АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Необязательное время | Light Matters



05.07.2005

Ранние фотографии Валеры и Наташи Черкашиных

...За стеклянной стеной кафе движется Тверская. Рекламы, силуэты людей, поток машин. Все это безмолвно. Как на фотографиях. Знал ли кто-нибудь десять лет назад, что столица «нашей Родины, город-герой Москва» превратится в крупнейший мировой мегаполис?

Не многие тогда ощущали, что корабль империи уже тонет в водах истории — эхо этого процесса литераторы обсуждают еще сегодня, а тогда избранный круг меченных временем художников, среди которых были Валера и Наташа Черкашины, устраивал пышные скоморошьи похороны уходящей эпохе. Ее безвременная и актуальная кончина заставила их оторваться от собственного творчества и применить весь свой художественный талант и фотографическую осведомленность в первых рядах плакальщиков и факельщиков великого погребения.

С начала 1990-х Валера и Наташа начали работать над проектом «Конец эпохи» (его можно было бы назвать и «погребением имперских иллюзий»), успев за эти годы погоревать над местами упокоения (опоздав ко времени погребения) великих империй «всех времен и народов»: СССР, Германии третьего рейха, Испании колумбова столетия. Успели они уточнить состояние и такого больного «имперским духом», как Соединенные Штаты в Северной Америке. Эти занятия арт-социальной и культурологической анатомией вкупе с хирургией сделали данную художественную пару широкоизвестной.

Но, не случись гибели Союза Советских, как развивалось бы творчество этих авторов? Нам не известно. Знаем лишь, чем занимались они до гибели империи, живя в том самом Союзе, известном своей закрытостью от внешнего мира, для сохранения которой был воздвигнут «железный занавес». При всей его фактической и мифологической непроницаемости ранние фотографии Черкашиных свидетельствуют об обратном или, возможно, о проницаемости занавеса для идей и прочих граждан области духа, который парит, где хочет.

В 1966 году ученик 11 класса средней школы № 131 г. Харькова Валера Черкашин вместе со своим другом Гришей и его сестрой Зиной* на огороде на белом снегу с помощью камеры «Смена» снимает серию (конечно же, тогда он еще не знал, что это называется так) «Грозная помощь Вьетнаму. Вот она!» Шел второй год второй индокитайской войны (она же — вьетнамская), советская пропаганда вещала за Северный Вьетнам, американцы помогали Южному. И с той, и с другой стороны в вещании и отношении к гражданской войне вьетнамцев не было ни тени иронии. Подобно тому, как участие в афганской войне не стало предметом иронической игры в современном российском искусстве, американцы в искусстве не смогли отстраниться от войны во Вьетнаме — слишком личной она была для большинства авторов и зрителей.

А в украинском городе двое мальчишек позируют в качестве «Доктора Пирогова и его верного помощника Даши Севастопольского», с пилами и топорами — инструментами «грозной помощи», на других кадрах те же исполнители предстают в роли новых персонажей: минера Бени, командующего группой Фиделя Лумумбы…

Детская изобретательность в области идеологических игр взрослых активно (и управляемо) использовалась все советское время: агитбригады, сочинение речевок, отрядных песен и проч. лагерной (пионерской) самодеятельности.

Но в играх на заснеженном огороде, прорвавшись из-за идеологических заград, эта изобретательность приобрела форму артистического документированного в фотографии хэппенинга. Даже оставшиеся в подписях «добровольческая группа, готовящаяся к пересылке во Вьетнам», «положить конец грязной войне» становятся абсурдистским стебом интеллектуалов, «прикольно» превращающих грабли и метлы — орудие крестьян Отечественной войны 1812 года — в знаки современной идеологической войны (те же метлы и топоры как действенное оружие против врагов постоянно присутствуют в плакатах КУКРЫНИКСов и Житомирского периода вьетнамской и холодной войн).

Идеи, витавшие над миром, — постмодернистские переносы и цитирования — в начале 1970-х превратились в антивоенные «игры на крыше» хиппи в компании Роберта Маппелторпа. Огородная война Черкашина (1966) — из того же ряда постмодернистских переносов. Только исполненная абсолютно в стилистике советской любительской фотографии того времени, на тисненой бумаге, с характерным фигурным обрезом листочков 8x11.

