АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Экспонат продается. Московский фотографический салон — 2013

1 2 3 4
5 6 7


Ралф Касперс/Ralf Kaspers
«Золото», 2008
Лямбда-принт, пластификация, 178х305 см
Тираж: 5+2AP
Цена: 2,7 млн руб. (60 тыс. евро)
Представляет: Frolov Gallery
Image courtesy: the artist and Frolov Gallery

19.12.2013

Фотографиями как произведениями искусства можно любоваться не только на выставках. Каждому из нас несложно приобрести отпечатки. Cамый широкий в России выбор работ на продажу предлагает фотосалон, который проходит в Москве ежегодно
Текст Елена ФИРСОВА

Фотография как объект коллекционирования выступила центральной темой Московского фотографического салона (МФС), который состоялся с 12 по 22 сентября 2013 года. Инициировала и провела его на своей площадке Галерея классической фотографии (ГКФ) — одно из крупнейших столичных пространств, специализирующихся на фотографии. По сути, здесь прошла ярмарка, где каждый желающий (будь то физическое или юридическое лицо) мог приобрести авторские произведения в свою личную коллекцию или в подарок.

Ранее ГКФ уже дважды проводила ярмарки, но известные как Photo Mix Fight. Первая («Битва за пейзаж») прошла в ноябре — декабре 2011 года в самой галерее и объединяла работы независимых авторов. Вторую («Limited edition») в мае 2012 года ГКФ провела в партнерстве с выставочным пространством Photohub Manometr: это мероприятие работало на обеих площадках одновременно — в Photohub Manometr продавались работы независимых авторов, а ГКФ впервые объединила предложения отечественных галерей, фондов и коллекционеров.

Название Московский фотографический салон, которое ярмарка получила в 2013 году впервые, можно рассматривать как более удачное: оно понятно рядовой публике, подчеркивает комфортный масштаб происходящего и, кроме того, обращается к нашей исторической памяти: организация салонов, где продавались авторские фотографии, была обычной практикой в дореволюционной России. С тех пор подобными ярмарками у нас практически никто не занимался, и фотосалон ГКФ, по сути, первый заметный проект спустя столетие, который на регулярной основе обращается к теме приобретения фотографии как арт-объекта (ежегодная ярмарка «Арт-Москва» концентрируется на современном искусстве в целом, и фотография для нее направление не основное). К тому же это мероприятие является единственным в нашей стране, объединяющим почти всех игроков российского фоторынка.

Ориентирами для организаторов салона выступили две ведущие мировые фотоярмарки: Paris Photo, которая проводится в Париже в ноябре, и The AIPAD Photography Show — ярмарка Международной ассоциации арт-дилеров фотографии (Association International Photography Art Dealers/AIPAD), проходящая в Нью-Йорке в апреле. В них участвуют ведущие фотогалереи мира, а посетителями становятся не только коллекционеры, но и вся фотографическая общественность. Конечно, для того чтобы в России появилась соразмерная по масштабу ярмарка, должен пройти еще не один год, а то и десятилетие. Нынешний салон в разы меньше — и по площади, и по числу участников, и по их разнообразию. «Но нужно же с чего-то начинать!» — уверен Марк Коберт, арт-директор ГКФ и фотосалона.

Причиной такого положения дел стала история. Естественное развитие арт-рынка в России на рубеже XIX—XX веков (с его фотосалонами) прервала революция. Несколько десятилетий наша страна шла своим путем: официальные продажи искусства предпринимателями были невозможны, а фотография служила прежде всего укреплению государственной идеологии. На Западе же в это время арт-рынок поступательно развивался: публика привыкала к фотографии как искусству (а не ремеслу) и к тому, что произведения этого искусства в виде оригинальных авторских отпечатков можно не только увидеть в музее, но и приобрести: в галерее, на аукционе или на ярмарке. Первая фотогалерея в мире появилась в 1905 году в Нью-Йорке. Это была Little Galleries of the Photo-Secession, или галерея 291, открытая Альфредом Стиглицем/Alfred Stieglitz по адресу Пятая авеню, 291. В России же первая галерея открылась только в 1991 году: «Школа» Ирины Меглинской на базе Центра современного искусства на Якиманке (Москва). Поэтому путь в несколько десятилетий, который Запад проходил эволюционным путем, мы сегодня преодолеваем в экспресс-режиме.

