АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Продолжение следует. FotoFest и современная российская фотография

<b>Григорий Майофис< <b>Лев Бородулин</b> <b>Николай Маторин</ <b>Стас Клевак</b><b
<b>Евгений Павлов, В <b>Марго Овчаренко</ <b>Никита Пирогов</b


Григорий Майофис
«Вкус к русскому балету», 2008
Бромойль-отпечаток
Выставка «Перестройка, либерализация и эксперимент»
Courtesy of the artist / FotoFest

21.11.2013

Российская фотография в мире недооценена — это понимают многие. Но очень немногие в силах сделать конкретные шаги, чтобы изменить такое положение дел. Всем нам случилось стать современниками крупнейшего в постсоветское время цельного многоэтапного проекта, призванного познакомить западную публику с современной российской фотографией. Подведем некоторые его итоги
Текст Елена ФИРСОВА
Москва — Хьюстон — Москва

Последние 3 года стали для нашей фотографии особенными. Они были ознаменованы цепью связанных между собой единой логикой американо-российских событий, общей целью которых стало глобальное представление нашей фотографии мировому фотосообществу. Для удобства неофициально назовем этот проект «хьюстонской многоходовкой». О ней и пойдет речь ниже.

Эпиграфом к «многоходовке» стала открытая встреча с Фредериком Болдвиным/ Frederick Baldwin и Венди Вотрисс/Wendy Watriss — президентом и арт-директором одного из самых крупных, старейших и авторитетных в мире фотофестивалей — хьюстонской биеннале FotoFest. Мероприятие прошло 20 декабря 2010 года в центре современной культуры «Гараж», который тогда еще находился в здании бывшего Бахметьевского автобусного парка (Москва).

Эта декабрьская встреча предъявила основных игроков последующих событий. На институциональном уровне ими стали: со стороны США — некоммерческая организация FotoFest, которая проводит упомянутую биеннале, а также международные портфолио-ревю и другие мероприятия, направленные на поддержку фотографов со всего мира; со стороны России — ЦСК «Гараж» и фонд «Айрис», в частности — проект последнего «В поддержку фотографии в России». На уровне персоналий «многоходовку» для внешнего мира представляли: от США — упомянутые Фредерик Болдвин и Венди Вотрисс, от России — кураторская группа Евгений Березнер, Ирина Чмырева и Наталья Тарасова (с 2010 года и по настоящее время — ядро проекта «В поддержку фотографии в России» фонда «Айрис»). Это международное знакомство завязалось много лет назад: Березнер и Чмырева не раз становились ревюерами портфолио-ревю в Хьюстоне, показывали на биеннале FotoFest отдельные экспозиции российской фотографии, привозили выставки FotoFest'а в Россию. Но только теперь смелые, но нематериальные идеи интернациональной группы кураторов, выношенные ранее, смогли воплотиться в жизнь — когда за ними встала поддержка «Гаража» и «Айриса».

Ключевыми шагами «многоходовки» стали: год первый — проведение в Москве при непосредственном участии FotoFest'а портфолио-ревю для российских фотографов с приглашением ведущих мировых экспертов, год второй — представление выставок российских фотографов в основной программе фестиваля FotoFest уже в самом Хьюстоне.

Опыт в открытии фотографии различных регионов земного шара у американской стороны уже был. Так, подобный проект FotoFest провел с китайской фотографией: под его эгидой в 2006 году в Пекине прошло крупное международное портфолио-ревю для локальных фотографов, а в 2008-м FotoFest показал в Хьюстоне ретроспективу китайской фотографии. Та же схема легла в основу российского проекта.

Несмотря на масштабность и, как следствие, массовый интерес рядовой публики к событиям «многоходовки», она рассматривалась организаторами в первую очередь как инструмент развития профессионального фотографического сектора.

ХОД 1. ОНИ К НАМ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОРТФОЛИО-РЕВЮ В МОСКВЕ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ФОТОГРАФОВ 2011 ГОДА

Прецедентов, когда такое количество зарубежных экспертов собиралось бы у нас в одном месте и в одно время, Россия не знала. Нашим фотографам был дан шанс безвозмездно показать им напрямую свои работы. Среди заявившихся 2396 авторов в финальный список после отбора попали 185. С 29 августа по 2 сентября 2011 года — официальные дни проведения портфолио-ревю в ЦСК «Гараж» — фотографы встретились на индивидуальных сессиях с 55 экспертами со всего мира (15 — из России). Квентин Бажак/Quentin Bajac (в тот момент представлял Центр Жоржа Помпиду, Париж), Эдвард Эрл/Edward Earle (Международный центр фотографии, Нью-Йорк) и другие сильные мира сего пообщались с нашими авторами лично и получили свои непосредственные впечатления от современной российской фотографии. Сами фотографы благодаря новым контактам обрели шансы попасть в международный контекст или расширить в нем свое присутствие. О Международном портфолио-ревю в Москве для российских фотографов F&V подробно рассказал в №2 за 2012 год, поэтому за деталями обращайтесь к статье «Обретенная возможность» (в полном объеме и с комментариями участников ее можно найти и на сайте журнала).

