АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Чемодан с двойным дном

101 102 103 104
105 106 107 108
109 110 111 112
113 114 115 116
117 118 119 120
121 122 123 124


Жан Ларивьер/Jean Lariviere
«Lalique — Ангел, идущий по рельсам» Рекламная кампания Lalique, 2001
Из проекта «Персональная выставка»
Проект представлен Louis Vuitton
© Jean Lariviere

20.04.2007

У моды — два времени года: осень-зима, весна-лето. Международный фестиваль «Мода и стиль в фотографии» приходит в Москву каждую вторую весну. Но ни у моды, ни у фотографов каникул нет
Персоны грата
Как угнаться за фотомодой? Настроиться на многоходовой вояж по выставочным площадкам столицы. Такой опыт у зрителя есть. Первый фестиваль состоялся в конце прошлого столетия, в 1999 г., последующие — с постоянством обещанного раз в два года. 28 марта нынешнего года открылся Пятый московский международный фестиваль «Мода и стиль в фотографии». Можно путешествовать по выставкам от центра столицы и до ее окраин с заходом в два «Манежа», Московский музей современного искусства на Петровке и в Ермолаевском переулке, Галерею искусств Зураба Церетели, Центр современного искусства «Винзавод», Петровский Пассаж, Институт Сервантеса, а далее в галереи, кафе и клубы, что экспонируют выставки по теме фестиваля аж до июня.

Тема нынешнего фестиваля — «Селебрити». В переводе — знаменитость. Понятие это сегодня масштабное, поскольку относится не только к широко известным личностям, но и к брендам — раскрученным маркам, и уж точно — к самим фотографам, что удостоились чести представлять свои работы на фестивале. Так что селебрити здесь — по обе стороны камеры.

Там, где звезды с разных небосклонов — Мирей Матье, Лиля Брик, Лоуренс Оливье, Виктор Цой, Марат Башаров, Марчелло Мастроянни, Николь Кидман, Франсуаза Саган, Сильвана Мангано, Лукино Висконти, Самуэль Беккет, Мик Джаггер, Джонни Дэпп, Летиция Каста, Земфира, Ульяна Лопаткина и много кто еще.

Там, где «пул» фотографов — созвездие имен мастеров зарубежной фотографии, работы которых в такой яркой подаче в России увидят впервые: Жак-Анри Лартиг/Jacques-Henri Lartigue, Норман Паркинсон/Norman Parkinson, Жан Ларивьер/Jean LariviUre, Франк Перрен/Frank Perrine, Дебора Турбевилль/ Deborah Turbeville, Сара Мун/Sarah Moon (вот с ней москвичи хорошо знакомы), Франсуаза Югье/Franc,oise Huguier, Жерар Юфера/Gerard Uferas, Марсиаль Шеррье/Martial Cherrier. Наши участники фестиваля тоже представлены достойно — те, кто не первый год на слуху и на виду, — Владимир Мишуков, Катя Голицына, Владимир Фридкес, Влад Локтев, Аля Есипович, Екатерина Рождественская, группа «Москва±», Глеб Косоруков, Евфросина Лаврухина, Тимофей Парщиков, Валерий Кацуба, Вита Буйвид.

В «Петровском Пассаже» разместилась модная и стильная экспозиция проектов, выполненных для известных глянцевых журналов. Ее говорящее название «Управляй мечтой» — слоган нового века, подразумевающий простое действие — смотри, выбирай, приобретай… Московский музей современного искусства в Ермолаевском переулке, по определению рассчитанный на гурманов-концептуалов, показывает коллекцию видео Европейского дома фотографии (Париж), к которой Московский дом фотографии добавил прелюбопытные работы питерского творческого дуэта фильмографов — Цапли и Глюкли (псевдонимы Ольги Егоровой и Натальи Першиной-Якиманской).