Все бы ничего, но населению России в подавляющем его большинстве саму идею существования арт-рынка пока еще предстоит принять: многие до сих пор, по советской традиции, воспринимают «галерею» как синоним «выставочного зала» — как место, где фотографию можно посмотреть, но не где купить, а что говорить о фотоярмарке... К тому же визуальную культуру наших сограждан в массе своей ограничило многолетнее созерцание полотен передвижников, соцреалистов, а также постеров и плакатов. Да и статус самой фотографии пока еще невысок: мало кто из широких масс воспринимает ее серьезно — как настоящее искусство. Константин Киноль — официальный представитель чешского фотографа Яна Саудека/Jan Saudek в нашей стране (и участник фотосалона), отметил, что «продавать фотографию в России — это сложный процесс. Тяжело убедить человека, что напечатать фотографию вручную — это практически то же самое, что нарисовать картину. У нас этого не понимают». Серьезно тормозят развитие арт-рынка экономические и политические потрясения последних лет, а также тонкая прослойка среднего класса — ведь именно на него делают ставку галеристы в развитых странах. Тем не менее желающие поучаствовать в становлении арт-рынка в России есть: сегодня в нашей стране открыто около десятка фотогалерей (большая часть — в Москве); кроме того, работают со своими коллекциями несколько независимых крупных отечественных коллекционеров и фондов. Все они и стали — почти в полном составе, за некоторыми исключениями — участниками МФС. Прошел он в два этапа. На первом (с 12 по 15 сентября) произведения своих авторов продавали российские галереи и крупные коллекционеры. На втором (с 19 по 22 сентября) можно было приобрести работы независимых фотографов.

Каждому участнику первого этапа ГКФ отвела место в едином выставочном пространстве (отдельные стенды не предполагались), где он мог представить работы авторов по своему выбору. (На втором этапе независимые фотографы — около 30 имен — показали свои произведения также в виде единой экспозиции). Тем самым ярмарка по внешнему виду представляла собой большую сборную выставку работ разных авторов и с разнообразными темами и стилями. Но объединяла все экспонаты общая черта: каждый отпечаток, помимо таблички с данными о работе, сопровождался ценой — и любой из них можно было тут же, в ГКФ, с легкостью приобрести.

Каких-либо эстетических ограничений организаторы перед участниками не ставили, в отличие от упомянутых мировых ярмарок, где критерии отбора галерейных экспозиций очень строги. Общая картина в результате сложилась довольно пестрая: работы ведущих мировых фотографов, имена которых уже зафиксированы в музейных собраниях, с шести-, а то и семизначными ценами на отпечатки соседствовали с картинками молодых/неизвестных авторов со стартовым уровнем цен; таким же неровным был и уровень работ. Но на данном этапе развития и салона, и самого российского арт-рынка организаторы посчитали такой подход приемлемым. Кроме того, по словам Марка Коберта, это позволило показать каждому, кто есть кто.

Текущее положение дел также подтолкнуло ГКФ предоставить места для участников бесплатно — еще одно отличие московского салона от крупных мировых аналогов. (Чтобы выставить свои стенды в Париже и Нью-Йорке, галереи должны не только пройти отбор, но и заплатить взносы в десятки тысяч евро/ долларов.) Организаторы салона ограничилась лишь невысоким процентом с продаж, т.к. сейчас важнее не получить сверхприбыли, а развить саму идею коллекционирования.

