АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 74. Слабые связи и регионализм

Ирина ЧМЫРЕВА
Кандидат искусствоведения, куратор фотографических выставок, автор текстов о фотографии, старший научный сотрудник НИИ теории и искусства изобразительных искусств Российской академии художеств (Фото: Таня Васильева)

19.11.2014

В конце октября в Краснодаре завершилась неделя открытий шестого Международного фестиваля фотографии PhotoVisa, некоторые выставки висят до сих пор, а приезд гостей, лекции, мультимедиа-показы — уже стали прошлым.

Возвращаясь к PhotoVisa этого года, я стараюсь разобраться, что же самого важного было на фестивале для меня? Как раз в это время мне на глаза попалась статья о «слабых связях» в уважаемом мною «Русском репортере». Для тех, кто не в курсе: слабые связи (в отличие от «сильных», семейных, кровных уз) — отношения с теми, кого видишь редко и с кем встреча могла быть, на первый взгляд, случайной, но именно это столкновение «свободных частиц на просторах мироздания» привело к серьезным последствиям, например смене места работы, появлению новых идей в профессиональной сфере, вплоть до тектонических сдвигов в мировоззрении... Так, по мнению исследователей, молодые специалисты устраивались на интересную работу, которая позволяла им самореализоваться и получить признание (в том числе материальное), в 70—80 случаях из 100 благодаря «слабым связям», а отнюдь не «кровным узам». нтересно, что выборка по «силе слабых связей» была сделана в разных странах, и оказалось, они работают не только там, где традиционно сильны университетские традиции (а их — рекомендации педагогов, горизонтальные связи внутри сообщества выпускников — тоже принято относить к «слабым связям»), но и в нашей стране. Причем за последние несколько лет в России «интеллектуальная элита» (молодые ученые, исследователи, среди которых аспиранты и выпускники ведущих вузов) стала самоорганизовываться и проводить «корпоративные выезды» — мозговые штурмы, обмен новейшим опытом в разных областях современной науки — внутри сообщества в 50—100 человек, представителей разных областей знания. Главное — сами для себя и для пользы будущего.

Читая о новых формах самоорганизации ученых, я сопоставляла этот опыт с известными мне фестивалями и семинарами фотографии. В принципе, в нашем, фотографическом, сообществе этот секрет личного и профессионального развития (в смысле — развития всей отрасли, всей профессии) известен давно и давно практикуется. Когда-то меня спрашивали: а есть ли портфолио-ревю для живописцев или графиков? Нет. Есть только маленькие фестивали, где встречаются художники на неделю-две, делятся друг с другом опытом, работают в одних мастерских, с подобным материалом, общаются, а потом в итоге — выставка. Эти семинары/фестивали плодотворны и давно существуют у скульпторов и графиков, есть междисциплинарные художественные фестивали. Они известны, признаны в творческой среде; они — часть профессиональной жизни, несколько отличной от «биенналей» современного искусства, например Венецианской, превратившейся в ярмарку тщеславия и работу художников с крупными арт-институциями, спонсорами, сферой общественного признания. Крупные арт-фестивали (в большинстве своем проводимые раз в два года — в том числе в силу организационной и финансовой масштабности) стали популярными и популистскими, но из них постепенно стала уходить сила «слабых связей» — там все меньше возможности художникам общаться между собой, а не представляться на сцене перед публикой.

Краснодар в этом году в начале фестиваля заставил меня понервничать. Приехали гости: фотографы, специалисты (музейщики, кураторы, директора фестивалей, галеристы), незнакомые прежде между собой, и первый день напоминал день «за сценой» — гости ходили как на котурнах, приглядываясь друг к другу и будто в поисках занавеса, который должен распахнуться и они окажутся в свете прожекторов под аплодисментами публики. Публика была, и аплодисменты были, был даже театральный перформанс с лазерным шоу, но не было на фестивале атмосферы «сцены», на которой каждый — на публику — представляет свою маску. Вместо этого была атмосфера общения, профессионального, напряженного и одновременно приятного, когда лекции чередуются с отрывом на танцах, а длительное портфолио-ревю — с коктейлями. В этом году в Краснодаре еще удалось сохранить чувство единой команды, которая рождается за фестивальную неделю из интереснейших и самодостаточнейших личностей — фотографов. То, что слабые связи работают в фотографии, для людей фотографических очевидность: посмотрите на портфолио-ревю. Встреча коротка, 20 минут, но интервью с опытным зрителем, который соединяет в себе качества лидера фотографической институции и взгляд человека, много повидавшего в фотографии, может все изменить для молодого автора. И для немолодого тоже. Портфолио-ревю во время фестиваля происходит не только в определенное время в указанном организаторами месте, оно повсюду — в холлах гостиницы, в автобусах, везущих на очередные открытия выставок, вечером на ступеньках зала, где идут проекции. Фестиваль в первую очередь — это интенсивное общение, в котором из обрывков разных мнений, разных точек зрения складываются новые проекты. Именно ради этого стоит делать фестивали. Не только для благодарных зрителей, которые за короткое время получают выборку свежих и интересных фотографических выставок. Зрители постепенно приучаются их смотреть, всматриваться в непонятную современную фотографию, но это, возможно, внешний эффект фестивалей. А есть внутренний — когда у фотографов появляются новые контакты и новые идеи.