Это мероприятие отозвалось публикациями в международных СМИ. Так, в весеннем номере за 2012 год американского журнала Aperture вышла двустраничная статья «Moscow Portfolio Review». Ее автором выступила ведущий куратор Музея изобразительных искусств Хьюстона Анна Уилкес Таккер/Anne Wilkes Tucker (также входит в совет директоров FotoFest'а) — один из ревюеров. Она отметила, что большинство увиденных ею авторов оказались самоучками, сказала о проблемах в сфере фотографического образования в России, выделила ряд имен и подвела итог: «Как ветеран портфолио-ревю, должна сказать, что процент отличной/хорошей/слабой фотографии был пропорционально примерно таким же, как и на других ревю. И можно только представить себе, какие работы попали в те две тысячи, что были отсеяны. Как и многие другие ресурсы России, фотографию этой страны еще предстоит открывать полностью».

На московское портфолио-ревю, помимо прочих глобальных чаяний, возлагалась еще одна задача: оно должно было помочь организаторам откорректировать основную программу биеннале FotoFest — следующего шага «многоходовки». Т.к. об этом фестивале F&V ранее подробно не рассказывал, сделаем повествование о нем детальнее.

ХОД 2. МЫ К НИМ. ФЕСТИВАЛЬ FOTOFEST 2012: «СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ФОТОГРАФИЯ»

Проекты. Четырнадцатая международная биеннале FotoFest прошла с 16 марта по 29 апреля 2012 года в Хьюстоне, США. Ее главной темой стала «Contemporary Russian Photography». Точнее, в экспозицию вошла не только фотография в исторически закрепленном за ней диапазоне техник, но и ряд произведений искусств, основанных на фотографии, что соответствовало генеральной политике фестиваля.

Основную программу составили три крупных выставочных проекта, покрывших временной отрезок в шесть десятилетий: «После Сталина и оттепель. Возрождение свободы личного творчества» (с 1950-х по 1970-е годы), «Перестройка, либерализация и эксперимент» (с середины 1980-х по 2010 год) и «Поколение молодых» (с середины 2000-х по 2012 год). Также экспонировались выставки, сфокусированные на творчестве отдельных авторов: «Focus on Russia I: Olga Tobreluts», «Focus on Russia II: Oleg Dou» и «Post-. Dmitry Vyshemirsky». Концепция фестиваля, нацеленная на арт-составляющую, не предполагала массового показа репортажа, но представление о нем дала еще одна экспозиция — «Советские лауреаты World Press Photo. 1953—1991», организованная совместно с фондом «РуссПрессФото» (Москва).

Общее количество произведений российских/советских авторов — 186 имен — на фестивале составило 1095 (большая часть — в по-эпически глобальной «Перестройке...»). Так «Современная российская фотография» FotoFest'а 2012 оказалась самой масштабной выставкой российской фотографии, когда-либо показанной в США. Крупнейшей выставкой отечественной фотографии она стала и для самой постсоветской России. Сопоставить хьюстонский проект можно только с экспозицией «Искусство современной фотографии. Россия, Украина, Беларусь», которая под кураторством Евгения Березнера была представлена в 1994 году в Центральном доме художника в Москве. Но имен там было 70.

Отбор. Принципиальный отбор авторов и их произведений для программы FotoFest'а проводили российские кураторы, но в работе активно участвовали американские коллеги, прежде всего Венди Вотрисс. В экспозицию вошли произведения как очень известных на Западе авторов — АЕС+Ф, Григория Майофиса, Валеры и Наташи Черкашиных, Сергея Браткова, Бориса Михайлова, так и неизвестных за пределами профессионального сообщества, даже в России. Как и в случае с портфолио-ревю, организаторы включили в показ не только российские имена (хотя их и было весомое большинство), но также ряд белорусских и украинских (и даже прибалтийских), т.к. фотографы наших стран находились и до сих пор находятся в едином культурном пространстве и рассматривать творчество российских авторов в отдельности организаторы посчитали и невозможным, и ненужным.

