прислушивались к мнению друг друга. Из этих возвращенных работ было достаточно тех, которые потом стали призерами», — говорит Андрей.

Если кто-то из членов жюри был знаком с той или иной заявкой (знал фотографа лично или проект был сделан по его заданию), то он сообщал об этом остальным. Андрей считает этот подход очень правильным. При этом каких-либо сложностей, связанных с данным вопросом, Поликанов не заметил — все стремились быть объективными.

На финальной стадии отбора жюри оценивало снимки уже в виде отпечатков, подготовленных организаторами. И в финале же на другом устройстве каждому члену жюри следовало набрать определенное сочетание цифр (код), чтобы отдать свой голос тем работам, которые, по его мнению, и должны стать победителями.

Среди немногих посторонних, кому позволили наблюдать за процессом судейства, стал принц Нидерландов Константин (третий сын королевы Биатрикс, который с 2008 года поддерживает деятельность фонда WPP. — Прим. ред.). «Он вошел в комнату, и нам его представили: "Его высочество"... Потом он спокойно спустился с нами в столовую, и мы вместе ужинали. Все было очень просто и без церемоний», — вспоминает Андрей.

В целом организацию работы жюри конкурса Поликанов назвал потрясающей. Его восхитили профессионализм, терпение и доброжелательность всех устроителей WPP.

О полномочиях жюри извлекать отдельные кадры из законченной серии. Серьезное обсуждение вызвало упомянутое выше право членов жюри по своему усмотрению выбирать из цельной серии отдельные работы и рассматривать их как одиночные снимки. Андрей привел пример с фотографией Юрия Козырева: кадр получил первое место в номинации «Горячие новости» (одиночный снимок) WPP 2012, но исходно является частью законченной серии «Revolutionary Road». «Я не уверен, что мы имеем право рассматривать снимки вне серии», — говорит Поликанов и рассказывает о ситуациях прошлых лет, когда фотографы, даже победив в WPP, были не согласны с такими решениями жюри. «Фотограф посылает на конкурс или одиночную работу, или серию, — аргументирует свое мнение Андрей. — Почему мы должны действовать как фоторедакторы, которые отбирают изображения в журнал? Тем самым мы, возможно, разрушаем концепцию автора». Повлияет ли это мнение на процедуру определения победителей последующих лет, покажет время.

О подписях к фотографиям. До третьего круга отбора включительно работы демонстрируются жюри без каких-либо комментариев. Только начиная с четвертого раунда судьи могут поинтересоваться, что именно изображено на снимках.

Обращаясь к тем фотографам, которые собираются претендовать на победу в WPP, Андрей акцентирует внимание: «Подписи — это очень важно». Часто комментарий автора помогал жюри понять фотографию, ее значимость и масштаб.

На вопрос, что именно следует указывать в подписях, Поликанов отвечает: элементарную информацию о кадре — где и когда снято, кто и что изображено. Если есть какие-то особенные детали, которые фотограф хочет указать, он должен это сделать обязательно. Автор должен спрогнозировать потенциальные вопросы жюри и заранее дать на них ответы. Особенно это касается этических моментов: например, у жюри может возникнуть подозрение, что фотограф снимал своих родственников или платил моделям за съемку. В подписи все должно быть отражено, в противном случае работа может быть снята с конкурса только по этой причине. В случае одной из сильных серий организаторы по просьбе жюри даже созвонились с фотографом, чтобы выяснить интересующие нюансы, т.к. подпись к снимкам была неясна. Но это может произойти не с каждым.

Об оценке портретной и спортивной категорий. При оценке категорий «Портрет» и «Спорт» столкнулись репортерские критерии оценки и критерии оценки профессионалов, специализирующихся именно на этих видах фотографии.

«Для Стива Пайка как профессионального портретиста результаты WPP оказались, наверное, не совсем ожидаемыми. Он видел в лидерах категории "Портрет" совершенно другие работы, но не пытался как-то "давить" на членов жюри, — замечает Андрей. — На самом деле, я жалею, что некоторые из них не прошли. Уровень "портретуры" в целом был очень высокий. Наверное, на этот выбор в большей степени повлияла наша приверженность фотожурналистике, а не классическому портрету».

Так же, когда и профессиональный спортивный фотограф Коджи делился своим опытом с остальными членами жюри, говорил о том, насколько сложно сделать тот или иной кадр именно с точки зрения спортивной фотографии, но у данного фотографа все-таки это получилось, все равно перевешивал фотожурналистский взгляд, и уникальный именно для спортивной фотографии сюжет не получал поддержки.

«Может быть, это не совсем правильно. Может быть, стоило внимательнее прислушиваться к этим аргументам», — сомневается Андрей и цитирует специалистов в области спортивной фотографии: «Фотографы-профессионалы, которые снимают спорт для спортивной индустрии, не всегда считают необходимым отправлять свои работы на WPP, потому что уверены: репортаж победит даже в спорте». В связи с этим жюри этого года предложило организаторам WPP подумать, не стоит ли в будущем работы репортеров/ фотожурналистов и съемку фотографов, которые занимаются исключительно спортивной фотографией, оценивать отдельно.