Вообще все фестивальное действо напоминает в некотором роде шведский стол, выбирай — не хочу по своему вкусу. В этом ряду предложенного представление, устроенное французской парой фотографов-модернистов Пьером и Жилем/Pierre et Jilles (их проект в «Манеже», премьера которого состоялась в феврале, плавно перетек в фестиваль) — пряная острая закуска, разжигающая аппетит. Ну, а уж в меню — великолепие в основном французской и русской фотокухонь.

Что считать главным фирменным блюдом шеф-повара — Ольги Свибловой, директора Московского дома фотографии, можно только догадываться. Возможно, это сборная выставка «Театр моды» из собрания Национального Фонда современного искусства Франции, которую ее куратор Аньес де Гувьон Сен-Сир выстроила так, чтобы показать все связи моды и светописи. Возможно, это проект Жака-Анри Лартига «Прекрасная эпоха», посвященный началу прошлого века, а может, как раз наоборот, «New Look. New Generation» — новый взгляд и новая генерация, представленные Московским домом фотографии на новой площадке — в Центре современного искусства «Винзавод»…

Это весьма дорогое пиршество готовилось долго и тщательно при участии международного коллектива организаторов, участников, спонсоров, кураторов, всех не перечесть. Все выставки имеют подзаголовки: «проект реализован при поддержке»… Поддержка — это компании Sony, MasterCard, МТС, Toyota — стратегические партнеры МДФ, генеральные партнеры Pio Global и R1 100 плюс постоянный партнер Bosco di Ciliegi, а также социально-культурный фонд Hennessy и другие различные организации в области культуры.

И конечно, то, что «на столе», мало напоминает рецепты из классической поваренной «Книги о вкусной и здоровой пище». Это, скорее, фьюжн — смесь «французского с нижегородским» и на кухне, и в моде, и в искусстве.

Какая она, знаменитость? Для одних — кумир, идол, глыба недосягаемой высоты, а для других — дутая величина, мыльный пузырь. И роль фотографа в этом случае трудно недооценить — это благодаря ему создается пиар, который бывает разных окрасок — белый, желтый, черный и даже серый. Фотографов, специализирующихся на съемке звезд, подкупают, на них подают в суд, их обожают и ненавидят. У понятий «мода» (от латинского modus) и «идол» (слово древнегреческого происхождения) в переводе есть общее — «образ». Модный образ как социальное явление — это не только создание идеала красоты, но и средство обозначения социальных границ, статусности личности. Что такое образ идола и идолопоклонство, известно.

Только вот что любопытно — некоторые древние философы, к которым относился и Демокрит, полагали, что идолы — это неуловимо тонкие, но точные изображения предметов, которые отделяются от самих предметов и входят в орган зрения (!), чем и объясняли чувственное восприятие. Улавливаете смутную связь с фотографией? А ну, как она и впрямь «отделяется… и входит в орган зрения»? Правда, в это проникновение верится с трудом, а вот в том, что проникновенные фотоработы мастеров, посвященные жизни селебрити, могут управлять нашими мечтами, фестиваль убеждает. Да и фэшн-фотография далеко не так проста, как кажется на первый взгляд. Ольга Свиблова, например, убеждена, что через нее мы можем ощущать как прошлое и настоящее, так и еще предстоящее время, поскольку именно фотография — «свидетель моды и стиля, обозначающего концепты будущего, вбрасываемые в жизнь их создателями сегодня».

Знаменитости в любой области и известные фотографы — всегда персоны грата. Как они добиваются своей популярности — вопрос к каждому. Но есть и общее. Психологи считают, что в основе желания достичь известности у человека лежит стремление… к обладанию властью над душами людей. И в этом смысле те кумиры, что изображены на фестивальных фотографиях, и те, кто их снял, — одинаково ловцы человеческих душ. Так что фотография — не напоминает ли она чемодан с двойным потайным дном? Вроде все на виду, ан нет, при внимательном рассмотрении открывается спрятанный смысл.