Конечно, всегда, когда происходит некий отбор, особенно в таком масштабе, неминуемы различные сторонние мнения и сомнения в том, почему он сделан именно таким. И программа FotoFest'а не стала исключением. Один из посетителей фестиваля, профессиональный фотограф Владимир Фрумин (в прошлом россиянин, много лет живет в Хьюстоне), отметил, что выставки FotoFest'а продемонстрировали значительный перекос в социальную фотографию (в то время как тренд для Америки сейчас, по его словам, — файн-арт), для понимания которой следует хорошо знать историю страны. Неочевидными зрителям порой казались и критерии кураторов в отнесении фотографов к тому или иному историческому этапу. Так, в «Перестройку...» включили цифрового художника Олега Доу (р. 1983), казалось бы, явно «молодого». В свою очередь, Ирина Чмырева отметила, что в «Перестройке... » кураторы стремились показать работы (даже самые новые, последних лет) авторов — представителей единого большого поколения, которое взяло старт в конце 80-х и продолжает развиваться до сих пор. А «молодыми» назвали тех, творчество которых отражает разные фотографические тенденции сегодняшнего дня. Неоднозначную оценку у ряда российских зрителей вызвало объединение в «Оттепели» официальной советской фотографии и фотографии фотоклубной (из коллекций Центра фотографии имени братьев Люмьер и фотоклуба «Новатор»). Но кураторы призвали встать на позицию иностранного зрителя, для которого это внутреннее деление на сегодняшнем этапе знакомства с российской фотографией едва ли бы имело значение. «Нашей задачей стало показать основные направления и обобщить опыт, накопленный в российской фотографии, показать ее как единое большое культурное явление», — сказала Чмырева. Обоснованность решений организаторов можно обсуждать долго, но мир искусства зиждется на экспертном мнении, и представленная выборка отразила экспертный взгляд именно этой группы кураторов, за что они в ответе перед историей искусства и самими собой как профессионалами. «Да, мы написали свою версию истории фотографии. Будучи специалистами в этой области многие годы, мы отвечаем за то, что выбрали», — отметила Чмырева.

Анализ. В целом представленный срез отечественной фотографии в выборе и имен, и работ выглядел очень весомо — для российской публики, а в Хьюстон приехала делегация из порядка 70 человек: сами фотографы, галеристы, арт-критики, журналисты, кураторы и проч. Очевидно, сложнее воспринимались экспозиции зарубежными посетителями. Масштаб (количество произведений и авторов) для них тоже, безусловно, был понятен, но наверняка сложнее обстояло дело с анализом. В стремлении показать как можно больше у российской команды FotoFest'а, скорее всего, просто не хватило времени (а выставки подобного масштаба в музеях делаются не один год) и человеческих ресурсов, чтобы дополнить работы естественно ожидаемым от них количеством текстов. Да, экспозиции сопровождали важные и нужные «общие» тексты о фотографии обозначенных этапов, но не более того. Это не позволило зарубежным (да и многим нашим) зрителям понять важность вклада в историю фотографии России и мира конкретных персоналий. Социальный подтекст большинства произведений делал их еще более непонятными для зрителей иной культуры. «В сознании иностранной публики возникло большое количество имен из этой выставки. А чем эти имена важны для истории отечественной фотографии, им вряд ли удалось понять, — отметила московская галеристка Лариса Гринберг. — Глобальный проект предполагает глобальную рефлексию».

Помогла бы лучшему пониманию этих обширных экспозиций их логичная дробная структура. «Сила "Перестройки" в том, что она служит серьезной коллекцией визуальных материалов последних 30 лет. А слабость — в том, что материалы эти никак не упорядочены», — сказал о самой большой выставке FotoFest'а арт-критик Михаил Сидлин в своей статье на веб-портале FotoFond. И с Михаилом сложно не согласиться.

Можно сделать вывод, что российская программа FotoFest'а в момент показа выставок даже перевыполнила свое предназначение как проект-впечатление, призванный привлечь внимание к теме, но недовыполнила как проект-исследование (что предполагает систематизацию и текстовые выкладки, которые могут использоваться другими экспертами в дальнейшей работе), чего от нее хотелось бы ожидать в равной степени. Точнее, исследование остановилось на уровне кураторском (аналитическая работа по отбору была проделана, очевидно, гигантская), но не поднялось до уровня публики.

Площадки. Демократичность фотографии да и современного искусства в целом позволяет гибко подходить к выбору мест для экспонирования, и решающее значение здесь имеет не то, где показываются работы, а то, кто их показывает. Российские выставки FotoFest'а экспонировались в холле бизнесцентра Williams Tower («После Сталина и Оттепель»), в арт-кластерах Winter Street Studios, Spring Street Studios (оба — «Перестройка...») и Vine Street Studios («Поколение молодых»), в выставочном зале факультета искусств одного из хьюстонских колледжей («Советские лауреаты World Press Photo»), а также в Русском культурном центре (выставка Вышемирского), который работает в Хьюстоне больше 10 лет. Музейные и галерейные пространства в основную программу вовлечены не были (за исключением выставок Доу и Тобрелутс в Deborah Colton Gallery).

Сложная траектория коридоров и холлов арт-кластеров позволила зонировать произведения и сделать контакт с творчеством того или иного автора более цельным.

Развеска работ была в основном классической: упорядоченные произведения в рамах на стенах (за небольшими исключениями, такими как инсталляция Черкашиных в отдельном зале). И если в случае мэтров это казалось естественным и допустимым, то для молодых авторов — несколько статичным, хотя в последнем случае организаторы и попытались расположить работы динамичнее. «Молодой фотографии свойственна легкость, поиск новых форм подачи идей, драйва, своего стиля, все это можно было бы передать с помощью более смелой экспозиции, более современного решения выставочного пространства. В общем, создается такое впечатление, что наша молодежь несколько зажата», — отметила куратор Екатерина Кондранина в интервью журналу «Эксперт».