Несмотря на ряд существенных отличий, МФС соответствовал международным ярмаркам по сути: он объединил предложение со спросом (правда, пока в большей степени потенциальным). ГКФ не только предоставила место участникам для продаж, но и провела ряд мероприятий, призванных привлечь коллекционеров (реальных или потенциальных) к «продукту» ярмарки — к фотографии. Для этого в ходе салона были организованы закрытые мероприятия для членов Ассоциации менеджеров России и прочих солидных организаций, объединяющих перспективную с точки зрения развития коллекционирования публику. При этом все дни салон в качестве обычной выставки также был открыт для рядовых посетителей галереи, и среди них могли оказаться настоящие или будущие коллекционеры — и каждый нашел бы для себя авторский отпечаток, подходящий по цене.

По сравнению с Photo Mix Fight 2012 общая стоимость представленных работ всех участников салона выросла в полтора раза и составила 135 млн руб. При этом общая сумма продаж оказалось ниже. Это обусловлено, очевидно, тем фактом, что в 2012 году коллекцию фотографии собирал один из крупнейших российских банков, который приобрел на ярмарке ряд дорогих работ. В этот раз продажи были ограничены покупками отдельных лиц. В целом в финансовом плане салону пока еще предстоит оправдать себя в будущем. Сегодня же он более важен как значимый элемент системы, как связующее звено между участниками отечественного фоторынка. «МФС прежде всего выполняет инфраструктурную функцию, представляя максимальный срез сформулированных предложений в области фотографии. Салон поддерживает все фотографическое сообщество, являясь, с одной стороны, специализированным профессиональным мероприятием, с другой — выставкой, открытой всему обществу», — отметил Ярослав Амелин, директор ГКФ и один из руководителей проекта, и разделять эти направления организаторы пока не видят необходимости. «Рынок фотографии в России, и в Москве в частности, достаточно небольшой, становящийся. Умение грамотно согласоваться и договориться — заслуга всех участников салона. Это самое главное», — сказал коллекционер Анатолий Злобовский, один из посетителей МФС. И добавил: «Эта ярмарка соответствует сегодняшнему рынку. Если сейчас собрать всех в "Большом Манеже", продажи не покроют издержки. Произойдет банкротство. Рост должен быть постепенным, пока в стране не наступит некая стабильность».

Конечно, говорить о российском рынке фотографии как о слаженно работающей системе еще очень рано. Фотосалон — провозвестник этой системы. Его участники в основном пока нацелены только на развитие первичного рынка: от галереи/автора — владельцу. И главная задача сейчас — помочь широкой публике осознать, что украшать свои дома или офисы оригинальными авторскими работами — намного лучше, чем растиражированными в промышленных масштабах безымянными картинками. Следующим этапом логично ожидать более серьезного подхода к коллекционированию — с пониманием инвестиционной ценности работ. А там и до вторичного рынка недалеко (т.е. перепродаж на аукционе от владельца владельцу).

«Сейчас время — просвещать коллекционеров. Это первый этап появления коллекционеров новой, прозападный формации», — отметил галерист Владимир Фролов. «Мы считаем, что поколение образованных, интересующихся искусством людей существует, его просто нужно привлекать», — сказала Мариана Гогова (галерея Artwin).

Константин Бенедиктов, руководитель галереи «Феофания», при этом считает, что «галерейное сообщество не формирует среду; галерея лишь представляет элитарный продукт для очень узкой аудитории». По его мнению, главная задача для всех участников арт-рынка сейчас — вызвать у широкой публики интерес к фотографии как к артефакту, отпечатку в его различных формах; показать, что фотография — доступна. Голландский издатель Маартен Шилт/Maarten Schilt, ставший гостем салона, заметил, что «для развития рынка вам было бы лучше наладить больше международных связей: делать такую же ярмарку, но более международную. Это позволит привлечь новую публику — новых коллекционеров. Если вы хотите, чтобы фотографию покупали, вам нужно создавать эту аудиторию».