Свои явные и тайные сюжеты фотомастера ищут и находят в самых неожиданных местах, даже если всю жизнь специализируются на одной теме. Чемпион по такому поиску 40 лет проработал фотографом моды и умер во время съемок в 1990 г. — англичанин Норман Паркинсон (см. портфолио на стр. 6–11), чьей «Ретроспективой» в «Манеже» открылся фестиваль. Командор ордена Британской Империи, ставший в почтенном возрасте фотографом королевской семьи и Почетным членом Королевского фотографического общества, этот англичанин менялся с каждым последующим десятилетием своего творчества, пройдя путь от романтических образов тридцатых годов прошлого века через аскетическую эстетику военных лет к эффектным шестидесятым и экзотическим мизансценам 70–80-х. Обладатель двухметрового роста и яркой внешности, остроумный собеседник и балагур, он использовал свой шарм и артистизм для раскрепощения моделей, у него снимались многие культовые персонажи своего времени, красивейшие женщины мира. Достаточно назвать только Одри Хепберн или Вивьен Ли, чьи пленительные образы до сих пор — эталон женственности, в чем есть несомненная заслуга фотографов, в том числе Паркинсона, на протяжении ряда десятилетий остававшегося одним из самых выдающихся британских фотографов в области портрета и моды.

Его работы, как и он сам, всегда были живыми, экстравагантными. Снятая в 1950 г. «Подмышка Кармен» сделана в сегодняшней свободной манере. Фотография Изабеллы Росселлини, актрисы и топ-модели, дочери кинозвезды Ингрид Бергман и режиссера Роберта Росселлини, бывшей долгое время лицом косметической фирмы Lancome (теперь уже ее дочь перенимает эту традицию), — портрет на все времена. Своих «Мика и Джерри» — культового певца Мика Джаггера и его второй жены Джерри Холл он снял в 1981 г., в самый расцвет их романа — и этот снимок, признаюсь, для меня изменил образ скандального идола. А дизайнера Стеллу Маккартни, дочь певца и рок-композитора Пола Маккартни, Паркинсон запечатлел через несколько лет после ее рождения, на морском берегу… Нестандартный подход к будущей селебрити сработал без осечки. Теперь снимок — раритет. Работы Паркинсона переносят зрителей в мир лондонских денди и леди, дают удивительное ощущение британского стиля, потому что на его фотографиях продолжают жить своей жизнью не только фотомодели и актеры, но и моряки, шахтеры, писатели, художники, поэты, дети у рождественских елок и на традиционных деревянных лошадках.

Другой фотограф-знаменитость живет на берегу другой реки — Сены, а в дни фестиваля с ним можно было пообщаться в Москве… Но сначала о том, что сделало ему имя… Есть в Париже два места, куда выстраиваются очереди. Это Эйфелева башня и торговый дом Louis Vuitton (Луи Вюиттон). Так вот фотограф Жан Ларивьер (см. портфолио на стр. 28–39) — чемпион по продолжительности сотрудничества с одним заказчиком — этим торговым домом. Притом рекламным фотографом Ларивьер до сих пор себя не считает.

Эта история, достойная пера сказочника Андерсена, началась в 1837 г., когда юный Луи Вюиттон, сын столяра, приехал из провинции в Париж и устроился в подмастерья к специалисту по изготовлению дорожных сундуков. В обязанности парня входила и упаковка вещей путешественников. По прошествии лет этот Луи возьми да и сконструируй первый в истории чемодан! Легкий, с непромокаемым верхом, с удобными ручкой и застежками, выстланный изнутри шелком, он пришелся по душе богатым людям и изготавливался вручную (до сих пор сумочки марки Louis Vuitton на 63 процента — ручной работы). Основанная в 1854 г. марка стала первой в мире маркой класса люкс и получила всемирное признание. У француза в гардеробе не только сумки и чемоданы от известной фирмы, но и одежда, обувь, часы, ювелирные украшения. Дом номер 101 на Елисейских Полях — одно из самых посещаемых мест Парижа. Теперь здесь работает пятое поколение Вюиттонов. Похоже, что и впрямь в моде нет ни одного другого такого товара, который пережил бы два века, как чемодан Вюиттона. А книгу о знаменитой фабрике моды написал не Андерсен, а Поль Жерар Пазоль, и называется она «Луи Вюиттон: империя роскоши».