О тенденциях в стилистике. Андрей отметил активное вторжение в фотожурналистику изображений, сделанных с использованием Hipstamatic и Instagram — приложений для смартфонов, позволяющих обрабатывать кадры разнообразными фильтрами (как правило, это стилизация под пленочные или поляроидные снимки и кадры, сделанные той-камерами, с характерным размытием, засветкой, искаженными цветами, увеличенным или, наоборот, уменьшенным цветовым контрастом. — Прим. ред.). Hipstamatic и Instagram стали уже некими общими понятиями, характеризующими такой вид фотографии. Что касается WPP 2012: «У нас Hipstamatic не прошел, — констатирует Андрей. — Он точно пройдет в будущем, но не сделал это во время "нашего дежурства"». При этом Поликанов вспоминает, как в конце 1990-х на одной из выставок WPP в Нью-Йорке наравне с аналоговыми отпечатками «стыдливо» висело несколько цифровых принтов. И многие мэтры фотографии отзывались о них с иронией. Но время показало, что у цифровой фотографии большое будущее. Поэтому Андрей не так категоричен в своих взглядах на Hipstamatic-изображения. «Мы даже дошли до того, что один раз напечатали Hipstamatic», — приводит Поликанов пример публикации Татьяны Плотниковой в «Русском репортере». «Дорогу всему самому новому! Расти должны все цветы, — резюмирует фоторедактор. — Hipstamatic встроится в фотожурналистику и будет смотреться в ней достаточно органично. Он станет таким же течением, как ломография. И многих уже не будет волновать, какой техникой снимать — iPhone'ом или Nikon'ом».

Также серьезную дискуссию на встрече с Поликановым на «Винзаводе» вызвала тенденция смешения арт-фотографии и фотожурналистики. Фотографы со стажем заявляли, что они против того, чтобы на WPP «побеждали искусствоведы», т.к. такие работы «никакого отношения к пресс-фотографии не имеют», и в противном случае из названия конкурса нужно убрать слова Press Photo. Андрей предложил вспомнить работы Паоло Пеллегрина и Александра Гронского. Эти произведения, по его словам, находятся на грани фотожурналистики и более графичного, даже живописного подхода к фотографии. При этом среди победителей WPP оказались и представители традиционной press photography, и авторы, делающие съемку на стыке арта и фотожурналистики. «Не пропадет ли правда жизни? И не вытеснят ли работы, сделанные в стилистике Esquire, работы в стилистике старого Paris Match?» — задали Андрею вопрос из зала. «Потому что это слишком красиво? Нет! У меня абсолютно нет такого ощущения», — ответил он.

Об обработке изображений. Строгого требования, в соответствии с которым работы нельзя дорабатывать в редакторах, в условиях конкурса нет, и судьи смотрели «слишком или не слишком» произошло вмешательство в изображение. При необходимости у авторов запрашивали исходные кадры. Если разница с оригиналом была невелика, смысл не изменялся, художественная ценность не уходила и не добавлялась, то обработка считалась приемлемой.

Тем не менее несколько работ из-за, на взгляд жюри, избыточного вторжения в изображение были исключены. Андрей приводит пример для спортивной категории, когда фон кадра фотографы при обработке уводят в черное. Сейчас это стало трендом, отмечает Поликанов. Потребовав у автора оригинальные снимки и сравнив их с поданными на конкурс, жюри сочло вмешательство чрезмерным: «Кадр становится другим». «Но это касалось только спорта. В фотожурналистике ни одного сомнения не было», — уточняет Андрей. И добавляет: «Обработки сейчас очень много, и делают ее хорошо. Кстати, рекомендовал бы некоторым фотографам обращаться за обработкой к профессионалам, а не заниматься ею самим, т.к. очень часто она оказывается слишком грубой. Или научиться делать хороший постпродакшен».

«Как член жюри я не буду отдавать предпочтение обработанным снимкам. Также не было приверженности к ним и у других судей. Наоборот, обработка даже смущала. Но как фоторедактор, если обработка правильная, я скорее остановлюсь на ней. Но конкурс — это не выбор в журнал. Я это хорошо понимаю и разделяю свою работу как фоторедактора и как члена жюри», — говорит Поликанов.

О некоторых принципах отбора. Судьи WPP 2012 не могли не отметить серии, отражающие два ключевых события прошлого года — рукотворное и нерукотворное: «арабскую весну» и цунами в Японии.

Для членов жюри важны вопросы взаимоотношения между субъектом и объектом — фотографом и человеком, которого он снимал. В работах, подаваемых в репортерские категории, не должно быть позирования, в противном случае эти кадры должны заявляться в «Портрет». Однажды организаторы даже позвонили фотографу, чтобы выяснить, как именно была создана его серия. «А что если фотограф врет?» — спросили у Поликанова. «Ну не всех же врунами считать! Если наврал, то это останется на нем», — ответил он. Да и в фотографическом сообществе, которое само по себе довольно небольшое, все становится известно очень быстро.

