АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Валерий Кацуба. Физкульт-привет!

101 102 103 104
105


20.08.2007

Классическая эстетика человеческого тела. Гармония формы как предмет любования и восхищения. Одно из направлений мировой культуры — физической. Ее эталоны красоты со временем не изменяются
Текст Анисия БОРОЗНОВА

Валерий Кацуба успел испытать себя на многих поприщах: ходил в плавания, работал журналистом на радио и в печатных изданиях, был ведущим на телевидении, затем продюссировал фотосъемки для журналов и постепенно стал снимать сам. На вопрос «кем он себя осознает» Кацуба вспоминает рассказик Даниила Хармса «Четыре иллюстрации того, как новая идея огорашивает человека, к ней не подготовленного» («…Художник: Я художник!/Рабочий: А по-моему, ты г…о!..») и отвечает, что, пожалуй, все-таки художником.

Если объективно взглянуть на жизнь Валерия Кацубы, то он представляется человеком, добившимся всего благодаря собственному стремлению и желаниям. Сам же он далеко не последнее место в развитии своей судьбы отводит окружающим его людям. Он считает, что всегда очень важно найти поддержку в чьем-либо лице, пускай она даже будет заключаться всего в паре слов.

«Маленькие детали часто бывают решающими. Одна фраза — и этого достаточно, как команды, которую ждешь. А когда она прозвучала, знаешь в каком направлении бежать». Кацуба не отрицает, что в жизни можно полагаться только на себя: «Да, безусловно, нужно быть крепким орешком, но вы же понимаете — мы все живем вместе, и человек, я полагаю, не может быть совсем один». Смысл своего существования он видит в отношениях с другими людьми.

Кацуба живет в С.-Петербурге уже почти двадцать лет, тем не менее отношение к городу у него неоднозначное: «Последнее время я все чаще брожу вдоль Фонтанки, и у меня в голове появляется история человека, который попал не в свой город. Он не понимает, почему находится здесь. Но я надеюсь, что этот герой, в конце концов, найдет свой город. Конечно, я имею в виду себя. Возможно, это связано с климатом, но я, бывает, впадаю здесь в уныние, хотя, может, и не в городе дело».

С другой стороны, Валерий признает, что Петербург дал ему возможность реализовать свои замыслы и подарил прекрасных друзей — людей, которых он называет своими жизненными вехами. Каждый новый этап в своей жизни Кацуба связывает с тем или иным человеком, с той или иной встречей.

Одна из первых таких «вех» — это дружба с учительницей истории. Валерий Кацуба родился и прожил 16 лет в белорусской деревне: «В деревне сложно найти единомышленников, поэтому получаются странные союзы. Я в свои 14 лет общался с 25-летней учительницей. У нас была искренняя дружба двух похожих людей. Мы слушали классическую музыку, разговаривали о литературе, она учила меня танцевать танго, вальсы и постоянно рассказывала про племянника-моряка, который завладел моим воображением. Я, естественно, все романтизировал, представлял себе моря, корабли, путешествия и решил ехать учиться по стопам ее племянника в Ленинградскую морскую академию». Мама не стала протестовать против выбора сына, и он уехал. Вначале было непросто, но в итоге Валерий сумел все пережить и встать на ноги.

Если рассматривать путь Валерия Кацубы к фотографии, то тут решающей для него, пожалуй, стала встреча с фотографом Нилом Кирком. Именно он сказал Валерию: «Ты должен снимать сам».

«Я решил, что он просто так тонко шутит, потому что я тогда вообще не разбирался, как устанавливать выдержку и диафрагму. Но он не шутил. Сам того не подозревая, он сделал большое дело — подарил мне свой фотоаппарат Hasselblad (я до сих пор им снимаю). И я уже почувствовал себя обязанным что-то сделать, потому что когда тебе преподносят такой подарок, а ты его не используешь по назначению — это просто непонимание знака судьбы. Я отреагировал непроизвольно. Сложилась такая ситуация, что необходимо было провести съемку в Кисловодске, а я не мог найти фотографа». В итоге Кацуба сделал фотографии сам. Он понял, что дело это ему вполне по силам, и постепенно начал снимать самостоятельно.

Возможно, непроизвольно, но у Валерия сразу выделился свой стиль: всем его фотографическим проектам свойственна реминисценция на снимки начала ХХ века: «В старых фотографиях мне нравится анонимность, я не знаю, кто на них запечатлен, судьбу этих людей, чем они занимались, но какая-то невероятная сила притягивает к этим лицам. И если через сто лет кто-то будет рассматривать наши фотографии, мы тоже будем просто людьми из прошедшей эпохи. Звания, известность — это имеет значение только сейчас и только для светской хроники, а дальше выбирает время по своим правилам». Итогом этих размышлений стала серия фотографий «Мои друзья. Времена года»: «Я понимал, что если мы чуть-чуть приоденемся, отбросим какие-то характерные принадлежности нашего времени, спрячем лейблы, то будем очень похожи на людей сто лет назад». И действительно, время на этих фотографиях отступает назад, позволяя выдвинуться вперед красивым людям и красивой атмосфере, независимо от конкретной исторической эпохи.