И есть у этого королевства роскошных чемоданов свой придворный фотограф — Жан Ларивьер, создававший для Луи Вюиттона сказочные картинки с 1978 г., когда фирма выбрала его сначала для создания своего каталога, затем для рекламной кампании, которая с годами, не без помощи талантливого светописца, утвердила международный имидж этой марки, связанной с высоким качеством и мечтой, потому что дорожная сумка — не что иное, как символ странствий.

«Чемоданное настроение» и станет во главу угла фотосессий Ларивьера. Окончивший школу изобразительного искусства, начинавший как аниматор в кино, в фотографии получивший признание сначала как автор натюрмортов и фотографий с трюками, он соединил все свои умения в съемке для фирмы Луи Вюиттона. Его собственные дорожные чемоданы всегда готовы к новым приключениям. Потому что их хозяин — авантюрист первой руки. Дайте ему только волю — он притащит слона в кожгалантерейную мастерскую и заставит свои модели висеть на веревочной лестнице под вертолетом. Помчится на другой конец земли — в Гренландию, Камерун, Кашмир, Бирму, Тибет, Непал, Чили. Так возникнет его знаменитый проект «Дух путешествия», где рекламируемая им марка дорожных сумок совсем не обязательно присутствует в кадре. Ведь само путешествие — душа марки, как считает фотограф. В своих записках Ларивьер подчеркивает, что всегда пользовался доверием своего заказчика, что позволяло ему работать в удовольствие. Параллельно с этой работой Ларивьер сотрудничает с крупнейшими изданиями в области моды, ему поручают рекламные кампании престижных брендов, для которых он создает все новые трюки и сложные мизансцены.

В Москве мы увидели многое из работ этого «нерекламного» фотографа, и, наверное, с ним можно согласиться — его метод нетипичен для пиарщика. Тем и интересен. Он-то ведь свою деятельность называет «историей любви между мастером и маркой, после этого на втором плане есть и бизнес, но это уже совсем другая история». Кто для него настоящий фотограф? Это «мастер, который обладает способностью побуждать людей мечтать и который вызывает у них желание найти этот объект в магазине». А вот что он рассказывает о своем ноу-хау.

«Что же касается денег, я, скажем так, заключил сам с собой договор. Вся моя работа должна иметь единственную цель — у меня должно быть достаточно средств для реализации моих проектов. Самое основное в моей работе происходит в уме: я мечтаю, я представляю себя в различных местах, или просто мысленно отправляюсь в путешествие. Затем я делаю небольшие эскизы для себя до того, как отправиться в путешествие. Я долго размышляю о том, как расположить предметы в моем воображаемом пространстве. И только после этого я отправляюсь в страны, которые больше других соответствуют моим фантазиям».

Наверное, все это сегодня можно сделать на компьютере, но у Ларивьера все вживую. Он — почти последний из могикан, кто работает по старинке. Знаете, как он снял фотографию с ножками на фоне Эйфелевой башни, которая стала его собственной маркой? — «Эта фотография была сделана для рекламной кампании журнала Vogue. Я много раз бывал на этом месте, я его просто обожаю. В утреннем свете оно очень чистое, здесь практически ничего нет. И Эйфелева башня — это то, что надо. Это образ Парижа. Кроме того, очень важны ноги модели в этой фотографии, как вы сами видите. И плюс я попросил коляску для съемок, которую мы потом добавили в образ. И появляется девушка со своими прекрасными божественными ногами, но все же надо было чем-то дополнить эту историю, и мы нашли — это мужская рука, более того, все это случилось так натурально, что у меня появилось чувство — вот она, моя фотография. Все, что мне остается, это только нажать на кнопку. У этой фотографии особенная история, прошло десять лет, и из нее сделали огромное полотно размером 300 метров, чтобы закрыть фасад всего здания, в котором проходили ремонтные работы прямо напротив «Олимпии».

