АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Элина Бразерус. Новая живопись

© Elina Brotherus © Elina Brotherus © Elina Brotherus © Elina Brotherus
© Elina Brotherus © Elina Brotherus © Elina Brotherus


«Две танцовщицы, позирующие фотографу»/«Deux danseuses posant chez une photographe», 2007 Из серии «Этюды с моделью, танцоры»/«Etudes d'apres modele, danseurs» 105x83 см © Elina Brotherus Courtesy of Elina Brotherus and gb agency (Paris)

18.09.2008

Выйдя из стен одной из самых сильных на сегодняшний день фотографических школ — «хельсинкской школы», молодой фотограф Элина Бразерус открыла себя заново, превратившись из разочарованного карьерой химика в успешного художника, чье творчество многократно отмечено наградами, публикациями и персональными выставками
Текст Евгения ЕМЕЦ

C фотографических работ Элины Бразерус/Elina Brotherus на зрителя нисходит спокойствие и умиротворенность. Взаимодействие состояний природы и человека, их соединение в точке красоты и гармонии — основной действующий вектор произведений. Фотограф ищет то, чего недостает в современной жизни, что отсутствует в каждодневном опыте. Она старается обнаружить то недвижимое, не подверженное потрясениям ощущение истинного одиночества, которое объединяет на уровне духа человеческое существо и бескрайний пейзаж, приглашая зрителя разделить с ней этот опыт созерцания, замедляя течение времени, необходимое для проникновения в мир, запечатленный на пленку.

Но ее работы не всегда были такими. В своих самых первых документальных и глубоко автобиографичных сериях фотографий Элина выступала в качестве модели и фотографа, погружаясь в сильные эмоциональные переживания. Она допускала зрителя в свой персональный мир: в одной из первых серий работ «Девушка говорила о любви»/«Das M ldchen sprach von Liebe» (1997-1999) она любила и ненавидела, не стесняясь показывать перед камерой свою боль и слезы.

Когда в 1999 г. она переехала во Францию (работая по программе резиденции в Музее Нисефора Ньепса), появилась серия («Французские последовательности 2»/«Suites franmaises 2»), буквально родившаяся из необходимости освоиться в новой культуре и преодолеть языковую изоляцию: наклеивая Post-It-стикеры на те предметы, которые составляли ее мир, Элина таким образом изучала язык и параллельно делала фотографии этих предметов. В этот момент, по ее словам, у нее появился интерес к различным жанрам визуального искусства и исследованию таких аспектов, как пейзаж, портрет, интерьер и человеческая фигура.

Живя во Франции, она много изучала живопись, подолгу рассматривая произведения великих мастеров разных эпох. Постепенно ее работы становились более абстрактными, поскольку интерес сместился в сторону исследования фундаментальных вопросов искусства: света, цвета, композиции, геометрической проекции трехмерного пространства в двухмерное, взаимодействия человеческой фигуры с пространством картины.

Проводя многие часы на природе с камерой, наблюдая за движением света в течение суток, Элина начала снимать пейзажи, которые отныне становятся второй главной темой в ее работе. Иногда в этих пейзажах появляется фигура, но она несет в себе уже совсем иной смысл: из глубоко персональной истории мы переносимся в универсальное пространство формы, где сама человеческая фигура связывается с обширной исторической иконографией и превращается в символ и знак.

В последовавшей за этим серии работ, амбициозно названной «Новая живопись»/«The New Painting» (2000-2004), Элина Бразерус начала диалог с историей европейской живописной традиции, искусно соединяя свои впечатления от любимых живописных вещей с фотографическими экспериментами. Автор признается, что ее «исследование» живописи является не пересмотром живописной традиции, а лишь отправной точкой для формального изучения возможностей светописи.

Название серии «Новая живопись» родилось спонтанно, когда Эдда Джонсдоттир, директор галереи i8 в Рейкьявике, однажды сказала, что «фотография — это новая живопись». Это спровоцировало желание Элины проверить утверждение на практике. Многим своим работам она дает названия, которые прочно связаны с историей живописи — «Купальщики», «Женщина за туалетом» и проч.

