Авторизация | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 76. Тезисы середины зимы

Ирина ЧМЫРЕВА
Кандидат искусствоведения, куратор фотографических выставок, автор текстов о фотографии, старший научный сотрудник НИИ теории и искусства изобразительных искусств Российской академии художеств (Фото: Таня Васильева)

18.02.2015

Я хотела писать вам, уважаемые читатели и редактор, совсем о другом, вероятно, об ошибках кураторов. Но это вечная тема, на которую говорить никогда не рано и не поздно, к ошибкам — всяческим — можно вернуться и позже. Лучше поздно, чем никогда, делать работу над ошибками, приводить в порядок свои отношения с фотографами и даже с Вечностью. А январь — когда я пишу это письмо — принес другие мелодии и другие темы, так что мысли мои заняты размышлениями о счастливости/несчастливости фотографии.

В начале января расстреляли редакцию Charlie Hebdo, погибли люди, не говоря о том, что погибли художники, чье место в истории современной визуальной культуры было определено еще при их жизни — их многолетними заслугами и поисками, но теперь это место закреплено за ними навечно. Этот теракт вызвал в мире самые разные споры, выступления, пошла цепная реакция терактов, контрактов и манифестаций; как и немногие иные события, события в Charlie Hebdo раскололи общество: как малые ячейки — дружеские, семейные (на тех, кто сопереживает, и тех, кто уверен, что смерть по заслугам), так и целые континенты. Так, говорят, Россия еще дальше откалывается от Европы; как кусок, отколовшийся в древние времена от Пангеи, она начинает мигрировать все восточнее. Но «спусковым механизмом» истории Charlie стали карикатуры, рисованные произведения французских художников. Не фотографии.

p>Еще не высохли следы от вина, пролитого на поминках убитых в Париже, в российском обществе разгорелась искра травли фильма «Левиафан». Победы на европейских и американских профессиональных конкурсах? — Так получите в ответ: люди, не имеющие профессиональных знаний кино, стали судить фильм, основываясь исключительно на собственном чувстве ущемленного достоинства (ущемленного не фильмом, но вызревшего в процессе их жизни, самоощущения в мире). Дошло до буквальных цитат из времен Пастернака и обсуждения романа «Доктор Живаго»: «роман не читал, но осуждаю». Фильм — событие в нашей культурной жизни — возбудил общество так, как полвека назад возбуждала литература. Кинематограф («Левиафаном» доказано) становится литературой нашего времени, отвечая на насущные вопросы общества, создавая то зеркало, которое имеет нестерпимую резкость. Кино, не фотография.

В январе же прошли открытые дискуссии по различным вопросам стратегии развития нашего общества на Гайдаровском форуме. Среди прочих дискуссий был разговор о культуре. И если старшее поколение участников переживало, что в Послании Президента РФ не было сказано о культуре, младшее радовалось: культура остается сферой свободного развития... Тем более что там не было сказано ни слова о фотографии.

Значит ли это, что российские фотографы в последнее время не побеждали на престижных мировых конкурсах? — Побеждали.

Значит ли это, что не делается в наше время фотографических проектов — исследований современной жизни, которые были бы столь остры и насущны, что ранили бы в самое сердце, ущемляли бы наше чувство собственного благополучия? — Кто-то где-то что-то снимает.

Фотография в России как бы уходит из информационного пространства. При том, что авторы не становятся хуже и появляется (как всегда, будто из «ниоткуда») смена старшему поколению документалистов и художников-провокаторов (безоценочно — работа у них такая).

Может быть, это и хорошо, что на фотографию в нашем обществе, где все так быстро клонится к однополярности и с каждым днем все агрессивнее интонации тех, кого задевает, если есть отличное мнение, — обращают меньше внимания. может быть, это и хорошо, что фотография утратила свою привлекательность для всевозможных идеологов и «надзирателей». Теперь они борются за контроль над движущейся картинкой (кино и анимацией), рассматривают их как важнейший инструмент своего влияния на общество.

Утратила ли современная фотография в этой ситуации свое историческое значение? — Нисколько. Она просто пока не стала полем битвы за государственную идеологию, тогда как отснятый фотографический материал и отредактированные авторами фотографические послания и есть слепок нашего времени, который предъявляется будущему. Фотография технологически проще, чем кино, многослойнее, чем графическая карикатура, она остается тем визуальным произведением, в которое можно вчитываться и откуда можно вычитывать самые разные смыслы. Какую подпись дадите сегодня, под тем ракурсом (накрепко сцепленным с контекстным пониманием слов современным читателем) и будет воспринято изображение. Пройдет время, и, когда словесный контекст размоется, спадет его пелена, тогда фотография предстанет «голенькой» — читайте все ее смыслы, вплоть до противоположных первой словесной трактовке. Другое дело, что не только рассыплется контекст идеологический, вербальный, но и знание исторических реалий станет более обобщенным, так что знаки-детальки, из которых можно многое вычитать в фотографии (находясь в общем культурном поле с ее автором и/или же в одной культуре с той реальностью, что попала в поле зрения камеры), перестанут работать для массового зрителя, станут уделом посвященных.

