АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Записки о всяком



19.05.2010

Читая «Записки» Олега Андреева, вспоминаешь Аверченко, Хармса, Зощенко, Ильфа и Петрова. Как и сто лет назад, мы переживаем всплеск интереса к фотографии. Она теперь совсем другая, конечно, да вот люди мало изменились…
Текст и фото Олег АНДРЕЕВ

* * *

Некая фотографическая дама забыла выдержку. Оставила ее на пуфике, в клубе, в пятницу. Ушла, не обернулась. Спешила.

А в утро ей снимать. Проснулась, вспомнила. Понятно, тут же забилась в истерике. Тушь из рук выскальзывает, пудра рассыпается — беда.

Губу прикусила и — на такси. В клуб. К пуфику. Нашла, к счастью. Все образумилось.

* * *

Свадебный фотохудожник Разумовский страдал одышкой. Поднимаясь по лестнице, шлепал губами, хватал воздух и раздувал диафрагму. Это мешало работе.

Оттого в свободную среду приобрел велосипед с разными скоростями и насосом. С тех пор только и катался в лесу — тренировал диафрагму.

Сделался спортсменом, каких поискать.

* * *

Однажды главный чиновник решил снимать художественно. Удивить жену, первого и второго заместителей, секретаршу, горничную и любовницу, с искрящимися волосами повсюду, своим новым производственным талантом.

Принесли множество техники, в том числе двенадцать объективов, с параллаксами и без.

И скоро все заметили, что он стал более объективным.

* * *

Президенту подарили фотоаппарат «Зоркий». Он смутился, долго комкал слова благодарности и кланялся.

Ему виделись аллегории.

Патетическое рассуждение

Пошел снимать. Ну, честно, насмотрелся разных видео про зарубежных деятелей фотоискусства вроде Гарри Виногранда. Его выбрал, почему нет. Во-первых, думаю, я тоже в очках, потом тоже в Leica, не фу-ты ну-ты, а в-третьих, в распоряжении отличная, кишащая московская улица, не Сан-Франциско, понятно, но дураков вполне достаточное количество. То есть — собрался. Задор мальчишеский, ясный.

Ну, вышел гоголем, консьержка лишь ахнула, весь в пальто из чистой английской шерсти, брюки дудочкой, туфли со шнуровкой, на руке браслет загадочный — при невероятном параде. Хожу выгуливаюсь, моционю на полную, хотя, заметьте — холодно. Пальто-то тонкое, один вид, а не пальто. Однако хожу.

Дышу вертикально вверх, для форсу. Изредка, с прищуром, красиво вскидываю камеру и жму уверенно гашетку. Прохожие, ясно, вскрикивают от незнания, но потом — с уважением, думают, видимо, то ли принц, то ли че. Я ж спокоен, не тушуюсь, тычу в морды им объективом уверенно, без интеллигентского морального содрогания. Нагашетил так к вечеру на целую пленку.

Приехал замерзший, намешал раствор, залил, жду проявления, в руке — пельмень холодный на вилочке, в другой руке — салфетка. Волнуюсь чуть, думаю, выйдет, как у Гарри, или поприличней. Вешаю прищепочкой, сушу, долго всматриваюсь, чувствую — безобразие. Пристальней наклоняюсь — точно оно. Полнейшее и в первородном значении. Ну смял все, от чувствительности, в ведро. Тьфу, думаю, миллион раз!

Случай №7

Пришел приятель Чебурин на фотовыставку. «Мир вокруг нас», кажется, или вроде того. Ясно, с благородной целью приобщения к новейшим течениям творчества. С супругой, понятно, куда без нее. Без супруги теперь и в гроб не ляжешь. Такая канитель с ними. Не женитесь, братцы!

Так вот пришел. Жена под ручку тянется. Вопросы глупые задает, сверлит ум. Однако Чебурин — ни в какую. Ходит, наслаждается тихо искусством, рассматривает.

А выставка, оказалось, посвящена проблемам сексуальных меньшинств. Уж непонятно, откуда у них, меньшинств, такие сумасшедшие проблемы, что аж выставки, однако так. И публика, конечно, соответствует: кто взасос целуется, кто просто в разноцветной обуви, то есть проблемная.

В центре же прибито огромное художественное полотно. Коллаж. Изображены десятки мужских лиц различного фасона, а сверху, как бы стрелой — лозунг, вроде свободу нашим геямрадикалам.