Наряду с преобладанием пейзажа над автопортретом происходит еще одна трансформация — модель разворачивается к камере спиной, таким образом направляя взгляд зрителя вовнутрь пейзажа и смещая акцент с личности модели на характер ландшафта.

Одна из знаковых работ Элины Бразерус этого периода — аллюзия на тему Каспара Давида Фридриха, «Странник 2»/«Der Wanderer 2» (2004). Этот прием Элина использует и сейчас в своих новых работах, но уже в другом смысле, рассматривая фигуру как возможность проявления интерактивности в пространстве фотографии, помещая в кадр две модели, а иногда и себя в качестве третьей фигуры, как некоего маркера, задающего направление взгляда.

В последней серии работ «Этюды с моделью»/«Model Studies» (с 2003 г.) и серии «Этюды с моделью, танцоры»/«0tudes d'aprUs modUle, danseurs» Элина ставит еще один интересный вопрос — взаимодействие между художником и моделью в пространстве картины, — тема, возникающая в истории визуального искусства снова и снова. Здесь особое значение уделяется взглядам, жестам, поворотам одной фигуры по отношению к другой. Фотограф намеренно перенесла всю постановку в студию, освободив моделей от их привычного контекста, оставив из съемочного реквизита только свет.

Снимая в «Ля Руш»/La Ruche, знаменитой арт-коммьюнити еще с начала прошлого века, Элина использовала студию, в которой обычно работают скульпторы. Она оборудована таким образом, что даже в зимние дни там присутствует мягкое естественное освещение. Широкий формат в сочетании с атмосферой и световыми особенностями создает ощущение отсутствия времени, которое так характерно для многих работ Элины Бразерус.

Что послужило импульсом к занятию фотографией? Ведь первое образование вы получили в области аналитической химии, как эти две жизни связаны между собой?
— Дело как раз в том, что они не связаны. Это такое странное раздвоение, которое случилось в моей жизни. Я была не очень довольна моим первым выбором карьеры и хотела сделать еще одну попытку. Ведь тогда, когда решила заняться аналитической химией, мне было всего 18 лет.

Вы учились в Университете искусства и дизайна в Хельсинки, который известен как «хельсинкская школа» и славится сильным концептуальным качеством работ. Какие идеи оказали наибольшее влияние на формирование вас как художника в этот период?
— У меня были очень хорошие учителя, которые сами служили примером: они открыли мне глаза на то, что существует возможность жизни в искусстве. Я могу привести пример Йормы Пурайнен, у которого я училась в течение трех лет. Я научилась быть дисциплинированной, хотя эта черта, конечно, могла также перейти от моих практик в научной сфере еще до того, как я занялась искусством. Наши педагоги очень методично подходили к процессу обучения: это включало в себя владение всеми техническими навыками съемки и способность доводить до степеней совершенства фотографические отпечатки. Тем не менее содержание фотографий всегда оставалось важной частью практического процесса наравне с технической частью. Кроме того, различного рода эксперименты всегда поощрялись, причем безо всякого давления успеха в сфере искусства за пределами школы.

Почему вас вдруг заинтересовала живописная традиция?
— Меня прежде всего интересуют образы. Фотография — это сравнительно молодой вид искусства, поэтому как только мы начинаем изучать историю искусств, то сразу же попадаем в царство живописи. Меня волнуют те же фундаментальные визуальные проблемы, которые веками исследовали живописцы. Эти темы и вопросы вне времени.

Вернемся к фотографии. Я вижу в ваших работах связь с произведениями таких фотографов, как Синди Шерман и Франческа Вудмэн. Вы испытываете какие-либо влияния со стороны этих или, может быть, других фотографов?
— Я бы не сказала, что те фотографы, которых вы упомянули, оказали на меня влияние. Из тех, кто действительно меня вдохновляет, я могу назвать завораживающую пейзажную фотографию Элгера Эсера. Я, так же как и он, работаю с широким форматом, часто в условиях низкой освещенности.

Что вы чувствуете, когда смотрите сами на себя на фотографии? Что вы при этом видите?
— Я воспринимаю себя как модель. На фотографии это не я, а человеческая фигура вообще. Начиная с 2000 г. я перестала рассматривать свои работы как автопортреты.