Смежные события. В рамках FotoFest'а прошел аукцион в пользу круглогодичной образовательной программы фестиваля. На торги было выставлено 82 лота, из которых около 30 — фотографии российских авторов. Конечно, результаты этого аукциона показательными именно для международного арт-рынка в полной мере считать нельзя: стоимость, за которую уходили работы иных авторов, порой не соответствовала сложившейся ситуации на эти имена. Но свою благотворительную задачу это мероприятие выполнило. Общая выручка составила более $200 тыс., а самой дорогой работой оказалась «Катины слезы 2» 2008 года Олега Доу — $17 тыс. (предварительная оценка: $10 тыс.).

Еще одним пунктом в программе биеннале стали встречи и дискуссии. В Российском культурном центре Хьюстона выступил фотограф Дмитрий Вышемирский, а в Музее изобразительных искусств Хьюстона, на встрече, посвященной коллекционированию фотографии, — Наталья Григорьева, руководитель Центра фотографии имени братьев Льюмьер. В отеле Double Tree, в штаб-квартире фестиваля устоялись перекрестные дискуссии Ольги Тобрелутс и Георгия Майофиса, Михаила Дашевского и группы «Шило», а также была организована встреча с кураторами проекта с российской стороны. Кроме того, проходили открытые показы выставок с участием авторов и кураторов.

Также во время недели открытия фестиваля российскую делегацию неоднократно приглашали в гости местные коллекционеры, что позволило россиянам завязать полезные контакты.

Каталог. Важной частью FotoFest'а стал каталог: его 360-страничный первый том «Contemporary Russian Photography» полностью отвели российской программе. В него, помимо избранных работ авторов и кураторских текстов к каждому из временных периодов, вошли биографии фотографов. Сегодня эта книга, за исключением ряда статей в сборниках, является едва ли не единственным источником на английском языке о российской фотографии за последние 60 лет. (Два тома «Антологии советской фотографии» 1980-х — последнее, и единственное, крупное исследование советского периода, но только на русском языке; также в США в перестроечное время вышел альбом «Photo Manifesto»; но обзорных книг о развитии нашей фотографии за указанный этап, включая последнее 10-летие, не выходило.)

Аудитория. Мероприятия FotoFest'а посетили не только местная публика и российская делегация. Традиционно в рамках фестиваля прошло крупнейшее в мире портфолио-ревю (по аналогии с которым и делалось и упомянутое ранее московское), и всем приглашенным на него экспертам — а это порядка 160 ведущих специалистов со всего мира — организаторы показывали выставки основной программы. К публике добавились многочисленные фотографы из разных стран, приехавшие на портфолио-ревю, а также специально — на сам фестиваль. Официально аудитория FotoFest'а в 2012 году составила порядка 275 тыс. человек. При этом на гала-открытие биеннале в штаб-квартире FotoFest'а собралось 4000 гостей.

Международное портфолио-ревю в Москве для российских фотографов 2011 года и российская программа FotoFest'а 2012 стали основными событиями «многоходовки», но не единственными.

ХОД 3. ПОСЛЕ FOTOFEST'A

7 июня 2012 года российские кураторы FotoFest'а в Москве, в Центре фотографии имени братьев Люмьер, показали постролик о фестивале и провели дискуссию об итогах FotoFest'а и месте российской фотографии в фотографии мировой. Полемика выдалась живая и неоднозначная. Антон Белов, директор ЦСК «Гараж», призвал всех больше думать о будущем и подчеркнул, что в поле российской фотографии свободного места настолько много, что его хватит всем инициативам — враждовать нет нужды. Что «многоходовка» — это всего лишь небольшой шаг на пути интеграции российской фотографии в мировую, который нам предстоит еще пройти. Наталья Григорьева назвала хьюстонский фестиваль «очередным началом», после которого что-то может наконец измениться.

С 17 октября по 18 ноября 2012 года в Краснодаре состоялся четвертый международный фестиваль Photovisa, который организует кураторская группа Березнер — Чмырева — Тарасова совместно с краснодарской командой и при поддержке ЦСК «Гараж» и фонда «Айрис». Главными гостями фестиваля и ревюерами местного портфолио-ревю стали Фредерик Болдвин и Венди Вотрисс. Так своими именами эта пара снова привлекла внимание к российской фотографии, но обратив вектор уже на ее локальный уровень. По итогам Photovisa 2012 кубанский автор Эльдар Зейтуллаев, а также украинская арт-группа «Шило» представили свои работы в Хьюстоне весной 2013 года в рамках ежегодной выставочной программы FotoFest'а, посвященной открытиям портфолио-ревю.

