АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Письмо (41). Авторская колонка Ирины Чмыревой

14.12.2011

Григорий Михайлович Чудаков
23 октября 1926 — 14 ноября 2011
Текст Ирина Чмырева

Умер Григорий Михайлович Чудаков. Ответственный секретарь, зам. главного, а потом многолетний (и последний в истории журнала) главный редактор «Советского ФОТО». При нем журнал стал называться «Фотография», у него на глазах рассыпался СССР, не была построена новая Россия, о которой мечтали, и журнал, с которым он был, в котором он прожил тридцать лет, перестал существовать.

В начале 1990-х «Фотография» (как и сама фотография) оказалась не нужна. Но этот человек, соединявший в себе мудрость придворного лиса и знания черепахи, продолжал работать, писал, преподавал. Последние двадцать лет (вдумайтесь, почти столько же, сколько прошло в самой активной борьбе за выживание, за публикации, в борьбе прои контра-) он не был заметной фотографической фигурой, его не показывали по телевидению, не печатали с ним интервью на целый подвал. Но он был. Как некий третейский судья, к мнению которого прибегают в крайнем случае, но, когда наступает такое время, идут к нему. Он поддерживал связи между поколениями внутри фотографии, между историей и сегодняшним днем фотографии самим фактом своего бытия. Был — и тем защищал. Был — и тем свидетельствовал. Потому как он и никто другой сделал первые совместные (еще советско-американские) сравнительные публикации фотографии времен Второй мировой войны, он знал обо всех выставках и истории создания фотографических книг, вышедших и рассыпанных, так и не дождавшихся овеществления в тиражах советской эпохи. Он хранил в своей памяти множество интриг, блистательных, как шахматные партии, без понимания логики которых невозможно объяснить появления тех или иных публикаций в журнале «Советское ФОТО», невозможно объяснить фотографические прорывы и допуски к публикациям и выставкам того, что стали показывать в Москве начиная с середины 1980-х. Он не был явным лидером, но он был участником тех фотографических событий, которые стали возможны благодаря перестройке и гласности, тех самых событий, благодаря которым политические течения второй половины 1980-х — откуда родом современная Россия — обрели визуальное подтверждение в фотографиях. Новая фотография в нашей стране вышла к зрителю благодаря гласности, и эта же фотография сделала гласность реальным фактором изменения жизни общества; фотография дала подтверждение тому, что не может больше продолжаться, как было.

Чудаков не был революционером. Скорее, эволюционистом по своим убеждениям. Он до последних лет преподавал в Московском государственном университете на журфаке, в школе старой и консервативной, но именно консерватизм — как оболочку сохранения традиции и как платформу для создания преемственности — он ценил в школе. Пусть один из сотни его студентов был в состоянии осознать, с кем и для чего он общается во время бесед Чудакова в его мастерской с видом на Москву, это было якорем, сохраняющим фотографию в исторической реальности.

Григорий Михайлович был знатоком, политиком, учителем, женолюбом, франтом. Восьмидесятилетним он умел появиться в обществе с цветным платком в петлице и целовать ручки фотографическим дамам, шепча комплименты на ушко так, будто фотография — Версаль и усталые тетки-фотографы — настоящие фотографини, он умел услышать новости и передать их столь остроумно, что ни у одного собеседника не появлялось ощущения сплетни. Он умел соединять отдельные ниточки в стройные последовательности фактов, дружил с белыми и черными и никого не судил. Он пережил борьбу с космополитизмом и гонениями по пятому пункту в том возрасте, когда молодому человеку кажется, что перед ним открыты все дороги, особенно, если он талантлив (а Чудаков был талантливым человеком), потом — спустя двадцать лет — в годы борьбы за право отъезда из страны для многих — он опять оказался в ситуации на волосок от потерь, но уже рискуя гораздо большим — многолетними опытом, интересной работой в той области, где мест мало, а профессионалы наперечет, но, как должно было в советское время, все обязаны быть идеологически проверенными кадрами.

Чудаков прошел в игольное ушко, он продолжал работать в «Советском ФОТО», и дело не в том, что фотография была гаванью, где можно было укрыться от политических бурь внутренней советской политики, он просто точно управлял кораблем своей судьбы. А потом, в восьмидесятых, так же взял в свои руки штурвал главреда «Советского ФОТО», и журнал не рассыпался в конце 1980-х, не закрылся в 1991-м, с трудом перевалил шестидесятипятилетие основания, переименование и затонул уже в 1994-м с новым именем (может быть, оно и было метафизической ошибкой, ускорившей конец?). Одним из самых страшных событий для истории отечественной фотографии стал пожар в редакции журнала, случившийся в начале 1990-х. После этого знания, память Чудакова стали порой единственным источником событий, материалы о которых хранились в анналах журнала или просто происходили при нем.

В 1990-е Григорий Михайлович был активным участником фотографической среды, в ту пору преддверия интернета, когда личное общение и присутствие на выставках и тусовках было способом формирования среды, сохранения в ней связей. Он знал старых и новых, внимательно наблюдал за происходящим, давал интервью, интересовался молодыми. Волны обновлений в 2000-е все дальше сносили его известность в сторону от основных путей медиа, кое-как освещавших фотографическую жизнь в стране, но для профессионалов, работавших в фотографии давно или глубоко (что, впрочем, часто одно и то же), его авторитет и значение были непререкаемы. Ушел из жизни один из последних могикан фотографии, той, какая была у нас в стране в ХХ веке.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Фото как видео, видео как фото — на стыке двух медиа сегодня ведут творческие поиски художники. В какой точке статика превращается в динамику? В какой точке динамика затухает до статики? Нов ли этот подход, в чем его суть, какова предыстория появления и каковы пути развития? Эти вопросы мы задали Владимиру Левашову
18.11.2015
Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

18.11.2015
Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2020 >>
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 2728293031 
  
Сегодня
05.07.2020


(c) Foto&Video 2003 - 2020
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100