Главный вывод, который сделали по итогам салона организаторы в лице Марка Коберта: «Ярмарка в том виде, в котором существует, нужна». По их замыслу, МФС станет ежегодным событием, объединяющим участников арт-рынка, причем уже не только российского. Серьезное намерение участвовать в салоне в 2014 году уже обозначили ряд зарубежных галерей. «По отношению к российскому рынку со стороны внешнего мира много надежд, но много и непониманий, — отметил единственный зарубежный участник МФС 2013, фотоэксперт и дилер Серж Плантюро/Serge Plantureux. — Мировой арт-рынок ждет сигнала от России. По многим причинам она может быть прекрасным рынком для фотографии».

УЧАСТНИКИ 

Галереи: Artwin, FotoLoft, Frolov Gallery, RuArts, Галерея классической фотографии, «Гринберг», «Рахманинов дворик», «ФотоДепартамент», «Феофания» (и Клуб коллекционеров фотографии); Fine Art Photography Image Archive (FAPIA), Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина, «Киноль Арт-Стyдио», коллекционер Артем Логинов, дилер Серж Плантюро, частные коллекции.

Открытые цены

Важной особенностью Московского фотографического салона стали открытые цены. (Примечательно, что большая часть галерей на ярмарке Раris Рhоtо также не скрывает стоимость работ.) Подобную акцию — проект Ореn Рriсе — избранные московские галереи провели в 2011 году: на две недели они открыли цены на произведения своих авторов, что дало посетителям площадок пищу для размышлений. Теперь увидеть стоимость работ можно ежегодно на фотосалоне. Несмотря на бытующее мнение о том, что «бизнес делается в тишине», образовательную задачу открытые цен организаторы посчитали более значимой. Главный их посыл: авторскую фотографию может купить человек с любым бюджетом. «Фотография не такая дорогая, как думают многие. Нормальной считается цена за отпечаток в 300—500 евро — авторский винтаж, который можно повесить на стену», — отметил Марк Коберт. Правда, на первом этапе салона именно таких предложений в этот раз оказалось не так много.

Благодаря свободе, данной участникам в выборе объектов для продажи, салон представил произведения очень широкого ценового диапазона. А также — диапазона временного: от самых современных работ до образцов ХIХ века, которые привез Серж Плантюро. Конечно, перечислить все предложения салона в рамках одной статьи невозможно, поэтому приведем лишь некоторые примеры.

Нижнюю ценовую планку задала московская галерея «Феофания»: она продавала (и продала пять работ) современные бромсеребряные отпечатки киевского фотографа Вадима Саханенко по 1000 руб. — работы открыточного формата в небольших паспарту. У нее же за 3000 руб. ушел бром-серебряный отпечаток «Умка» 1970-х годов неизвестного автора. А за 5000 руб. купили бром-серебряный отпечаток 1967 года неизвестного автора с изображением Василия Ланового в роли Алексея Вронского в фильме «Анна Каренина». Но не только эти работы. Галерея, пожалуй, очень разумно отобрала произведения на продажу (с учетам, что параметры типичного российского коллекционера еще не сложились): «Феофания» выставила предложения во всем ценовом диапазоне — от указанных выше бюджетных вариантов, через промежуточные примеры по несколько десятков тысяч рублей до самых дорогих. Среди последних стало уникальное (тираж 1/1, т.е. в единственном экземпляре) произведение 1988 года Георгия Колосова «Семья» из цикла «Русский север» — ручной серебряно-желатиновый отпечаток с вирированием (неполное отбеливание), стоимостью 550 тыс. руб. Продана работа не была. Коллекционер Анатолий Злобовский отметил, что рынок сложнее, чем может показаться на первый взгляд, и даже «сейчас можно купить шедевр за 100 долларов или рублей» — вопрос в том, кто что считает значимым. Анатолий сказал о высочайшем качестве работы Георгия Колосова, его уникальном авторском видении, но при этом добавил: «Стоит ли работа этих денег? Да. Купит ли ее кто-то? Едва ли». Т.к. рынка на произведения этого автора пока нет. Также одним из самых дорогих предложений салона стала коллекция из 18 винтажных отпечатков первого фотографа Узбекистана Худайбергена Деванова (соляная печать: не позднее 1924 года), которую «Феофания» продавала единым блокам за $57 500.