Логично ожидать, что «передвижной музей российской фотографии» (по словам Натальи Тарасовой), собранный для FotoFest'а, не ограничится только хьюстонскими площадками. Так, в ноябре 2012 года в рамках 22-го Месяца фотографии в Братиславе, Словакия, в виде отдельной экспозиции российские кураторы представили молодежный раздел FotoFest'а. Они планируют показать выставки и на других площадках, в том числе в России. Если это случится, читатели F&V непременно об этом узнают.

В 2014 году голландское издательство Schilt Publishing, которое ранее выпустило каталог FotoFest'а, представит книгу «Contemporary Russian Photography» — первый в своем роде цельный обзор российской/советской фотографии с 1953 года до наших дней. Издание подготовлено на базе первого тома каталога, но значительно доработано как раз в тех аспектах, которых недоставало хьюстонским экспозициям: в текстах, справочном аппарате. Авторами выступили российские кураторы, а также Венди Вотрисс. Ирина Чмырева рассказала, что в издании расширены биографии фотографов и даны комментарии, почему эти имена важны; приведена хронология периода, чтобы зарубежному читателю стало понятно, что происходило в то время в политике, в обществе и в культуре нашей страны. Ожидается, что книга выйдет не только на английском языке, но и на немецком, французском и русском. «Contemporary Russian Photography» позволит подвести условный итог «многоходовки» и поможет Западу да и нам самим отрефлексировать те события, что произошли за последние 3 года. Пока же попытаемся сделать свои выводы.

ВЫВОДЫ

На мировом уровне. Президент FotoFest'а Фредерик Болдвин рассказал F&V, что к решению организовать портфолио-ревю 2011 года и фестиваль 2012-го их с Венди Вотрисс подтолкнул большой интерес к российскому фотографическому пласту последних десятилетий: «Мы знали, сколько важных работ было сделано в прошлом, но никто ничего не слышал о текущем поколении. Оно было неизвестно не только в США, но и в самой России. Мы посчитали очень важным дать шанс этим фотографам быть увиденными не только в своей стране, но и во всем мире». Криштоф Цандрович/Krzysztof Candrowicz, директор фотофестиваля в польском городе Лодзь, отметил в постролике о FotoFest'e «Я уверен, что после выставок в Хьюстоне российская фотография получит большое признание на мировой сцене, и это станет отправной точкой в карьере многих российских фотографов». Издатель Деви Льюис/Dewi Lewis, который был и ревюером в Москве, и гостем FotoFest'а в Хьюстоне, в интервью F&V поделился своим впечатлением о поразившей его глубине увиденных работ, их высоком качестве.

Свою главную задачу — масштабно презентовать современную российскую фотографию внешнему миру — «многоходовка», безусловно, выполнила. Едва ли события этого американо-российского проекта остались незамеченными кем-то из его «целевой аудитории». Для скольких проектов в будущем они станут связующим звеном, можно только догадываться. А в том, что радиоактивные волны от этих событий расходятся все дальше и проникают все глубже, сомнений нет.

Важно, что эта глобальная презентация прошла цивилизованным путем, с использованием проверенных мировым опытом форм (портфолио-ревю и фестиваль FotoFest) и привлечением безукоризненных репутаций Венди Вотрисс и Фредерика Болдвина. Хочется верить, что впечатления от российской фотографии по результатам «многоходовки» у мировой общественности по своей силе перекрыли те, что оставили после себя настороженный к внешнему миру, закрытый советский период, а также дикое время конца 1980-х — начала 1990-х, когда произошло первое массовое знакомство Запада с нашей фотографией и после чего по отношению к происходящему в России (речь не о самой фотографии как искусстве, а о способе ведения дел у арт-менеджеров того времени) надолго сложилась вполне обоснованная предубежденность. «Если бы 50 лет назад мне сказали, что русские приедут, я бы испугался. А сегодня говорю: "Добро пожаловать"», — заметил американский арт-дилер Том Гиттерман/Tom Gitterman на встрече в Музее изобразительных искусств Хьюстона. Ответственность за то, сохранится ли это впечатление, окрепнет ли оно и приведет ли к стабильному сосуществованию, зависит теперь от каждого из нас в отдельности и должно выражаться в банальном следовании правилам: в выполнении взятых на себя обязательств.

Поскольку культура — одно из важнейших средств налаживания коммуникации, «многоходовка» косвенно сыграла и роль посредника в укреплении контактов между странами. Заодно коснувшись и этнографических аспектов: например, благодаря показу «Оттепели» на FotoFest'е зарубежная публика увидела, как протекала повседневная жизнь в Советском Союзе.