Позднее Черкашин, будучи асоциальным элементом — художником-хиппи, зафиксирует свой переход в иное а-состояние — бритого… (если в период перестройки бритый молодой человек — браток, то в 1972, когда Черкашин проводит свое «пострижение» и фиксирует его этапы, бритый — блатной и/или противленец: диссидент ли, интеллектуал или неприсоединившийся, выделяющийся из общей толпы индивидуум).

Валера и Наташа Черкашины используют в своих произведениях знаки религиозной символики в их истинном значении крайне редко, но «Пострижение», при его точной прописке в среде социальных знаков, выходит за их пределы. Европеец-хипарь превращается в лысого исповедника восточных культов. Буддизма? По мнению самого художника, в тот момент еще нет. Интерес к восточной премудрости приходит позже.

Но восточные реминисценции у «абсолютно круглой блестящей головы» все-таки существуют, особенно когда в памяти встает урок географии: Харьков — юг, Харьков — восток Украины, Харьков — на территории запорожских казаков (бритых и чубастых), Харьков — на землях древних кочевых народов, татар, сарматов и прочая, и прочая. Через пострижения, подобные черкашинскому, в восьмидесятые пройдут и художник Юликов, и фотограф Чежин, для каждого из них пострижение — инициация, фиксирование временного барьера, переход через который, личный ли, биографический, или в сопоставлении датировки проектов и дат исторических барьер смены исторических времен, означает приобретение новых качеств.

С 1982 года счастливая пара, Валера и Наташа Черкашины, включается в процесс «позирования» (как называют его сами художники) — в процесс создания серий, в которых присутствуют сами авторы, но акцент переносится с их присутствия на их окружение, фон, аксессуары. После одной из сессий «позирования», где Валерий Черкашин с сыном Даней и своим другом позируют каждому желающему на фоне тусовочной кофейни в центре Харькова, художник Кабаков заметил (что и было включено в подпись на соответствующей фотографии), что «все в кафе позируют на вашем фоне».

Изменение пространства с помещением в него инородного объекта — художника (серия «Качание квадрата»); изменение мифов в художнической интерпретации («История с яблоком, или Грехопадение»); изменение мотивировки поведения людей, случайно попадающих в поле действия фотокамеры (в той же серии «Позирование на фоне»); и не-важность личности фотографа, двойственность значения предварительной концептуальной выстроенности (жизнь ввяжется в игру с художником и повернет его действия в новом направлении), зависимость художника от предметов, с которыми он играет (серия «Дуэт Валеры и Наташи Черкашиных») — направление поисков Черкашиных в середине 1980-х следует философской траектории.

Каждая из серий превращается в законченное исследование; отдельная работа может стать объектом любования, но идея («концепция») может быть выражена только с помощью всей серии, ее ритмического построения, повторов, намеренного подчеркивания отдельных деталей. В это время Черкашины еще осторожны в обращении с фотографией, она — первоизображение внутри произведения, ее не коллажируют, ее едва касаются травлением и едва подкрашивают, письмена выводят, стараясь текстом не исказить изображения. Отпечаток на фотобумаге и ретушь — классический путь создания фотографического произведения. Долго ли продлился этот период «фотобоязни»? Немногим более пяти лет.

В этот период Валера и Наташа Черкашины увлечены кубизмом (геометрией пространства). Валера, продолжая заниматься живописью (повинуясь таланту, усиленному художественным образованием), в работах маслом и акварелью, в рисунках начинает расслаивать пространство, находить в нем грани «скола», превращающего плоскость изображения в иллюзорно мятую поверхность, имеющую собственную, отличную от изображенного пространства трехмерность. К этим опытам «разбитого зеркала» восходит генеалогия мятых, выкрашенных в праздничный кумач и супрематистское черное, газет и скомканных полотнищ фотографических отпечатков, которые появятся у Черкашиных в «Прощании с эпохой» (1990) и «Миражах империй» (1995).

В середине восьмидесятых Черкашины живут между Харьковом и Москвой. Это «между» было неопределенностью положения и в пространстве, и во времени, и на стыке культурных традиций: в Харькове — мощная фотографическая школа, уходящая корнями в Харьковское фотографическое общество начала ХХ века и традицию «богатого» ярмарочного кича расписных карточек с красотками и котами, школа, выделившая, выдавившая из себя таких персонажей, как Михайлов, Черкашин, Солонский, Братков.