На вернисаже в «Новом Манеже» Жан Ларивьер говорил о том, что снимает репортаж, путешествия, артистическую и коммерческую фотографию. По мне, так каждый снимок мэтра в области стиля и моды, вне зависимости от жанра, — синтез артистизма и философии.

Новый look на ЖЗЛ
Жизнь замечательных людей интересовала всех остальных граждан издавна. «Кумир мой, кумир мой, как дорог ты мне…». Но какая была бы скука, если бы мы видели перед собой только эти, порядком надоевшие, лица!

Для меня знаковым на фестивале стал проект Франсуа-Мари Банье/Francois-Marie Banier «Потерять голову», представленный Московским домом фотографии. Он состоит как бы из двух частей. Первая — «персоналии» — фотографии знаменитостей, среди которых роскошный кадр с «великим слепым» Рэем Чарльзом, выдающимся американским блюзовым пианистом, певцом, музыкантом. Вторая — снимки «анонимов», запечатлевшие просто прохожих на улицах Парижа, Лондона, Нью-Йорка. Анонимы сделаны тонко, деликатно, с юмором и сочувствием. Они не видят фотографа, живут своей незвездной жизнью, но как же интересно за ними наблюдать! И читать откровения самого фотографа.

«В людях меня привлекает роман, который они носят в себе, их бесконечная сложность. Боль, обольщение, усталость, трудность быть… Как только я обнаруживаю чувство одиночества, беспокойства, наплевательства, полноты, несказанной радости — я начинаю работать. Свою фотографию я освещаю внутренним светом другого… Не люблю я показывать то, что другой выставляет напоказ, то, что ему кажется подходящим. Мы в другом любим то, что другой сам не осознает… У старых людей, у маргиналов, которых я намагничиваю своим фотоаппаратом, своя необычная музыка. Красота — это тот другой. В своей цельности. Другой, освобожденный от стереотипов, от предвзятости»…

Освобождение от стереотипов, от предвзятости демонстрируют на фестивале и российские фотографы с их уже узнаваемыми творческими манерами и стилями — Евфросина Лаврухина с ее серией «Капричиос», созданной по мотивам офортов Гойи, Катя Голицына с портретами известных в сфере культуры россиян (проект назван «Харизма просветителей»), те, чьи работы печатают «глянцы», — Марат Муховкин, Тимур Гриб, Василий Кудрявцев, Юрий Молодковец, Владимир Васильчиков, Павел Самохвалов, находящие остроумные решения для своих идей вслед за корифеями Владом Локтевым, Михаилом Королевым и Владимиром Фридкесом.

Встреча с «миром другого» происходит на фестивале постоянно. Проекты зачастую создаются целыми группами людей, и каждый вносит свою ноту в работу, а это тоже — мир другого. Характерный пример — творческая группа «Москва±», с организатором которой Галиной Москалевой я давно знакома по ее щемящим фотосериям. Галина преподает фотографию, и ее бывшие ученики составили группу «Москва±», где в плюсе — то, что всегда есть команда единомышленников, а в минусе — только то, что состав группы может меняться под определенный проект (впрочем, этот «минус некто» тоже означает «плюс некто»).