Готовность к диалогу. После событий, подобных «многоходовке», логично ожидать приглашений к диалогу со стороны внешнего мира. Но насколько эффективной будет отдача от этого проекта, если российская фотоинфраструктура, как и законы нашего государства, регулирующие отношения в сфере искусства, еще находятся на стадии становления? «Да, есть несколько фотогалерей, но по-прежнему очень тяжело получить серьезную информацию о русской фотографии. Для этого до сих пор не создана инфраструктура», — отметил в постролике о FotoFest'е Кэрол Хордзей/Karol Hordziej, арт-директор Краковского фотофестиваля. В свою очередь, Венди Вотрисс заметила, что знает многих коллекционеров, которые были готовы купить работы прямо на FotoFest'е, но из-за инфраструктурных проблем не смогли этого сделать.

На вопросы F&V: «Прошла ли многоходовка вовремя? Есть ли у нас механизмы для использования возможностей, которые она нам дает?» — Евгений Березнер ответил, что этот проект — явление вневременное и всегда уместное. «Обстоятельства и условия сложились так, что было бы странно ими не воспользоваться», — сказал Березнер. Тем самым история, соединив нужных людей только сейчас, сама выбрала это время. А неразвитость инфраструктуры — состояние так или иначе преходящее. Инвестиции в «многоходовку» для российской фотографии можно назвать «длинными», не нацеленными на получение эффекта здесь и сейчас (вероятно, он мог бы быть таким тоже, но возможностей для его использования мало), но оправдывающими себя в долгосрочной перспективе. В то же время Деви Льюис отметил, что эффект от подобных событий сам по себе обычно проявляется неспешно.

Помимо прочего, «многоходовка» показала, что наиважнейшим способом интеграции российской фотографии в мировую должны стать тексты — последняя просто не вписана в историю мировой фотографии. «Есть не так много книг о русской фотографии на английском языке, всего три-четыре, и все еще не так много веб-сайтов», — заметила Анна Уилкес Таккер в интервью F&V. Она хорошо знакома с советскими фотографами 1920—1940-х (достаточно много их работ хранится в коллекции Музея изобразительных искусства Хьюстона), но судить о последующих поколениях не берется, т.к. этот пласт фотографии еще не «обработан» (читай: «не описан»), и эволюцию идей проследить невозможно. И совсем сложно для Анны оказалось высказать на фестивале свое мнение о молодых авторах, т.к. она не могла понять, что нового они сказали в сравнении с прошлыми поколениями российских фотографов — для нее практически неизвестными. Тем самым, российская фотография существует пока вне контекста, в котором она могла бы восприниматься. Создание этого контекста — дело и наших рук тоже.

Венди Вотрисс подчеркнула, что для нашей фотографии очень важно наладить систему регулярной коммуникации с внешним миром. Здесь важна работа как пишущих экспертов, так и различных кураторов, которые в состоянии своими проектами осуществлять эту коммуникацию, — и этим людям нужно всячески в такой работе способствовать. Одного же события, даже такого крупного, как «многоходовка», — мало. В то же время, и сами фотографы должны активно взаимодействовать с международными фотофестивалями и портфолио-ревю. Очень важно, чтобы диалог, который был создан за последние 3 года, не оборвался.

На локальном уровне. «Многоходовка» стала важна для нас не только в связи с открывающимися возможностями во внешнем мире, но и на местном уровне. Как фотограф проводит ревизию своего творчества, выбирая, что показать ревюерам на портфолио-ревю, так и российская фотография (сначала — в лице самих авторов, затем — в лице кураторов, ее представляющих) должна была сначала провести ревизию себя самой, чтобы выяснить, что же именно было накоплено и что из этого следует обнародовать. Подобный анализ лишним не бывает никогда и запускает последующие процессы использования полученных данных и наращивания новых исследований. Поиск ответа на вопрос, кто я есть, — один из обязательных этапов взросления индивидуума, даже если этот «индивидуум» — современная российская фотография.

Если на этапе московского портфолио-ревю еще возникали сомнения (не у организаторов), готова ли российская фотография к такому смотру, то на этапе FotoFest'a сомнения рассеялись: определенно готова. Важным FotoFest стал и потому, что кураторы не побоялись обозначить ряд имен, на их взгляд, знаковых для нашей истории авторов, но имен, которые сегодня мало кто помнит (причина не в художественном качестве работ, а в отсутствии системы, которая смогла бы закрепить эти имена в истории искусства). «Многие классики нашей фотографии в России совершенно не известны. Меня это беспокоит. Мы попытались абсорбировать эту информацию», — отметила Ирина Чмырева.

«Многоходовка» позволила продемонстрировать и Западу, и нам самим, что в России есть фотографическое сообщество. Показательным в этом плане стало московское портфолио-ревю, которое позволило наладить не только вертикальные связи фотограф/ревюер, но и горизонтальные — между самими авторами. Несмотря на то что в российскую делегацию на FotoFest'е смогли попасть сравнительно немногие, фестиваль подчеркнул это единство с новой силой. Роль фотографии как средства для построения коммуникации была успешно сыграна и на этом уровне. «Многоходовку» образно назвали тем источником живительной влаги, к которому в засуху потянулись газели и львы, объявив негласное перемирие.