Возвращаясь к сравнительно бюджетным вариантам, стоит назвать произведения молодых авторов из петербургской галереи «ФотоДепартамент». Пигментные отпечатки 2012 года Юлии Борисовой 18х24 см из серии «Бегство на край» стоили 7560 руб., 30х40 см —14,7 руб., а 40х50 см — уже 19 тыс. руб. Работы из проекта «W» Яны Романовой (цифровая пигментная печать 2011 года, 50х70 см, тираж 7) — 21 тыс. руб. Столько же — произведения из серии «Интимный дневник отличника» Кира Эсадова (год съемки/печати 2011, 34х49,5 см, пигментная печать, тираж 7+2АР, т.е. 7 экземпляров + 2 отпечатанных автором для личных цепей). Уникальные (тираж 1/1) отпечатки Сергея Быкова из проекта «После нас» 50х60 см (год съемки/печати 2002/2010) продавались «ФотоДепартаментом» уже за 46,2 тыс. руб. Работы Евгения Мохорева из серии «26-й элемент» 2004 года (съемка/печать) 40х40 см тиражом 20 экз. — по 48 тыс. руб. Надежда Шереметова, руководитель галереи, отметила, что «мы держим цены на европейском уровне», и посетовала на то, что ценообразoвание в России в целом очень неровное.

Интерес у публики вызывали отпечатки молодой фотохудожницы Елизаветы Хауст, которую представляет новая московская галерея современного искусства (в т.ч. фотографии) Artwin — ее создали сестры-близнецы Мадина и Мариана Гоговы: лазерные отпечатки на фотобумаге 70х50 см 2012/2013 (годы создания/печати) «Без названия» стоили 40 тыс. руб. Около одного из них («Без названия №18») к концу первого дня работы салона появилось даже две отметки (красных кружка-наклейки), сообщающие о том, что два экземпляра из общего тиража 7 этой фотографии были проданы.

Любопытно, что даже за меньшую стоимость и с меньшими инвестиционными рисками (молодые авторы еще не прошли проверку временем) на салоне можно было купить произведения живого классика Андрея Чежина в Frolov Gallery: помимо прочих, более дорогих предложений, за 1000 евро отдавались ручные отпечатки 1990-х годов из серий «Град небесный» и «Город-призма». В целом галерист Владимир Фролов также выставил предложения с очень широким диапазоном цен.

«Если я вижу современного автора, который за свои работы ставит больше $1000, а его произведения не представлены ни в музеях, ни в авторитетных коллекциях, я предпочту за эти деньги купить автора ХIХ века, который вошел в хрестоматию. И не потому, что работа не нравится. Считаю, что он (или галерея) должен подходить бережно к людям, которые тратят деныи», — отметил Анатoлий Злобовский.

Работы американского классика Рапьфа Гибсона/Rаlf Gibson продавал Архив художественной фотографии/Fine Art Photography lmage Archive — отечественный проект, начавший свою работу в 2012 году: диптих «Сардиния» (серебряно-желатиновый отпечаток 80х100 см, 1970) стоил 195 тыс. руб. Отпечатки Роджера Баллена/Roger Ваllеn можно было купить в галерее «Гринберг», например, «Переплетенные» за 351 840 руб. (2007/2009, 80х80 см, ручная черно-белая печать, тираж 10). Там же — винтажный отпечаток Антуана д'Агаты/Antoine d'Аgаtа «Забрийский Пойнт» (2004, 32х32 см, ручная печать) — 175 920 руб. Или «Красный зонт» Сола Лейтера/Saul Leiter (1951, 50х40 см, хромогенная печать, тираж 10) — 448 596 руб. «Собака» Джакомо Брунелли/Giacomo Brunelli обошлась бы в 131 940 руб. (2005/2008, 25х20 см, ручная черно-белая печать, тираж 10).