Москва — клокотание живописной и театральной тусовок, трещины в «железном занавесе», природу которых не объяснит и Воланд, сквозь которые начинается культурный идее- и товарооборот. Приезжая в Харьков, Черкашины снимают в мастерской у Михайлова барышень, проводят фотосессии дома, в родовом гнезде Валеры, участвуют в съемках того же Михайлова.

Среди самых известных серий с участием Валеры и Наташи Черкашиных — серия «Крымский снобизм» Михайлова. С участием Михайлова (точнее, интерьера его студии) — «Игры девушек» Черкашиных (1985). Время песен Цоя, время крашеных блондинок и колготок в крупную сетку, высоких каблуков и джинсов, яркого грима и химических завивок (как у звезд Голливуда) было отмечено первыми дискуссиями о странной современной молодежи и идеологическими декларациями наподобие «в СССР секса нет», озвученными безличными представителями толпы.

Подвал. Кровать. Барышни. Разыгравшиеся настолько, что камера превращается в зеркало, с которым сверяются («свет мой зеркальце, скажи») и перед которым доказывают степень своей свободы. И раз камера — зеркало, тот, кто стоит за ним, невидим и неважен. И в этом — снова положительный исход черкашинского эксперимента, начатого еще в игре во Вьетнам: не важно, кто снимает, важно, что камера следует за действием, в котором в тот момент может участвовать и сам фотограф в качестве актера. Камера превращается в одушевленный на расстоянии объект, воспринимающий и откликающийся на желания и движения актеров, камера становится имперсональным (и собирательным) зрителем.

Этот театр игр, переходящих в игру карт-перевертышей и загадочную пародию на ласки мраморных «граций», еще не связан с театром реальным, тем, где есть сцена, актеры и зрители. Но не будь этих золотистых и канареечных на голубом и лиловом картинок — посткубистических открыток на память о харьковской кичевой традиции, не появилась бы и серия по мотивам пьесы «Шести персонажей в поисках автора» Пиранделло, поставленной в театре Анатолия Васильева. Сделать работы по мотивам спектакля для зарубежных гастролей театра Черкашиным предложили в 1988. На рубеже двух эпох.

Сейчас, по прошествии десяти и еще полдесятка лет, 1988 кажется очень близко стоящим к 1990 — году создания «Прощания с эпохой». Тогда же для художников за три года прошла целая эпоха, от непризнания и первых успехов до внимания зарубежных музеев, информагентств и телеканалов.

В начале 1990-х казалось, что жизнь только начинается, что только начинается свой путь в искусстве, хотя десятилетия уже прошли внутри него. Тогда работы без аллюзий глобального исторического масштаба казались маловажными — действительно, волна новостей эпохального замаха позволила оказаться на своем гребне тем, кто был соразмерим в своих притязаниях и в своем творчестве изменениям, происходившим «здесь и сейчас», каждый день. Семидесятые и восьмидесятые, еще не успевшие отойти в глубокую историческую перспективу, кажутся до сих пор единым периодом «эпохи застоя».

Медленный распад идеологии, развитие неофициального искусства и арт-фотографии, относительное благосостояние молодых художников и интеллектуалов, позволявшее что-то есть и как-то одеваться и путешествовать в плацкартном вагоне по необъятной стране, — все это представляется каким-то необязательным временем иллюзий, плавно переходящих в предутренние сны и времяпрепровождение бодрствования, звонко называемого реальностью. У восьмидесятых были собственные герои, свое искусство, свой язык многозначностей и недосказанностей, которые успеют позабыться к моменту введения восьмидесятых в пантеон «исторических эпох», а его искусства — в историю искусств. Остаются фотографии. Например, Черкашиных, отразившие в осколках, которые не хранят, время, еще не ставшее обязательной программой.

Все фотографии © Валера и Наташа Черкашины


Ирина ЧМЫРЕВА


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Представляем удивительные истории, созданные классиком жанровой городской фотографии на пергаменте старой Москвы
18.11.2015
Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

18.11.2015
Образ и чудо. Георгий Колосов

Образ и чудо. Георгий Колосов

Возможно, портрет — главный жанр фотографии
24.09.2015
Знакомые лица. Евгений Военский

Знакомые лица. Евгений Военский

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Май 2024 >>
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 2728293031 
  
Сегодня
21.05.2024


(c) Foto&Video 2003 - 2024
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100