Сейчас имя Валерия Кацубы все чаще всплывает в связи с проектом «Физкультура», на основе которого в 2006 г. в Мадриде издательство Turner выпустило книгу «Phiscultura. Valery Katsuba». Любопытно, что она — трехъязычная, язык оригинала — испанский, английский и русский. Вот что Валерий рассказывает об истории создания проекта.

«Все началось с того, что на рубеже тысячелетий я обнаружил в архиве кинофотодокументов С.-Петербурга фотографии конца XIX — начала XX века, сделанные преимущественно Карлом Буллой. Для меня стало открытием, что уже в то время так был развит спорт и в том числе атлетическая гимнастика, которая сейчас называется бодибилдингом (наивно полагал, что это движение началось со Шварценеггера). Я распечатал фотографии и показывал их различным изданиям, как русским, так и иностранным. Все соглашались, что это здорово и удивительно, но не знали, что со снимками делать.

Параллельно я обдумывал, как бы необычным образом отпраздновать новое тысячелетие. Но никаких оригинальных возможностей не предвиделось. Из любопытства я решил узнать, как отмечали наступление ХХ века, пошел в библиотеки читать старые газеты. С.-Петербург входил в новый век с оптимизмом и долей снобизма. Люди считали, что их время прекрасно, они многого достигли, и ХХ век вряд ли может принести им что-то новое и интересное. А потом, как нам известно, случилась революция, Первая и Вторая мировые войны, перемены, которых люди даже не предполагали.

В наступающую новогоднюю ночь я предложил друзьям ездить по городу и снимать празднование третьего тысячелетия. Результатом стала выставка, отобразившая, как в Петербурге встречали ХХ и ХХI века. Идея совместить старую и новую фотографии не была чем-то новым, но получилось очень мило. И тогда я решил использовать тот же прием со спортивными фотографиями, а нынешних спортсменов снимать в старых интерьерах, как у Карла Буллы.

Но чем дальше в лес, тем больше дров. Я стал просматривать фотографии 20-х годов, 40-х, 60-х из государственных и частных архивов, встречался со спортсменами, с историками в области физкультуры, и постепенно передо мной начала складываться более-менее стройная картинка. Она оказалась интересной не только с фотографической точки зрения, но и с исторической и даже житейской, т.к. отразила взаимодействие спорта с другими сторонами нашей жизни. Мы замечаем, что начинается массовое увлечение определенными видами спорта, и не подозреваем, что на самом деле это диктат времени и ситуации, в которой мы находимся…

После революции и Первой мировой войны была популярна производственная гимнастика, основной задачей было восстановление здоровья нации, подорванного войной. В конце 30-х идет подготовка к войне, на фотографиях того времени спортсмены строят пирамиды, в руках у них — ружья и копья. Развиваются соответствующие виды спорта. 60-е годы можно назвать романтическими — война уже прошла, стало лучше и легче жить, люди могли позволить себе немного романтики, например спуски на байдарках, альпинизм и прочее. Физкультура стала частью общей игры с романтическими историями и пейзажами. Потом становится модным бодибилдинг, но мы совершенно забыли, что в 1890-х годах он уже существовал в Петербурге. Только гири выглядели по-другому, а цели были те же самые».

Валерий говорит, что ему ближе всего спортивный дух шестидесятников, и называет себя «антиглобалистом», не в смысле протеста против развития мирового экономического рынка, а в культурном смысле. «Я не люблю, когда что-то доминирует, а другое, не менее прекрасное, забывается. Мне не нравится, какую моду сейчас диктует фитнес, я считаю одежду для него не-sexy, некрасивой и скучаю по простой физкультуре. Я не могу заниматься в спортзалах на тренажерах, мне это скучно, ведь есть другие возможности: спорт в парках, лесах или гимнастика — это настолько красиво».

В своем проекте «Физкультура» Кацуба решил изучить увлечения теми или иными видами спорта в России за период в сто лет и составить представление о том, что такое красивое тело. В итоге он пришел к выводу, что как существуют блондинки и брюнетки, так существуют разные тела, и все они красивы. Можно в равной степени восхищаться «горой мышц» или изящной фигуристкой, любоваться гимнастами, пловцами или любыми другими спортсменами. Все по-своему красивы, не стоит об этом забывать. «Моей задачей было собрать в фотографиях все спортивные достижения нашего времени — пирамиды, перекладины, тяжелоатлетов — и это удалось. Я доволен проектом».
F&V

Дополнительная информация: www.katsuba.net
Все фотографии: © Валерий КАЦУБА


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Представляем удивительные истории, созданные классиком жанровой городской фотографии на пергаменте старой Москвы
18.11.2015
Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

18.11.2015
Образ и чудо. Георгий Колосов

Образ и чудо. Георгий Колосов

Возможно, портрет — главный жанр фотографии
24.09.2015
Знакомые лица. Евгений Военский

Знакомые лица. Евгений Военский

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
23.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100