О недоумении. Андрей заметил, что судьи второй группы не встретили среди конкурсных работ очень сильные проекты, потенциальных лидеров в борьбе за победу, которые они отмечали в течение предыдущего года своей профессиональной деятельности. Возможно, это произошло потому, что их авторы не заявились на участие в WPP.

То же недоумение вызвала у жюри категория «Искусство и развлечения», которая, по оценкам Андрея, в этом году была очень слабая: «Может быть, я ошибаюсь, но очень многие фотографы как раз снимают искусство и развлечения — и снимают, наверное, очень хорошо. Но почему мы этого не увидели?»

О работах россиян. Все россияне, которые поднялись до второго тура, стали победителями: Юрий Козырев, Александр Гронский и Александр Таран. «Я очень радовался за российских фотографов. Участвуя в жюри различных национальных конкурсов в Европе, я вижу, что уровень наших фотографов ничуть не ниже, а часто даже выше, чем у остальных», — замечает Поликанов.

О коммуникации. Сложности вопросов коммуникации раскрылись в процессе судейства в полной мере. «Ты споришь, ругаешься, но должен помнить, что все мы из одного цеха и делаем одно дело, и ты обязан уважать чужую точку зрения, — признается Поликанов. — Я не очень деликатный и соблюдающий политесы человек, но меня это судейство научило многому — пытаться сдерживаться, по-другому отстаивать свою позицию».

«Самое удивительное: ты встречаешься с людьми, которых знаешь уже многие годы, дружен с ними. Но никогда раньше не оказывался с ними на "поле брани". Это очень интересное чувство, — продолжает Андрей. — Все равно мы остались друзьями. Даже какие-то очень острые моменты в конце концов сумели забыть и все-таки перебороть в себе мимолетное раздражение, порой возникающее в пылу спора, или отношение "да ты не понимаешь!" А может быть, это я не понимаю?»

О председателе. Важную роль, особенно на последнем этапе, играет председатель. «Эйдан Салливан — потрясающий профессионал, — эмоционально делится Андрей. — Мне было интересно наблюдать, как он ведет работу жюри. Это очень огромное искусство — быть выдержанным, успокаивать всех и в то же время направлять обсуждение в конструктивное русло. Результаты WPP частично зависят от председателя».

Особенно важной стала финальная речь Салливана перед членами жюри. «Когда он ее произнес, мы поняли всю ответственность, которая лежит на каждом из нас, поняли, что это не журнал, где ты можешь ошибиться в выборе фотографии — ничего страшного, следующий раз будет лучше. Здесь следующего раза не будет», — говорит Андрей.

О победившей работе. «Я понимаю всю гамму мнений по поводу WPP. Мы, уже выбрав победителя, осознавали, какие претензии нам будут предъявлены. Я очень рад, что ни один из членов жюри потом на них не повелся. Это самая сильная фотография года, самая лучшая. Нам не стыдно за то, что мы сделали. Мы гордимся результатами конкурса этого года. И у меня очень большая просьба: участвуйте и побеждайте», — обращается Андрей к российским фотографам.

О финале. Когда подведение результатов WPP завершилось, победителю Самуэлю Аранда сообщили о победе по телефону. Затем в Амстердаме прошла пресс-конференция, на которой лучшую работу представил председатель. Завершилось все неформальным обедом, на котором организаторы WPP и члены жюри встретились в последний раз.

О двойственности бонусов от победы. Победа в WPP, необязательно абсолютная, даже в одной из категорий, может изменить судьбу фотографа. Он буквально просыпается знаменитым. Внимание со стороны заказчиков, естественно, возрастает, но оно порой принимает и весьма странные формы: фотографа могут попросить снять то, что ему совсем не свойственно.

О будущем. Даже если всем пишущим журналистам раздадут по камере — а эта тенденция в работе СМИ все более нарастет, профессия фоторепортера не исчезнет, уверен Андрей. А вместе с ней — и WPP как конкурс, востребованный профессионалами. Возможно, фоторепортеры сами придумают какие-то новые формы, чтобы найти выход из непростой ситуации с их профессией, например, начнут активнее работать с мультимедиа. Единственный вопрос, на который пока нет ответа: как этот журналистский продукт продавать?

О главном. «Победа в WPP — это очень здорово, она может изменить твою жизнь — к лучшему или худшему, сказать непросто. Это престижно, это "клеймо" на всю жизнь, — говорит Андрей и обращается к собравшимся репортерам: — Ребята, но это же не самое главное: фотографии-то ваши, если они настоящие, нужны не только для WPP или других конкурсов, они переживут все и останутся на все времена».


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015
Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов

Разрабатывать такие сложные и точные инструменты, как фотографические объективы, могут не только известные корпорации, но и грамотные любители художественной оптики
18.11.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Октябрь 2019 >>
  123456 
 78910111213 
 14151617181920 
 21222324252627 
 28293031 
  
Сегодня
20.10.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100