АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Патрик Демаршелье. Это все он

«The Dior Garden. Пл «The 18th Century. К «The Dior Line. Кост «The Dior Ateliers.
«From Pink to Red. П «From Pink to Red. К «The Golden Ball. Пл «The Golden Ball. Пл
«The Dior Ateliers. «From Pink to Red. П


«The Dior Garden. Платье Miss Dior, коллекция от-кутюр, весна–лето 1949» © Patrick Demarchelier / Courtesy of Dior

23.05.2013

Этот фотограф никогда не стремился к славе, а просто очень много работал и всегда оставался самим собой. В результате сегодня его имя — на вершине фотографического олимпа
Текст Елена ФИРСОВА

На его сайте нет раздела «Об авторе». Нет совсем, не найти ни слова. Зато раздел этот легко заменить популярным веб-поисковиком, который за мгновение выдаст под три миллиона результатов по запросу «Patrick Demarchelier». Все, что есть на лаконичном ресурсе фотографа, — это коллекция его избранных работ: обложки и развороты для крупнейших мировых журналов, рекламная и фэшн-съемка для ведущих мировых компаний, тех брендов, которые сегодня напрямую связаны с понятиями «мода» и «стиль» в их светском прочтении. Имя-бренд самого Патрика Демаршелье давно уже неотделимо от этого мифического мира, сделавшего красоту своим культом, мира, созданного во многом благодаря ему, фотографу.

Внушительную выставку из 120 работ мастера показал этой весной Мультимедиа Арт Музей, Москва (МАММ) в столичном Большом Манеже в рамках восьмого фестиваля «Мода и стиль в фотографии». Называлась она «Dior Couture. Patrick Demarchelier» и представляла результаты совместного проекта легендарного модного дома и соразмерно легендарного фотографа: Демаршелье запечатлел свой взгляд на от-кутюр-модели Dior — начиная от представленных самим Кристианом Диором на первом показе в 1947 году (когда стиль нью-лук разбередил послевоенную Европу своим шиком и женственностью в противовес ограничениям и унисексу Второй мировой), заканчивая коллекцией, подготовленной для модной империи ее новым креативным директором Рафом Симонсом, пришедшем на смену Джону Гальяно в 2012-м. В результате сотрудничества Патрика Демаршелье и Dior в 2011 году вышел массивный 250-страничный том, а также была подготовлена выставка, которая и приехала в Москву. Повидал мартовские сугробы нашей столицы и сам фотограф, который по приглашению Dior прибыл в Россию всего на пару дней, чтобы открыть экспозицию, показаться поклонникам на открытой встрече в МАММ и дать интервью журналистам.

Мое заочное впечатление об этом звездном фотографе как о неприступной и даже надменной личности (после его скрупулезнейших требований к организации интервью, после знакомства с его многочисленными достижениями) было напрочь разрушено реальностью в кафе отеля Ritz-Carlton Tverskaya, где я и задала Демаршелье свои вопросы.

Одет Патрик был совсем по-простому: черная водолазка, удобный повседневный коричневый пиджак, джинсы и спортивные кроссовки известного бренда. Сидел фотограф, удобно откинувшись на спинку дивана, и казался искренне вовлеченным в происходящее. Его взгляд из-под густых бровей завораживал своей глубиной. На вопросы Демаршелье отвечал довольно подробно и эмоционально, порой — поймав мысль на полуслове — даже не дослушав их до конца, тем английским, который может быть только у француза по рождению: бархатным, льющимся, с грассированием и прононсом, временами, признаться, совершенно непонятным.

Вечером того же дня на первом этаже здания МАММ на Остоженке импровизированный «партер» из сотен стульев, заготовленный организаторами, был заполнен еще за полчаса до начала встречи с фотографом. А к 19 часам всю «галерку», да и вообще любые пригодные для наблюдения места, включая лестницу, покрыла толпа настолько же плотно, насколько делала это на заре эры Dior.

Патрик был скромен и лаконичен. Совсем не шоумен, он спокойно и невозмутимо восседал за столом, где на ноутбуке пролистывал свои избранные работы, которые, в свою очередь, появлялись на большом экране. Красок встрече добавляла Ольга Свиблова, директор МАММ, которая с обширными дополнениями переводила скупые комментарии фотографа. Огромная аудитория забросала гостя вопросами основательно, и мое впечатление о нем обогатилось.

Патрик Демаршелье — это прежде всего любовь: неподдельная любовь к делу своей жизни, профессии. О своей работе в фотографии он рассказывает с воодушевлением и блеском в глазах. И прошедшие десятилетия — а в этой индустрии Демаршелье с 60-х годов — похоже, на его горение не повлияли никак: о профессиональной усталости не может быть и речи, напротив, Патрик стремится создавать все больше и больше. «Мне нравится работать, я делаю это все время», — признается он и удивляется, зачем вообще нужны отпуска и выходные, когда каждая съемка доставляет такое удовольствие, — отдыхать просто не от чего. «Фотография прекрасна тем, что каждый новый день отличается от предыдущего, ничто не повторяется. Это фантастика, это очень интересно! От этого никогда не устаешь», — говорит Демаршелье. Он даже не может выделить съемку, которая запомнилась ему больше всего, потому что для него именно такая происходит «каждый день». «Нужно делать то, что приносит тебе радость, — уверен фотограф. — Когда ты занимаешься любимым делом, кажется, что вся жизнь и есть постоянные каникулы».