Отпечатки Олега Виденина в галерее FotoLoft стоили 45 тыс. (например, его известная работа «Парное» 2004 года, 50х50 см, ручная печать, тираж 15). Были у него и более бюджетные варианты за 37 тыс. Винтажи Бориса Смелова галерист Владимир Фролов предлагал за 6000 евро, т.е. свыше 250 тыс. руб. (авторские ручные оптические бром-серебряные отпечатки на бумаге с баритовой основной, «Кентаврийский мост II» 24х36 см 1994 года и «Мариенталь. Павловск» 36x24 см 1995 года). Игоря Мухина в галерее «Гринберг» можно было купить за 87 960 руб. (работа «Орехово-Зуево», 1989/1989, 53х35 см, ручная черно-белая печать, тираж 7). Анатолий Злобовский выделил работу Антанаса Суткуса/Antanas Sudcus («Первые байкеры», 1974, 48х46 см, аналоговая черно-белая печать) за 75 тыс. руб. в петербургской галерее «Рахманинов дворик» — как пример выгодной «долгой» инвестиции, т.к. творчество этого автора уже нашло свое место на международном арт-рынке. В галерее RuArтs можно было приобрести работы Владимира Глынина из серии «Berlin#2» (год съемки/печати 2011, 100х150 см, цветная лазерная печать на фотобумаге, тираж 3+2АР). А произведение Александра Егорова из серии «Песочный человек №1» RuArts продала за 66 тыс. руб (год съемка/печати 2012, 120х80 см, цветная лазерная печать на фотобумаге, тираж 5+2АР).

«Все за 49,5 тыс.» отдавал на салоне потомственный коллекционер Артем Логинов. Он предоставил несколько винтажных работ советских фотографов: Вацловаса Страукаса, Всеволода Тарасевича и Сергея Шиманского. Одно из произведений последнего нашло своего покупателя. Артем рассказал, что, оценивая работы, он отталкивался от сложившейся практики продажи произведений фотографов этого периода на международном рынке. Но в целом цены выставил довольно демократичные.

Сама Галерея классической фотографии продала на салоне пять работ: один современный, 2010 года отпечаток Джона Уимберли/John Wimberly (кадр сделан в 1977 году) за 55 тыс. руб. и четыре авторских оптических баритовых отпечатка Бориса Смелова ЗОх40 см по 100 тыс. каждая. 

Серж Плантюро представил работы автора ХIХ века Эмиля Дюранделля/Еmile Durandelle «Постройка Оперы Гарнье в Париже» 1863—1868 годов (альбуминовые отпечатки 40х28 см). Всего 32 изображения стоимостью от 40 тыс. до 250 тыс. руб. Примерно в таком же диапазоне цен продавались работы Яна Саудека у «Киноль Арт-Стyдио» (от современной печати до авторских винтажей).

Самую дорогую работу на МФС выставил галерист Владимир Фролов — «Золото» Ральфа Касперса/Rаlf Caspers 2008 года (съемка/печать) 178х305 см — цифровая лазерная печать на фотобумаге, тираж 5 экз. Стоимость — 60 тыс. евро, т.е. порядка 2,7 млн руб.

ФОТОГРАФИЯ КАК ИНВЕСТИЦИЯ

Как инвестиционный инструмент фотография стала рассматриваться в начале 70-х годов ХХ века. Тогда же возникли первые инвестиционные фонды арт-фотографии. Портал Private Banking & Wealth Маnagement (http://pbwm.ru) отмечает, что сегодня средства, вложенные в фотографию, приносят около 7% всего мирового дохода от продажи современного искусства. Результаты аукционов, занимающихся этим видом визуального искусства, показывают 1300-процентную прибавку с конца 1990-х годов. Главным индикатором мирового рынка фотографии считается динамика стоимости чистых активов австрийского Art Photography Fund. Второй индикатор —динамика курса акций немецкого фотоархива Саmега Work. Самой дорогой фотографией на сегодняшний день признана работа Андреаса Гурски/Andreas Gursky «Рейн II» — $4 338 500.

ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ

На стоимость фотографий как тиражных произведений искусства влияет множество факторов. Дадим здесь лишь несколько ориентиров. Большое значение имеет известность автора, его достижения, факт того, хранятся ли его работы в музеях и/или других коллекциях значимых институций и персоналий, проводились ли его выставки на авторитетных площадках и проч. Немалую роль играют прецеденты: стоимость, за которую продавались работы этого автора или его современников на аукционах. Важно время создания работы: винтажи (отпечатки, сделанные самим автором незадолго после проведения съемки), как правило, ценятся больше новой печати, даже если ее спустя годы сделал сам фотограф. А если это печать, сделанная с негативов наследниками или иными правообладателями после смерти автора, то стоимость таких произведений, при прочих равных, будет еще ниже. Как ни прискорбно, но уход фотографа в мир иной делает его произведения дороже, т.к. корпус работ становится «закрытым». Работы из разных серий одного и того же автора также могут разниться по стоимости. Значим тираж: чем он больше, тем, при прочих равных, дешевле каждый отпечаток. Уникаты (работы в единственном экземпляре) ценятся выше всего. Конечно, имеют значение физические параметры: техника создания отпечатка, его формат, сохранность и проч. Не последнюю роль играют субъективные оценки продавца; мода на имя этого автора или фотографию целого региона, к которому он принадлежит. Но каждый конкретный случай оценки, как правило, индивидуален.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Арт [ вся лента... ]

Техника [ вся лента... ]

Практика [ вся лента... ]

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

Самат Гильметдинов: «Я хочу призвать людей беречь и сохранять первозданность дикой природы»

29.04.2016
Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Изменение видимого. Фотографическая монотипия

Скрадывая детали и выявляя движения, монотипия подчеркивает суть сюжетов и помогает создать неповторимый отпечаток
18.11.2015
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария

Фотографы любят путешествовать на автомобиле. «Все, что дальше 500 ярдов от машины, — нефотогенично», — сказал однажды знаменитый американский мастер Бретт Вестон. Камеры, объективы, штативы, личные вещи можно носить на себе, но на четырех колесах удобнее
18.11.2015

_вне_рубрикатора_ [ вся лента... ]

Специальное приложение к журналу Foto&Video № 12 2009 Sony Alpha

Специальное приложение к журналу Foto&Video № 12 2009 Sony Alpha


Постные мысли

Постные мысли

Уже больше года веду колонку «Постных мыслей», и сейчас в этом номере, который попадет в руки посетителей «Фотофорума- 2009», хочу высказать крамольную, обидную и даже оскорбительную для подавляющего большинства мысль — отечественные фото- графы не умеют снимать, не умеют работать, у них нет вкуса.
17.03.2009

Постные мысли

15.08.2008
Постные мысли

Постные мысли

12 июня 2008 г., в День независимости России, я спустился в подземный переход около входа на станцию метро, расположенного в одном из спальных районов на юге Москвы, и купил в обычном киоске портрет нового президента Российской Федерации Дмитрия Медведева за 30 (тридцать) рублей
14.07.2008

Читательский конкурс [ вся лента... ]

«Коллаж»

«Коллаж»

Альтернативная реальность
18.11.2015
«Черно-белая фотография»

«Черно-белая фотография»

Точный инструмент
24.09.2015
«Пейзаж»

«Пейзаж»

Жанр для раздумий
22.07.2015
«Дрон: автоматизированное изображение»

«Дрон: автоматизированное изображение»

Дронофото
21.05.2015

Foto&Video представляет [ вся лента... ]


Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
24.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100