АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Эстетика эфемерного



17.01.2006

Каждая метаморфоза подразумевает открытие очередной ипостаси, подтверждает уникальность и талант, позволяет говорить об этом фотографе как о грандиозном событии в мировой культуре

Япония всегда будет оставаться для европейцев загадочной страной. Все попытки проникнуть в суть ее культуры ограничиваются именно теми степенями свободы, которые сами японцы решили установить. Любое событие японской культуры в европейском пространстве всегда привлекает внимание, и прежде всего своей загадочностью, которая оказывает магическое притяжение на любого, кто прознал про него. При ближайшем знакомстве загадочность вызывает восхищение, однако даже проникновенное чувство не избавляет от ощущения недосказанности, недопонимания, некой недоступности. Аналогичное впечатление вызывают и работы японской фотохудожницы Кимико Йошида/Kimiko Yoshida.

Родилась в Токио в 1962 г. В 1995 г. переехала во Францию. Посещала школу фотографии Ecole Nationale at Arles, затем стала работать в студии Le Fresnoy в городе Туркуэн на севере Франции. Сейчас живет в Париже.

Сенсационное открытие ее творчества, по сути, мгновенное мировое признание, произошло осенью 2002 г., когда ее работы, входящие в серию «Невесты», были представлены на выставке Paris Photo.

«Эта серия автопортретов, — поясняет фотограф, — имеет непосредственное отношение к моим собственным личностным поискам. Мне пришлось многое разрушить в своей жизни, когда я покинула Японию. Я работала в сфере моды и думала, что это творчество, однако в моде вам приходится делать то же самое, что и всем остальным, где-то больше, где-то меньше. Мы находимся в обществе, где преобладает имитация, и нам дается только один-два шанса, чтобы привнести какие-то новшества. Будучи творческой личностью, вы можете довести ситуацию до предела, оказаться в опасности, но в тоже время стать свободным…».

Безусловно, на формирование ее мировосприятия весьма сильное влияние оказали детские впечатления. Когда Кимико была ребенком, ее поразила история ее матери, которая познакомилась со своим мужем только в день свадьбы. «Эту тайну я обнаружила, когда мне было восемь лет, меня это сильно напугало». Когда девочке было три года, между матерью и дочерью произошел конфликт. «Моя мать вышвырнула меня из дома. Прежде чем уйти, я спрятала все свои детские игрушки в коробку, а затем пошла в городской парк, где на следующий день меня обнаружила полиция. С тех пор я живу с постоянным ощущением бегства, странствия».

Прежде всего Кимико нужно было избавиться от того, что она рассматривала как посягательство на свою свободу. Она перебралась в Европу, выбрав Францию в качестве нового дома, стала изучать язык, стала любить, работать и думать. Иными словами, стала жить. Вообще переезд во Францию она расценивает как второе рождение.

«Я сбежала из Японии, потому что там я была мертва, — вспоминает фотограф. — Здесь я стала человеком, научилась говорить «нет», выражать свои чувства, что чрезвычайно сложно для женщины в японском обществе. Я сумела задать себе вопросы по существу: кто я есть? как я жила раньше? куда ведет мой путь? и почему я всегда избегала брака? Ведь замужество — такая естественная мечта всех девушек. Почему же я никогда не желала последовать за всеми?»

Процесс поиска ответов на эти вопросы так или иначе отражается в творчестве фотографа, что в результате привело к созданию всемирно известной серии автопортретов под интригующим противоречивым названием «Холостые невесты»/«Bachelor Brides» — своего рода оксюморон, сочетание прямо противоположных, обычно несочетаемых слов, которое в то же время очень точно отражает суть этих фоторабот.

Кимико Йошида создает различные образы невест, в том числе обращается к культурным традициям принадлежащих к различным эпохам стран и народов с пяти континентов. Она использует головные уборы из собрания Antoine de Galbert, а также бриллиантовые диадемы из коллекции «Art de Cartier».

Все фотоработы сделаны в период 2000–2005 гг. Камера Hasselblad со 120-мм объективом, обращаемая пленка для искусственного света (ламп накаливания), без каких-либо фильтров. Съемка велась примерно с двух метров, использовался пульт дистанционного управления, предварительно делались поляроидные снимки.

Фотограф обширно использует свой внутренний ресурс, чрезвычайно достоверно выстраивает совершенно различные образы, точно угадывая культурные мотивы. Мы видим не одного человека, но множество людей, и в этом заключается чудесное преображение. Кимико Йошида страстно желает вырваться за пределы своего давно известного «я», она существует как бы между культурных пространств, несет в себе традиции каждого из них. Таким образом, она раскрывает многогранность собственной натуры, доказывая зрителям свои всесторонние возможности. Она пытается найти ответ не столько на традиционный вопрос — «Кто есть я?», а на иной — «Сколько Я есть во мне?» Кроме того, существует вторая временная ось вращения, и мы видим свободное перемещение между различными эпохами.