Так что же с современной фотографией в России? — Общество не возмущает, подсознание не тревожит, сквозь решето «наблюдающих за наблюдателями» проскальзывает. Жива ли она? Наверняка. Онова в подполье. Ей не привыкать. Прошло только двадцать пять лет, как открыли заново русский фотоавангард, который проскользнул «как бы» мимо большинства своих современников, позже был вымаран из истории, а теперь мы считаем, что фотоавангард «наше все» и был всегда, и есть чем гордиться. Только в последнее десятилетие стали всерьез рассматривать отечественную фотографию, официальную и неофициальную, 1960—1970-х годов (я еще помню, как пятнадцать лет назад вроде бы знающие люди ответственно заявляли, что были периоды, когда и фотографии-то в СССР не было, так, одна постановка и пропаганда, не заслуживающие внимания, и что даже неофициальная фотография появилась позже). А сейчас уже и фотографию перестройки впору заново открывать, особенно для тех, кто родился в восьмидесятые и девяностые и, соответственно своему возрасту, искренне уверен, что до него не было ничего, а родители так тем более не могли создать ничего значительного, кроме как родить наследников.

Но недавние девяностые оставили по себе следы значительной выставочной активности, всевозможные артефакты — афиши и пригласительные, каталоги, фотографии с открытий. а что остается от нашего времени? — Фотография, и та — в интернете, на электронных носителях. Сегодня появилась, завтра ее удалили. С одной стороны, нарастает чувство бесконечности производящихся сейчас снимков. С другой — исторически из нашего настоящего уцелеет ничтожно малое количество.

Каким бы ни было отношение к фотографии в обществе, принадлежа к профессиональному сообществу, я до сих пор не разочаровалась в фотографии и верю, что она, как и культура, живет в любых обстоятельствах и оставляет свое материальное художественное наследие. И что фотографическое наследие любых времен, и современности тоже, значимо. Я радуюсь, когда узнаю о новых интернет-проектах, новых виртуальных площадках для представления фотографии. Но каждый раз вопрос о том, что будет с фотографическим контентом, когда проект в интернете завершится (а вечной жизни нет и там), заставляет сжиматься мое сердце. Мы делаем проект, мы его вбрасываем в социальное, культурное пространство, не зная в тот момент, к каким последствиям это приведет; никто не знает, попадет ли «выстрел» в центр мишени или останется в земле стреляной гильзой для будущих археологов. Возможно, что сейчас делается какой-то фотографический проект, способный стать властителем дум современников. Но, работая с современной фотографией, мы крайне редко имеем в руках овеществленное «нечто». Карикатурам — бумажный журнал, кинематографу — копии фильмов, а что для современной фотографии?

Не бумажными носителями и не прокатными копиями сегодня произведения входят в жизнь многих членов нашего общества — нас знакомит с событиями интернет. Но, когда уже разошлись волны актуальности и массовости от вброшенного в среду произведения, как произведению уцелеть?

Мне бы хотелось узнать о проекте, представляющем собой хранилище современной фотографии, предназначенном для консервации перед лицом будущего. Старые архивы фотографии, оперирующие с материальными носителями — бумагой, негативами и проч., — не предназначены для хранения нынешнего материала; концепции современного хранения спорны и представляют интерес для узкого круга. Спор есть, нет самих архивов. Будут ли они облачными, будет ли «башня» — место единого физического хранения носителей этих архивов. Мне интересно узнать, что же будет с фотографией, снятой нынче, спустя энное число лет.


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

18.11.2015
Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Опыты теории - О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова

Фото как видео, видео как фото — на стыке двух медиа сегодня ведут творческие поиски художники. В какой точке статика превращается в динамику? В какой точке динамика затухает до статики? Нов ли этот подход, в чем его суть, какова предыстория появления и каковы пути развития? Эти вопросы мы задали Владимиру Левашову
18.11.2015
Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

Авторская колонка Ирины Чмыревой. Письмо 80. Ода возрасту

18.11.2015
Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

Моя фотография. Александр Китаев. «Сад Венеры»

24.09.2015

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Май 2022 >>
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 3031 
Сегодня
29.05.2022


(c) Foto&Video 2003 - 2022
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100