Необходимости отделять свое частное, личное пространство от общественного, связанного с профессией и публичностью, Демаршелье не видит. Его жена Миа в прошлом фотомодель, а один из сыновей (всего детей трое) сегодня также фотограф, поэтому фотография для Патрика — неотделимая часть его жизни во всех ее аспектах. Даже на вопрос, кем бы он захотел стать, если бы не был тем, кем является, Демаршелье без размышлений отвечает, что стал бы... фотографом, но дикой природы. «Мне нравится wildlife — эта фотография прекрасна», — делится он и увлеченно рассказывает, как однажды на севере Индии встретил фотографа, работающего на National Geographic. Тот провел в горах в палатке при очень низкой температуре целых три месяца, чтобы просто запечатлеть белого леопарда, и был счастлив, когда это произошло.

Патрик Демаршелье — это опыт. Удивительно, но факт: у него нет профессионального образования фотографа, как, впрочем, и какого-либо другого. Родом из Нормандии, он начинал работать печатником и ретушером в фотомастерской в Париже, а затем шаг за шагом подошел и к съемке для журналов — сначала в родной стране, а затем и в США, куда (в Нью-Йорк) перебрался в 1979 году. Именно там его заметил художественный директор Conde Nast Александр Либерман, знаковая персона в мире глянца, и пригласил работать в американский Vogue. Патрику тогда было около 30 лет. «В Vogue я понял: надо делать не то, о чем тебя просят, а то, что тебе нравится», — делится Демаршелье.

На мой вопрос, какие профессиональные качества наиболее важны для фотографа, он ответил: во-первых, «хорошие глаза», т.е. умение видеть кадр. Во-вторых, чувство и понимание света, т.к. он в фотографии играет наиважнейшую роль. Но самое главное — это опыт. «Ты учишься, практикуя», — уверен Демаршелье и призывает молодых фотографов не проводить ни дня без съемки, даже если это и обычная фотография «для себя». «Много практикуя, ты найдешь направление, в котором тебе нравится работать, и это будет твой собственный путь», — делится фотограф. Главным учителем самого Демаршелье, по его признанию, выступает съемочная площадка. «Ты учишься от всего, каждый день приносит что-то новое. Каждая съемка — это новый вызов, новый опыт. И сейчас ты лучше как фотограф, чем был год назад. Ты постоянно растешь», — считает он и каких-то специальных книг для своего профессионального роста не читает, т.к. «все идет из жизни».

«Каковы для вас критерии хорошей фотографии?» — поинтересовалась я. «В ней должен быть передан какой-то особенный момент, в ней должно что-то происходить, — ответил Патрик. — Этот момент может выражаться, например, в движении глаз модели или в ее положении. Это позволяет забыть о камере».

«Мне интересны ситуации», — говорит Демаршелье, и, наверное, поэтому ему не особенно нравится снимать показы на подиуме. Журнальные фотосессии — совсем другое дело. Но и здесь опыт и любовь к фотографии подталкивают Патрика продолжать эксперименты и вне официальных временных рамок этих сессий, обогащая свое портфолио кадрами, сделанными до или после основной съемки.

Назвать что-то особенное, что его вдохновляет, Патрик Демаршелье не может. «Когда я делаю фотографии, трудно сказать, что конкретно меня вдохновляет. Это может быть что угодно. Ты ловишь в себе отзвуки своих впечатлений, нередко это фотографии других авторов, — рассказал Патрик на встрече в МАММ и, глядя на зрителей, заметил: — Например, эти девушки передо мной красиво сидят». «Я могу вдохновляться работами другого автора, но мне никогда не хотелось их себе присвоить, — продолжал фотограф. — Мне как раз нравится, что разные люди по-разному себя выражают. Я умею восхищаться чужой работой, и мне никогда не приходилось сожалеть, почему ее сделал не я... У фотографов очень много путей для творчества, своего взгляда хватает всегда». При этом Патрик заметил, что «особенно начинающим не нужно бояться быть на кого-то похожими. Потом, когда ты станешь большим фотографом, у тебя все равно появится твой собственный почерк и твое собственное видение. Но начинать без культуры глаза очень трудно». «Найти себя — это важнее, чем быть на кого-то похожим», — заключил он.