В работах Кимико Йошида улавливаются мотивы, которые она унаследовала от таких мастеров японской цветной гравюры («укиё-э») эпохи культуры Эдо, как Катсусика Хокусай и Китагава Утамаро. Для культуры Эдо, культуры третьего сословия, характерно представление некоего «плавающего, текущего мира», как то: сценки из будничной жизни, портреты актеров, обитательниц «веселых кварталов» и проч.

В каждой из работ фотографа прослеживается достаточно отчетливое желание быть иной, не похожей на предыдущий образ, и уж тем более на свою повседневную сущность. Редко мы видим прямой взгляд, поскольку его сложно изменить, и он может разрушить желаемый сюжет. В результате главная роль отводится телу — открытому или закрытому, которое создает тот эмоциональный заряд, который формирует неповторимый образ.

От общего эстетического восприятия образа «невесты» зритель переходит к осмыслению брачных отношений в целом, ему указывается на подчиненное положение женщины, на ее зависимость. Фотограф обыгрывает эти явления с помощью элементов пародии, сатиры — «Невеста покемона», «Кибер-невеста», «Слепая невеста».

В работах фотографа зрители могут увидеть аллюзии, отсылки к рассказу японского писателя Танизаки Дзюнъичиро «Похвала тени», в котором автор формулирует концепцию прекрасного на примере традиционного японского дома. … Красота японского дома полностью зависит от теней, тяжелых и легких, дополняющих друг друга, и ничего более. Это освещение создает в помещении очаровательную атмосферу. Тусклый свет и приглушенные тени никогда не утомляют взгляда и способны заменить любое украшение… Таким образом, фотограф не пользуется прямым светом, а пытается найти такое освещение, которое встречается именно в традиционных японских домах.

В каждом из созданных образов присутствует тонкая игра света и тени. Зрителю кажется, что он поймал этот образ, зафиксировал, что тот стал вполне осязаем и доступен. Однако это чувство обладания мгновенно оборачивается утратой — образ растворяется, свето-теневой рисунок начинается дрожать и… исчезает. Фотография — вот она, рядом, только руку протяни, но разгадать своего секрета не позволяет. «В моих фотографиях, — поясняет Кимико Йошида, — в тенях, созданных очень мягким непрямым светом, монохромный цвет плавает, как легкая акварельная краска на поверхности воды».

За каждой из фотографий кроется некий рассказ. Например, «Бамбуковая принцесса» отсылает нас к известной японской легенде, в которой говорится о невозможности брака. Либо мы видим эмоциональный сюжет, где тема — проявление желания, которое высказывается не словами, но жестом, беззвучным ртом, — оно, недоступное, выражается через сопротивление.

Важную роль играет цветовая гамма. Синий символизирует лед, но также означает смерть и вечность. Белый — символ чистоты, но также — банальности и поиска любви. Желтый — символ солнца и света. Красный означает страсть, боль и кровь.

Директор чикагской галереи FLATFILEgalleries Сьюзан Ауринко/Susan Aurinko усматривает первопричину творчества Кимико Йошида в ее бегстве из Японии, из негостеприимного дома, где «художник никогда не смог бы стать равным и обладать творческой свободой, чтобы создать то искусство, которое способно заполнить его душу».

Творчество как таковое стало результатом духовного освобождения. Кимико Йошида раскрыла себя не только как талантливый фотограф, но как уникальная творческая личность. Она показала женскую сущность, всю ее многогранность и противоречивость, преодолела временные рамки и соединила несколько эпох, сравнила традиции различных стран и народов, увязала эстетические моменты с социальными мотивами, — она стала безусловным событием в мировой фотографии.

«Во мне воплощена невеста, парадоксальная, неосязаемая и… не состоящая в браке, — говорит фотограф. — В ней присутствуют одновременно такие черты, как драматизм, вымышленность, пародийность и противоречивость. Я создаю эти фотографии, чтобы показать виртуальную свадьбу незамужней невесты. Этот ряд автопортретов формирует последовательность, цепочку образов, мыслей. Мое намерение заключается в том, чтобы представить эту серию фотографий как внутренний монолог, сродни «потоку сознания» — литературному приему, который использовал Джеймс Джойс в своем романе «Улисс». И вот именно в этом «потоке сознания» пространство и время приобретают конкретную форму».

Владимир НЕСКОРОМНЫЙ
Все фотографии: © Кимико Йошида/Kimiko Yoshida/Courtesy Galerie Albert Benamou, Parisуem

www.kimiko.fr


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Представляем удивительные истории, созданные классиком жанровой городской фотографии на пергаменте старой Москвы
18.11.2015
Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

18.11.2015
Образ и чудо. Георгий Колосов

Образ и чудо. Георгий Колосов

Возможно, портрет — главный жанр фотографии
24.09.2015
Знакомые лица. Евгений Военский

Знакомые лица. Евгений Военский

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
18.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100