Почему в качестве модели вы используете чаще всего себя? Такой выбор продиктован особенностью съемки, вы чувствуете себя более расслабленно, работая в одиночестве? Какие еще могут быть причины?
— Основной причиной является то, что я часто работаю в путешествиях и чаще всего путешествую одна (например, когда меня приглашают на выставки в какие-то интересные места, и если есть возможность, я остаюсь еще на несколько дней для съемок). Кроме того, с собой действительно работать проще: ничего не надо объяснять или пытаться добиться нужного состояния модели — на это уходит много времени и энергии. Но в последние годы я все больше работаю с другими моделями. Я сделала серию фотографий с профессиональными танцорами — они были великолепны, и с ними легко было работать, поскольку они привыкли, что на них смотрят.

Снимая себя в различных декорациях — от домашней обстановки до дикой природы, вы затрагиваете важные темы — женственности и красоты. Почему вы так часто возвращаетесь к ним?
— Я думаю, что человеческая фигура — один из самых интересных объектов для созерцания. Какая это фигура — мужская или женская, — особого значения не имеет. Сама идея о том, что красота исчезает из современного искусства, меня пугает: я бы не хотела жить в таком мире.

Каждая ваша фотография — это будто исследование природы света. Вероятно, вы внимательно наблюдаете за изменениями света и тщательно выбираете время суток и состояние атмосферы для съемок. Расскажите о вашем подходе к работе со светом.
— Интересный свет — это необходимое условие каждой фотографии. Хороший свет для меня — редкое событие. К примеру, я не люблю снимать в яркий солнечный день. Я предпочитаю облачное небо, раннее утро или поздний вечер, или же скульптурный свет, льющийся из окна. Изучение изменений света и цвета — одно из моих любимых занятий. К примеру, у меня есть работы, которые представляют собой один и тот же кадр, сделанный в разное время суток или же в разные дни.

Как вы понимаете современную концепцию пейзажа?
— Мне не хотелось бы обобщать, но для меня интересный пейзаж — это тот, в котором дается вектор направления и пространство для взгляда.  Я долго жила в больших городах и, наверное, поэтому чувствую потребность в открытых пространствах.

Съемка при естественном освещении и в природных условиях — это способ соединения с простой природной красотой, которой недостает современной культуре?
— Это мой манифест созерцательности и неспешности.

Глядя на ваши работы, я ощущаю одновременное присутствие времени и его отсутствие. Насколько осознанно вы работаете с пространством времени?
— Скажем так, что я не пытаюсь быть современной. Я чувствую сильную связь с историей. Ведь произведение, созданное шестьсот лет назад, может казаться современным. Многие темы, с которыми я работаю, могут считаться классическими, и в этом смысле я тоже себя воспринимаю немного как неоклассического художника.

Да, неоклассический подход, конечно же, трудно не заметить. Но, говоря о времени и безвременности, я скорее имела в виду некое чувство, которое исходит от фотографий, как будто иногда вы специально останавливаете мгновение, с помощью тщательной настройки всех компонентов съемки — света, времени, позы модели, выбора места.
— Я поняла, о чем вы. Думаю, это кроется в самой природе фотографии, по крайней мере, в ее традиционном варианте. Фотография — это всегда отпечаток реальности, мира, который оставляет на пленке след своего присутствия. Не важно, насколько абстрактна может быть фотография, она всегда будет отражать картину реальности. Говоря так, я имею в виду, что мое отношение ко времени также является фотографическим. Поясню. При работе в условиях низкой освещенности материал, который я использую, требует очень длинных выдержек. Иногда я оставляю затвор открытым на 10 минут, а иногда на целый час для того, чтобы получить необходимую экспозицию. И здесь начинается самое интересное. К примеру, иногда десять человек может пройти по мосту, который у меня в кадре, но при этом все они остаются невидимыми, оставаясь в кадре довольно непродолжительное время. Или же лодка, которая пересекла поле снимка во время выдержки темной ночью, оказалась на фотографии белой линией, определяющей горизонт. Ветви деревьев, движимые ветром, превращаются в мягкий ореол, волны — в шелк. Обычно мы этого не замечаем, потому что наши глаза не способны улавливать это движение. Только фотография делает это движение во времени видимым.