И там, среди этих роскошных и чувственных физиономий, вдруг видит Чебурин собственное, частное лицо в приятном и заботливом, но мужественном ракурсе. И под таким, извиняюсь, прямо революционным, меньшевистским лозунгом. А он — сексуально тосклив и большинство. И, понятно, шокирован и немедленно бежит к устроителям. Машет свободной от повисшей супружницы рукой и громко говорит обидные слова о фотоискусстве.

— Отнюдь, — отвечают, ковыряя склизкую устрицу, устроители, — этот коллаж продукт не частного, а коллективного творчества, и кто ответственен за вашу, извиняемся, личную морду — загадка и вопрос. И к тому же у нас теперь принят новый сверхпрогрессивный закон за номером шестнадцать дробь двенадцать, по которому лицо, находящееся по собственному недоразумению в публичном месте, можно всячески фотографировать и выставлять абсолютно без зазрения совести.

И пальцами ему тычут в бумажки, показывают, значит, пункт шестнадцать дробь двенадцать. То есть все по закону, и даже без милиции обойдемся. Ну и Чебурин задумался, сник, выставку, правда, досмотрел — уплачено, однако на фотоискусство затаил исключительную обиду. И с той поры если и выходит на улицу, то обязательно в темных очках, а также отпустил бархатные, сексуальные усики для незамедлительного сбривания в целях конспирации.

С революционным приветом!

Про Баб

Немало есть у меня знакомых женщин, что фотографией увлечены. Даже смело сказать, почти все из знакомых женщин этой самой наукой заняты. Фотографирует каждая до единой. Все абсолютно — любят фотографию и, не содрогаясь, отдают ей свободное от окраски бровей личное время. Нет исключений. Не помню. Как знакомая женщина, так — фотограф. Даже неудобно как-то, думаю, ну, врач бы какой или кондуктор трамвая, нет — все сплошь фотографы. Хоть плачь, никакого невиданного разнообразия животного мира… Потом думаю, а если был я, к примеру, слесарь третьего инструментального разряда, на масштабном каком станкозаводе, то тогда, тогда что? И там — фотографы? Нет, размышляю, случились бы тогда вокруг совершенно другие женщины. И инструментальщицы, и сверлильщицы, и даже токари давильных станков находились бы без тени сомнения. А как домой — после смены наверняка и кондуктор трамвая встретилась бы средь шумного бала. Разнообразия оказалось бы, несомненно, гуще… Такие вот наблюдение и эмпирика.

И вот через это дело я стал удивляться. Последний год, как камеру наведу или линзу отвлекусь протирать мягкой фланелевой тряпочкой, женщина, которую снимаю, обязательным порядком информирует, что она тоже-де фотограф и прочее. А мне тогда сразу неважно делается, ибо раскрыта тайна, прямо сказать, творчества, и она, оказывается, всю эту кухню производства шедевров эрмитажа ведает, как родную. А я, получается, навроде балаганного фокусника, у коего зрители уверенно знают, где зеркальце в его ящиках, где все потайные дверцы и откуда кролик получается. А тогда выходит и не фокус вовсе, а покраснение.

Или представь, приходит пациент, а вы, положим, врач и в почках разбираетесь космически. Пациент на них и жалуется. — Болят, — говорит, — мQчи нет, — и за бока держится. Вы нежно осматриваете, просите приспустить трусы, и только-только ему клизму или микстуру прописываете тайным египетским почерком, как он вам вдруг ослепительно улыбается и объявляет, что, спасибо, мол, он сам тоже совершеннейший почечник и вообще академик нефрологии. И вам, ясно, немедленно стыдливо становится за клизму и прочее. Психология.

Все фотографии: © Олег Андреев Фотографии не являются иллюстрациями к тексту

КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Фото как видео, видео как фото — на стыке двух медиа сегодня ведут творческие поиски художники. В какой точке статика превращается в динамику? В какой точке динамика затухает до статики? Нов ли этот подход, в чем его суть, какова предыстория появления и каковы пути развития? Эти вопросы мы задали Владимиру Левашову
18.11.2015
Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

18.11.2015
Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июнь 2022 >>
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 27282930 
  
Сегодня
27.06.2022


(c) Foto&Video 2003 - 2022
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100