На фестивале «Мода и стиль в фотографии-2007» группа в составе пяти фотографов представила проект «Библиотека» — синтез пространства знаменитой библиотеки-читальни имени Тургенева, которая справила новоселье в старинном особняке, с одеждой, созданной дизайн-группой «Проект ForkForever», в составе которой тоже пятеро художников моды. Библиотечные книги, архив, мода в молодежном свободном стиле и некоторое театральное действо вокруг всего этого составили очень светлый по настроению визуальный ряд. Концепцию проекта раскрывают тоже вполне отвечающие духу времени — то ли эсэмэски, то ли коротенькие «емели» — переписка между создателями проекта. Из нее становится понятен этот современный союз фотографа и дизайнера моды — в поиске самовыражения и передачи своего мироощущения.

И если для самой Москалевой концепция проекта выражается в прогнозе на нынешний век: «Нет невежества, посредственности, попсы, границ, догмы… Есть интеллект, профессия, высшая информация, мода-качество, индивидуальность, свобода», то дизайнер Алла Ельчанинова попадает в ту же тональность: «Свобода — самое главное в моей жизни. Моя одежда должна греть и украшать, а не быть просто прикольной или смешной», и ее коллега Илона Гайдай завершает эту мысль: «Мне нравится, как все мешается в ХХI веке, что люди говорят друг другу, когда расстаются — see you around the world — ведь вы можете встретиться где угодно, когда угодно — нет границ, ты можешь быть везде».

Эту возможность «быть везде» сама Галина Москалева использует на всю катушку — в программе фестиваля четыре выставки, куратором которых она выступила, причем в двух участвует сама, в других случаях представляет своих учеников и коллегу-фотографа Джанни Форабоски/Gianni Foraboschi. Задействованы в этих очень разных проектах галерея А-3, кафе-клуб Sorry, babushka с интерьером в стиле Энди Уорхола, кафе Lure и Римско-католический кафедральный собор на Малой Грузинской. Тот, кто знает Галину, не будет удивлен. Ее собственные проекты «Воспоминание из детства», «Альтернативный театр», «Эхо молчания», посвященный детям Чернобыля, или проект группы «Москва±»: «Холм крестов. Время покаяния. В поисках святых духов» говорят о разнообразии и глубине интересов. В Римско-католическом соборе Галина вместе с Владимиром Шахлевичем и Аллой Румянцевой показывают «Органную мистерию», а представляет проект Благотворительный фонд «Искусство добра». Что это, как не новый взгляд на старую тему моды и стиля в жизни человека, его ценностях и устремлениях? Что это, как не альтернативный театр моды? Моды на духовность.

Впрочем, сам фестиваль построен так, что дает нам возможность пережить разные эмоции. Мы увидели, «с чем едят» знаменитость разные фотографы. У Екатерины Рождественской это «Stars: в фас и в профиль» в неожиданно нехудожественном ракурсе. У Юлии Бочковой, еще несколько лет назад работавшей моделью на подиумах Парижа, Нью-Йорка, Токио, а уже в 2004 г. признанной лучшим молодым фотографом и удостоенной звания «Открытие года» на прошлом фестивале «Мода и стиль в фотографии», это — неестественно яркие «Mobile stars», снятые мобильным телефоном. У Марсиаля Шерье — метафоричные мощные культуристы с… крыльями бабочек в проекте «Взлети или умри»… Осталось только узнать, чем питаются сами знаменитости?

Сие оказалось абсолютно реальным в нашумевшем проекте-провокации двух папарацци — Паскаля Ростэна/Pascal Rostain и Брюно Мурона/Bruno Mouron «Trash», что в переводе — хлам, мусор, макулатура. Это мы и увидели, только вопрос в том, чей «trash» нам представили. Начало этой работе, которая уже издана книгой, 15 лет назад положила статья в газете Le Monde, где один социолог делился своей идеей провести анализ содержимого мусорных ящиков исследуемых с целью изучения их потребительских интересов и социального поведения. Мурон и Ростэн решили порыться в помойках своих привычных клиентов — знаменитостей. Начали с Бриджит Бардо, Ле Пена, Депардье, затем продолжили эксперимент в Лос-Анджелесе и опрокинули там содержимое мусорников Джэка Николсона, Мадонны, Майкла Джексона и даже Рональда Рейгана.