События последних 3 лет не только позволили нам оценить свое наследие, но и подтолкнули к размышлениям о том, что же происходит внутри нашей фотографической системы в целом. Этот проект, прежде всего фестиваль FotoFest, помог понять, что и мы сами уже владеем немалым: и выставочные площадки у нас вполне достойные, иные крупнее по размеру и работающие активнее хьюстонских (правда, количество самих площадок пока в разы меньше), и заметных авторов у нас хватает. А не хватает нам по большому счету только одного: признания себя взрослыми — т.е. равноправными участниками процесса, пускай пока и при отсутствии ряда необходимых для этого элементов. И за патерналистские жесты, вроде бесплатного участия в портфолио-ревю, следует поблагодарить, но не соглашаться на них в дальнейшем. Иначе о взаимодействии на уровне «равный с равным» речь можно не вести. Историк фотографии Владимир Левашов на обсуждении итогов фестиваля заметил: «Мы не должны стремиться понравиться Америке. Мы должны сами строить свое пространство, приглашать к себе и устраивать здесь центр международной фотографической жизни. И общаться с мировым сообществом на равных». Наталья Григорьева там же отметила: «Российская нация очень скромна, мы всегда думаем, что они лучше нас. Но когда они видят нашу фотографию, то удивляются и говорят: "Да, такого у нас не было". Несмотря на отсутствие институций, наша фотографическая школа достаточно мощная. Ее надо развивать, показывать и уже научиться гордиться тем, что есть у нас самих. Наша задача — об этом рассказать». Григорьева подчеркнула, что развитие отечественной фотографии в замкнутом пространстве с 1920-е по 1990-е годы можно рассматривать как «конкурентное преимущество» благодаря уникальности этого наследия.

Итог. Фотография сама по себе — молодое искусство. Массово ее начали признавать таковым в Америке и Европе всего лет 40 назад, а до этого она носила статус ремесла. Когда Венди Вотрисс и Фредерик Болдвин начинали проводить в Хьюстоне FotoFest, в середине 80-х, им приходилось всем буквально доказывать, что фотография — полноценное искусство, и у них это успешно получилось. Благодаря такой молодости фотографии как искусства у нас есть все шансы догнать остальных и полноценно влиться в общемировые процессы, и «хьюстонская многоходовка» этому значительно поспособствовала. Впрочем, иного пути уже нет, движение не остановить(молодые российские фотографы-билингвы уже напрямую интегрируются в мировые процессы, опуская взаимодействие с малоразвитой отечественной инфраструктурой). Вопрос в том, на какое время оно растянется. «Я верю: то, что мы не знаем об истории фотографии, все еще больше того, что мы знаем о ней. История фотографии пишется здесь и сейчас, — заметила Анна Уилкес Таккер в интервью F&V, говоря о FotoFest'е — Этот цельный фестиваль, посвященный русской фотографии, прокладывает широкий путь в ту область, которая известна в России, но не известна в США. И потребуется время, чтобы принять этих фотографов, их стили, их идеи в уже написанную Западом историю фотографии, но такой фестиваль — это очень важное начало».


ИМЕНА. FOTOFEST 2012: «ПОСЛЕ СТАЛИНА И ОТТЕПЕЛЬ»

53 имени: Александр Абаза, Юрий Абрамочкин, Макс Алперт, Виктор Ахломов, Дмитрий Бальтерманц, Анатолий Болдин, Александр Бородулин, Лев Бородулин, Виталий Бутырин, Алексей Васильев, Александр Виханский, Герман Воротников, Михаил Дашевский, Борис Долматовский, Эммануил Евзерихин, Василий Егоров, Анатолий Ерин, Игорь Гаврилов, Елена Глазычева, Игорь Гневашев, Микола Гнисюк, Михаил Грачев, Наум Грановский, Александр Гращенков, Зинаида Каретникова, Юрий Коровин, Юрий Кривоносов, Василий Куняев, Владимир Лагранж, Галина Лукьянова, Юрий Луньков, Олег Макаров, Николай Маторин, Вильгельм Михайловский, Александрас Мацияускас, Эдуард Мусин, Игорь Пальмин, Сергей Петрухин, Лев Портер, Борис Савельев, Николай Самойлов, Валентин Соболев, Антанас Суткус, Всеволод Тарасевич, Сергей Тер-Оганесов, Михаил Трахман, Борис Трепетов, Исаак Тункель, Александр Устинов, Олег Цесарский, Лев Шерстенников, Семен Фридлянд, Валентин Хухлаев.