Сейчас, когда многие фотографы используют новейшие цифровые технологии, вы предпочитаете ручной процесс. Вы находите в этом некое волшебство?
— В том смысле, в котором волшебство проявляется при получении черно-белого отпечатка прямо у тебя на глазах, наверное, нет. Я работаю только с цветом, поэтому процесс проявки происходит в закрытой машине. Наверное, все, что я делаю, можно было бы сделать путем сканирования негатива и обработки его в программе Photoshop. Но поскольку во время моей учебы нам преподавали традиционные способы печати, я все еще придерживаюсь их и не спешу знакомиться с цифровым процессом. Я просто одержима качеством отпечатка и вряд ли позволила бы кому-то делать это за меня, поэтому если я когда-нибудь переключусь на компьютерный процесс, то мне придется изучить его досконально. К тому же мне нравится ручная работа и совсем не привлекает мысль проводить часы у компьютера.

В вашей серии с пейзажами («Две фигуры, одна сидящая», «Пара в горах», «Зеленое озеро»), как и в ваших некоторых предыдущих работах, часто две фигуры — женская и мужская, разделенные пространством, самим пейзажем. Почему вы применяете эту неизменную геометрию форм в пространстве — ради композиции, или же здесь кроется некий персональный налет меланхолии и чувство изоляции, возникающее в отношениях между людьми?
— Я использую такой подход в силу композиционного решения. Конечно же, зритель увидит здесь свою историю — ведь в фотографии скрыта большая ассоциативная сила. Я много работала с одной фигурой в пейзаже, обращенной к зрителю спиной. И меня завораживает этот вид, но мне хотелось как-то развить эту идею, и поэтому я добавила вторую фигуру.

На мой взгляд, ваши новые работы, в которых вы задействуете других моделей, в частности танцоров, представляют собой исследование взаимодействия между пространством и человеческой фигурой, занимающей его. На этот раз вы используете две фигуры — мужские или женские. Расскажите, что вас вдохновило на создание этих вещей.
— В серии «Этюды с моделью, танцоры» я работала с танцовщиками из парижской Оперы. Мой подход основывался на интуиции, я много импровизировала, из всех осуществленных мной съемок я отобрала, может быть, процентов двадцать материала. Эти работы только что были напечатаны в одноименной книге, опубликованной издательством Les Editions Textuel в Париже. Работать с несколькими моделями — довольно непростая задача, но, вместе с тем, такой подход способен привнести новые иконографические возможности в работу. Кроме того, меня увлекает эта игра с полами: две женские или две мужские фигуры. Эти работы связаны как с фотографическими набросками художников, работавших в конце ХIХ в., так и с современной практикой, и в этом смысле для меня это новый виток в творчестве.

Расскажите о своих последних проектах.
— В июле прошла выставка в Италии в горах Лагораи, у подножья Доломитов. В прошлом году я работала там, и теперь я показала работы в этом месте (работы «Зеленое озеро» и «Пара» — из этой серии). В сентябре я выставляю серию «Этюды с моделью, танцоры»/«0tudes d'aprUs modUle, danseurs» в галерее AMA Gallery в Хельсинки. Затем я делаю выставку в галерее YKY Gallery в Стамбуле. С момента, когда делается серия и когда она выставляется, всегда проходит много времени, когда я размышляю над выбором работ для экспозиции, печатаю, оформляю работы.
F&V
Все фотографии: © Elina Brotherus. Courtesy of Elina Brotherus и gb agency (Paris)

Дополнительная информация:
www.gbagency.fr
www.the-artists.org/artist/Elina_Brotherus.html
www.saatchi-gallery.co.uk/artists/elina_brotherus.htm
www.re-title.com/artists/Elina-Brotherus.asp




КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Представляем удивительные истории, созданные классиком жанровой городской фотографии на пергаменте старой Москвы
18.11.2015
Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

18.11.2015
Образ и чудо. Георгий Колосов

Образ и чудо. Георгий Колосов

Возможно, портрет — главный жанр фотографии
24.09.2015
Знакомые лица. Евгений Военский

Знакомые лица. Евгений Военский

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Декабрь 2018 >>
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 24252627282930 
 31 
Сегодня
19.12.2018


(c) Foto&Video 2003 - 2018
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100