Что они делали дальше? Привозили мусор в свою мастерскую, сортировали, составляли именные «натюрморты». Автор предисловия к книге «Trash» Лоик Малл пишет, что «через изображение содержимого помойки разрушается имидж» ее хозяина, и «то, что начиналось как шутка, журналистский розыгрыш и фарс, быстро превратилось в тему для размышления и претерпело изобразительную метаморфозу…». И делает вывод: Брюно Мурон и Паскаль Ростэн — «свидетели и участники той цивилизации, актерами и наблюдателями которой мы сегодня являемся, цивилизации брендов, маркетинга, вывесок, превращения в звезду не столько самого продукта, сколько его Спектакль. Их помойки становятся зрелищной стороной спектакля».

Этот спектакль под названием стиль жизни — чаще мы видим на обложках «глянца» слова «life style» — дань времени. И если Эллочка-людоедка обходилась тридцатью словами на родном языке, то современной моднице надо, как минимум, владеть несколькими десятками английских и французских слов, чтобы понимать все эти celebrity, must have (о вещи, которую вы обязаны иметь), life style, fashion collection, beauty, vintage… Хорошо бы еще разбираться в том, что среди одежды, обуви, чемоданов-сумок, часов, украшений, духов, галстуков и проч. считается гламурным (невежа-компьютер неизменно подчеркивает это слово красным), а что статусным или буржуазным… Потому мы так внимательно разглядываем фотографии звезд с их нарядами, машинами, особняками, собаками. Фотографы в этом забеге к успеху выступают в роли задающих темп впереди бегущих «зайцев». Только совсем не механических, а из плоти с нервами и чувствами.

Одна из работ Жана Ларивьера из проекта «Дух странствий» так и называется — «Бегство». Сюжет фотографии-фокуса таков: в метре-двух от земли, раскинув руки как крылья, подгоняемый в спину неведомой силой, летит человек с растерянным лицом, а за ним вдогонку по воздуху мчатся чемоданы. Чемоданы — от империи роскоши, метафора — от фотографа.

Галина ЕРГАЕВА
Все изображения предоставлены Московским домом фотографии

Дополнительная информация: www.mdf.ru



КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Арт [ вся лента... ]

Техника [ вся лента... ]

Практика [ вся лента... ]

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015

_вне_рубрикатора_ [ вся лента... ]

Специальное приложение к журналу Foto&Video № 12 2009 Sony Alpha

Специальное приложение к журналу Foto&Video № 12 2009 Sony Alpha


Постные мысли

Постные мысли

Уже больше года веду колонку «Постных мыслей», и сейчас в этом номере, который попадет в руки посетителей «Фотофорума- 2009», хочу высказать крамольную, обидную и даже оскорбительную для подавляющего большинства мысль — отечественные фото- графы не умеют снимать, не умеют работать, у них нет вкуса.
17.03.2009

Постные мысли

15.08.2008
Постные мысли

Постные мысли

12 июня 2008 г., в День независимости России, я спустился в подземный переход около входа на станцию метро, расположенного в одном из спальных районов на юге Москвы, и купил в обычном киоске портрет нового президента Российской Федерации Дмитрия Медведева за 30 (тридцать) рублей
14.07.2008

Читательский конкурс [ вся лента... ]

«Коллаж»

«Коллаж»

Альтернативная реальность
18.11.2015
«Черно-белая фотография»

«Черно-белая фотография»

Точный инструмент
24.09.2015
«Пейзаж»

«Пейзаж»

Жанр для раздумий
22.07.2015
«Дрон: автоматизированное изображение»

«Дрон: автоматизированное изображение»

Дронофото
21.05.2015

Foto&Video представляет [ вся лента... ]


Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
19.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100