ИМЕНА. FOTOFEST 2012: «ПЕРЕСТРОЙКА, ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ И ЭКСПЕРИМЕНТ»

73 имени: АЕС+Ф, Юрий Бабич, Николай Бахарев, Андрей Безукладников, Геннадий Бодров, Сергей Братков, Юрий Бродcкий, Владимир Брыляков, Вита Буйвид, Олег Виденин, Александр Викторов, Алексей Гога, Александр Гронский, Вадим Гущин, Олег Доу, Владислав Ефимов, Франциско Инфанте, Александр Китаев, Стас Клевак, Юрий Козырев, Алексей Колмыков, Георгий Колосов, Виктор Кочетов, Макс Ксута, Ляля Кузнецова, Алексей Кузьмичев, Николай Кулебякин, Игорь Култышкин, Владимир Куприянов, Михаил Ладейщиков, Александр Лапин, Сергей Леонтьев, Татьяна Либерман, Георгий Майофис, Сергей Максимишин, Владислав Мамышев-Монро, Никита Машкин, Бoрис Михайлов, Владимир Могилевский, Галина Москалева, Евгений Мохорев, Игорь Мухин, Тимур Новиков, Антон Ольшванг, Сергей Осьмачкин, Рита Островская, Евгений Павлов, Илья Пиганов, Георгий Пинхасов, Андрей Полушкин, Святослав Пономарев, Роман Пятковка, Марк Розов, Игорь Савченко, Александр Самойлов, Владимир Семин, Александр Слюсарев, Борис Смелов, Павел Смертин, Алексей Титаренко, Ольга Тобрелутс, Валера и Наташа Черкашины, Александр Черногривов, Ольга Чернышева, Андрей Чежин, Сергей Чиликов, Ольга Шагаутдинова, Владимир Шахлевич, Валерий Щеколдин, Алексей Шульгин, Евгений Юфит, Алик Якубович, Александр Якут.

ИМЕНА. FOTOFEST 2012: «ПОКОЛЕНИЕ МОЛОДЫХ»

23 имени: Татьяна Антонюк, Олег Бородин, Роман Брегман, Александра Деменкова, Мария Кожанова, Влад Краснощек, Карен Мирзоян, Иван Михайлов, Василиса Незабаром, Алиса Никулина, Марго Овчаренко, Никита Пирогов, Татьяна Плотникова, Петр Рахманов, Анна Складманн, Евгения Слободник, Александра Стуккей, Анастасия Тайлакова, Денис Тарасов, Федор Телков, Дарья Туминас, Дина Щедринская, Кир Эсадов.

Дополнительная информация:
  • Биеннале FotoFest: http://www.fotofest.org
  • Хроника всех дней фестиваля FotoFest 2012 на сайте Foto&Video
    http://www.foto-video.ru/art/report/60367/
  • Статья Олега Краснова «Русское обаяние в Америке» на сайте журнала «Эксперт»: http://expert.ru/expert/2012/13/russkoe-obayanie-v-amerike/
  • Статья Ирины Чмыревой «Русские авторы на FotoFest 2012» на сайте журнала «АртХроника»: http://artchronika.ru/vystavki/russian-authors-fotofest-2012/
  • Постролик «Русская фотография на FotoFest 2012 в Хьюстоне, США» в Youtube.com
  • Международное портфолио-ревю в Москве для российских фотографов: http://www.portfolioreview-russia.com
  • Публикация Елены Фирсовой «Обретенная возможность» о Международном портфолио-ревю в Москве для российских фотографов в F&V №2, 2012, а также на сайте журнала: http://www.foto-video.ru/art/report/60134/

КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Арт [ вся лента... ]

Техника [ вся лента... ]

Практика [ вся лента... ]

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015

_вне_рубрикатора_ [ вся лента... ]

Специальное приложение к журналу Foto&amp;Video № 12 2009 Sony Alpha

Специальное приложение к журналу Foto&amp;Video № 12 2009 Sony Alpha


Постные мысли

Постные мысли

Уже больше года веду колонку «Постных мыслей», и сейчас в этом номере, который попадет в руки посетителей «Фотофорума- 2009», хочу высказать крамольную, обидную и даже оскорбительную для подавляющего большинства мысль — отечественные фото- графы не умеют снимать, не умеют работать, у них нет вкуса.
17.03.2009

Постные мысли

15.08.2008
Постные мысли

Постные мысли

12 июня 2008 г., в День независимости России, я спустился в подземный переход около входа на станцию метро, расположенного в одном из спальных районов на юге Москвы, и купил в обычном киоске портрет нового президента Российской Федерации Дмитрия Медведева за 30 (тридцать) рублей
14.07.2008

Читательский конкурс [ вся лента... ]

«Коллаж»

«Коллаж»

Альтернативная реальность
18.11.2015
«Черно-белая фотография»

«Черно-белая фотография»

Точный инструмент
24.09.2015
«Пейзаж»

«Пейзаж»

Жанр для раздумий
22.07.2015
«Дрон: автоматизированное изображение»

«Дрон: автоматизированное изображение»

Дронофото
21.05.2015

Foto&Video представляет [ вся лента... ]


Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Ноябрь 2018 >>
    1234 
 567891011 
 12131415161718 
 19202122232425 
 2627282930 
  
Сегодня
16.11.2018


(c) Foto&Video 2003 - 2018
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100