Патрик Демаршелье — это универсальность. «Ты должен быть открыт для съемки разного рода, чтобы не замкнуться на одном пути», — поделился он во время интервью. Патрик уверяет, что, если будет нужно, с легкостью согласится поработать с самыми неоднозначными формами фотографии. Пленка или цифра для него — не важно, и назвать свою любимую камеру или объектив Демаршелье тоже не может. Обычно он активно работает с пятью-шестью аппаратами, и в его арсенале во время съемки может быть два десятка объективов. Хотя Патрик все-таки признался, что любит работать зумом, т.к. это дает свободу на площадке. Техника для него вторична, он не фетишист и уверен, что «главная камера — это глаз». По мнению фотографа, в основе всего лежит креативность, а то, каким способом она реализуется, не важно. Сегодня Демаршелье больше работает с цифрой, но только потому, что ее оперативность оптимальна для съемки заказов — результат виден здесь и сейчас. Пленку же он считает более пригодной для личных проектов. Предпочтение черно-белой или цветной фотографии Патрик не отдает: выбирает ту, которая отвечает конкретной ситуации наилучшим образом. Любимые приемы съемки тоже не выделяет, т.к. в каждом случае работает по-разному: «У меня нет секретов... Я обычно прихожу утром в студию, смотрю на свет и мгновенно решаю, что буду делать». Особых предпочтений Демаршелье не отдает и моделям: «Мне безразличен возраст модели. Главное, чтобы она была выразительна». И даже назвать лучшую для себя модель он не смог. Хотя заметил, что ему очень нравится работать с Сашей Пивоваровой.

Пожалуй, из универсальности вытекает и склонность Патрика к контрастам. «Я люблю контрасты, люблю работать в контрастных условиях», — говорит он. Все это нашло отражение и на страницах альбома «Dion Couture». «Я люблю смешивать вещи, — рассказывает фотограф в документальном фильме, который сопровождал московскую выставку. — Вы это видели в книге, она очень разнообразная. Здесь и студия, и то, что за кулисами, фото с показов, фото, сделанные в Нью-Йорке на улице, фото, сделанные в моей нью-йоркской студии, в парижских студиях Dion. Все очень смешано. Так, как я люблю. Я точно не люблю скуку. Мне нравится, когда на каждой странице раскрывается новая вселенная».

Патрик Демаршелье — это уважение. Он признает, что каждая модель для него — индивидуальность. Кроме того, уважение фотографа распространяется и на его команду, он подчеркивает значимость каждого вовлеченного в процесс съемки человека. «Когда мы говорим о фотографии моды и стиля, команда — это очень важно. Это работа коллективная, — говорит он. — Идеи во время съемки приходят от всех. Нужно иметь открытые глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать. Потому что иногда идею может придумать стилист, иногда — визажист, иногда — ассистент, а иногда — осветитель. Ты должен ловить волну, слушать всех, идеи приходят в тот момент, когда ситуация складывается, и придумывает каждый член команды».

Патрик Демаршелье — это естественность. «Мне нравится, когда девушки выражают себя сами, я позволяю им это делать. Когда ты расслаблен и хорошо себя чувствуешь, то выражаешь себя лучше, чем нервничая. Поэтому важно, чтобы модели было комфортно», — говорит он. И добавляет: «Когда модель облачается в прекрасные одежды, ты не должен говорить ей, как себя держать, где должны быть ее руки. Девушка начинает двигаться в соответствии с тем нарядом, который примеряет, и получаются фантастические движения, абсолютно естественные для человека в таком чудесном наряде. Я не очень люблю управлять людьми, говорить, как им действовать, я люблю поймать момент, когда люди сами начинают себя проявлять». «Мне нравится работать в движении и когда происходит что-то спонтанное, — рассказывает он уже в фильме. — Самыми красивыми фото часто оказываются те, которые были сделаны в первые пять минут. Независимо, модели это или актрисы. Думаю, это забавно. Пока она (героиня съемки. — Прим. ред.) не понимает, что нужно изображать, она выглядит естественно и непосредственно. Я прежде всего отмечаю это, прежде чем приступить к работе. Потом часто не получается сделать лучше».

Демаршелье поражает природная женская грация, и он стремится передать ее в своем творчестве: «Я люблю это природное чувство движения, которое есть у женщин, и когда понимаешь, что шик проявляется не от того, что ты это поставил, а потому, что это естественно для модели». Наверное, благодаря этому его модели, в какой бы съемке они ни участвовали, выглядят так живо и натурально. Особенно привлекает фотографа работа с балеринами, в пластике которых любимая им грация находит свое максимальное воплощение. Так, в 2012 году Демаршелье создал известный проект с Дианой Вишневой. Съемка проходила в нью-йоркской студии фотографа, где он постарался создать для российской балерины все условия, чтобы она смогла выразить себя в движении.

«Красота — это не только прекрасные модели и прекрасные платья. Красота — вокруг нас», — говорит нам Патрик Демаршелье и естественно и непринужденно несет красоту в мир, делая его лучше.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Московский палимпсест. Михаил Дашевский

Представляем удивительные истории, созданные классиком жанровой городской фотографии на пергаменте старой Москвы
18.11.2015
Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев

18.11.2015
Образ и чудо. Георгий Колосов

Образ и чудо. Георгий Колосов

Возможно, портрет — главный жанр фотографии
24.09.2015
Знакомые лица. Евгений Военский

Знакомые лица. Евгений Военский

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
17.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100