Наверное, это моя личная особенность: я не люблю разговоров о карьере, о профессиональной карьере в фотографии. Потому что она конечна. И если руководствоваться мыслями о ней, то, достигнув определенного предела, оказываешься в пустоте: выше не прыгнуть. Что остается? Сменить профессию? Но для очень многих фотография — жизнь. И только чувство среды и сообщества, куда приходишь, откуда можешь уйти и вернуться, чувство непрерывности фотографии может создавать резоны не бросать ее, как не бросают свою жизнь. В ней бывают взлеты и падения, внешний успех и периоды внутренней неуверенности и поисков, но фотография не измеряется только числом изданных альбомов или десятками выставок и публикаций. В фотографии очень много счастливых мгновений, разных, от удачной съемки, красивого отпечатка до открытия выставки и общения с коллегами. И счастливы те, кто оказывается в местах, где настоящее общение есть.

Что еще было важным для меня в этом году, так это открытие фестиваля. Оно могло показаться кому-то затактовым, безударным, вот во второй день — ого-го — огромные залы, плеяда звездных гостей, масштаб и проектов, и их экспонирования. А открытие фестиваля — на выставке местного автора.

В моем представлении мировая фотография — это система сетчатых структур, которые взаимодействуют между собой не только институционально (это очевидно: например, Музей фотографии в Шарлеруа в маленькой Бельгии выпускает книги авторов из Африки, делает выставки американских фотографов, сам музей, как авторитетная в мировой фотографии институция, проводя выставки бельгийских авторов, вводит их в мировой контекст; другими своими проектами музей влияет на локальную региональную ситуацию, и на молодых студентов, и на фотографов старшего поколения, занятых разборами своих архивов, — получая новую информацию о том, что происходит в мировой фотографии, из «близи» — из местного музея, они уже на свое творчество смотрят с новых позиций). Но мировая система держится на крупных именах авторов. Они — как маяки, как вешки, пронизывают несколько «сеток» одной своей личностью. Например, Роджер Баллен: он и в фотографии ЮАР, и во всей африканской фотографии, он же — один из самых издаваемых сегодня в мире современных фотографов, обращающий на себя внимание не только тем, откуда он, не только своими сюжетами, но всеми гранями своего творчества.

И в то же время вся мировая структура состоит из подобий сетей. Одни и те же ячейки есть и на уровне отдельного региона, «национальной школы» (как все еще принято говорить), и на уровне мировой фотографической сцены. В фотографии разных стран есть свои Араки и Мирославы Тихие; есть представители «дюссельдорфской школы», далеко не всегда даже слышавшие, что есть такая школа; есть портретисты, которых, живя в России, можно определить как «что-то вроде Виденина», а будучи из Южной Америки — как «в духе Яна Травника, только более лирическое/брутальное» (нужное подчеркнуть). Это очень важно, что есть такие маяки, которые видны издалека, те, кто превышает масштабы регионального фотографического сообщества. Но еще более важно поддерживать это сообщество, потому что только в нем, живя, общаясь дома, чувствуя себя и на родине комфортно, могут существовать люди (фотографы) и только в этом обществе рождаются новые авторы.

Состоявшись в нем, возможно, превышая его, они могут со временем стать теми самыми «маяками». Но вначале должна быть среда, где они появятся и получат первую поддержку. Именно поэтому для меня открытие фестиваля на выставке местного автора — проявление той малой дани признательности, которую международный фестиваль может отдать месту, где он состоялся и продолжает работать.

Для меня сейчас две главные темы — поддержка и поддержка. Слабые связи и местное сообщество. Потому что без обоих дальше не продвинуться.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Фото как видео, видео как фото — на стыке двух медиа сегодня ведут творческие поиски художники. В какой точке статика превращается в динамику? В какой точке динамика затухает до статики? Нов ли этот подход, в чем его суть, какова предыстория появления и каковы пути развития? Эти вопросы мы задали Владимиру Левашову
18.11.2015
Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

18.11.2015
Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
23.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100