АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Портфолио-ревю: с позиции ревюера. Приготовиться к досмотру!

1 2 3 4
5


15.02.2008

О том, что портфолио-ревю нужны и важны, сейчас, кажется, не говорит только ленивый. Остальные, как ни странно, внимают, но не верят. Постараюсь ответить на вопрос, зачем нужны портфолио-ревю тем, кто приезжает смотреть эти портфолио
Текст Ирина ЧМЫРЕВА
(кандидат искусствоведения, куратор фотографических выставок, автор текстов о фотографии, доцент Московского государственного университета печати)
Фото Елена ФИРСОВА
(все представленные снимки сделаны на портфолио-ревю, прошедшем в рамках фестиваля Rencontres d`Arles 2006, Арль, Франция)

Начнем с утверждения, что портфолио-ревю существуют, и остановимся на том, почему одни портфолио-ревю больше портфолио-ревю, чем другие.

Когда-то, когда в Москве проходил фестиваль «Интерфото», на него приезжали фотографы со всей России и стран, как принято говорить, «ближнего зарубежья». Не все они специально ехали на фестиваль, кто-то подгадывал под него свою поездку в столицу за аппаратурой и за материалами (а было это во времена тотального фотографического дефицита 90-х), кто-то приезжал посмотреть выставки, послушать лекции, повидаться с друзьями.

И вот вся толпа разношерстных авторов, из которых репортеров было едва десятая часть (а фестиваль назывался «фестиваль репортажной фотографии», и конкурс репортажной фотографии с объявлением победителей и раздачей призов и выставка победителей проходили как центральные события форума и придавали ему интригу), все зрители, пришедшие на фестивальную площадку, обнаруживали, что в залах под фотографиями в паспарту и рамках стоят столы, а за ними неизвестные дядьки (в основном были дядьки, тетки приезжали реже, так сложилось), по виду явные иностранцы, сидят и листают чьи-то фотографии.

Что означал приезд иностранца в страну, еще недавно называвшуюся эсесесером, где население не было избаловано контактами с иностранцами? Это означало безграничное счастье, новые возможности, и уверенность в немедленном признании, и, наконец, публикации в мировой прессе, и еще (зачем отказываться от того, что все равно было в мозгах у голодных?) деньги, деньги, деньги.

И толпа пришедших на фестиваль набрасывалась на бедных иностранных людей, показывая им все, что было при себе (а при себе были маленькие пластиковые альбомчики с фотками десять на пятнадцать, коробки, рулоны, пакеты и рюкзаки карточек), теснили и толкали друг друга, подсовывали все новые и новые альбомчики, коробки и свертки, и было их море, и никто уже не мог понять, где автор, который сделал фотографии, где следующие жаждущие показать свои работы, где их группа поддержки, где любопытные, а где скептически настроенные коллеги, считающие ниже своего достоинства пихать в нос незнакомому человеку свои снимки, и так у каждого стола образовывался рой, неуправляемый и внутренне опасный, поскольку даже короткий комментарий к одной отдельно взятой карточке тут же распространялся по толпе как указание к действию, могущее (вот он, брэдбериевский взмах крыла бабочки) изменить ход фотографической ситуации на отдельно взятой шестой части суши. А кто смотрел эти тыщи фотографий? Кто в тот момент помнил имена ревюеров? Все показывали всё и всем. Мало кто понимал, где в этой толпе те, кто смотрят, да и кто они. Ревюеры попали, как кур во щи, в неизвестную ситуацию фестиваля в неизвестной стране, про фотографию которой ясно только, что там был Родченко и хорошие репортеры (за этим и ехали, это ревюерам и обещали) и еще засилье идеологического контроля, извращавшего и купировавшего нормальное развитие фотографии разных направлений долгие годы.

По сути, те ревюеры, сами того не подозревая, оказывались на собрании фотоклуба, попадали в атмосферу коллективного просмотра и обсуждения, что было привычно и естественно для тех, кто показывал фотографии и старался урвать-услышать каждое слово, но совсем не подходило внимательной работе тет-а-тет ревюера и фотографа.

Помню, как известнейшие мировые величины — фоторедакторы крупнейших американских изданий, привезенные умницей и идеалистом американским директором фестиваля и замечательным фотографом Люшином Перкинсом, — недоумевали, почему им показывают рекламную фотографию, каких-то голых теток и водку, снятую варварски по сравнению с американской рекламной съемкой 80-х годов; как иностранных фотографов, привезших на фестиваль свои выставки, просили посидеть на портфолио-ревю, посмотреть работы русских коллег, а те, не понимая, кто перед ними, пытались продать свои карточки (как дети в Египте, бегущие за туристами: ван доллар, мистер, ван доллар).

Помню, как директор одного из британских музеев фотографии с сожалением сказал мне в последний день пребывания в Москве, что на фестивале изо всей русской современной фотографии у него только одно открытие: Александр Самойлов, работы которого он смотрел чуть не в парке на скамейке после встречи с русскими коллегами-кураторами в свободный день, и его жалобы о том, что ничего не увидел в фестивальном сумбуре.

Директору музея фотографии была интересна только классическая fine-art, простите за иностранные слова, фотография, и на портфолио-ревю ему имело смысл показывать только авторские эксперименты с техниками, композициями, смыслами, но не репортаж: Но кто же представил ревюеров публике, кто опубликовал (и где?) их биографии и пожелания увидеть (или не смотреть) определенные направления и жанры. Кто позволил фотографам заранее подготовиться и определиться, кому они хотят показывать работы. И тем более, кто смог заранее донести до авторов, чего можно ожидать от ревюеров, о чем говорить с ними?

Таким был первый опыт международного «портфолио-ревю» в России. Стал ли он тогда уроком, требующим подготовки и, простите за назойливость, просвещения и образования фотографической публики, фотографов и организаторов фотографических событий? Увы, в тот момент этот урок не был усвоен, ошибки не были исправлены, поскольку «Интерфото» в прежнем виде в России нет уже восемь лет.

После этого были еще прецеденты показа иностранным кураторам работ русских авторов здесь, в России. Московский дом фотографии, привозя гостей на фестивали (имею в виду «Фотобиеннале» и «Мода и стиль в фотографии»), приглашал фотографов показать свои работы, показывал русских авторов, чьи произведения находятся в собрании МДФ. Но было ли это портфолио-ревю? Увы, нет. О том, что есть возможность показать свои работы кураторам и критикам, галеристам (я сознательно опускаю определение «иностранный», потому что других на событиях МДФ не бывает, таким образом состав тех, кто смотрит работы, не становится международным), знали единицы, заранее определенные избранные. Это противоречит одному из основных критериев портфолио-ревю: оно демократично.

Оно открывает двери для неизвестных авторов, для тех, у кого шанс пообщаться с кураторами и фотографами со всего мира и понять уровень своих работ, найти новые пути распространения информации о себе, принять участие в международных проектах есть только в том случае, если все эти люди собраны в одном месте на портфолио-ревю. Те показы в Москве не были систематическим событием, гости приезжали на фестиваль гостями, а не ревюерами — это означает разный настрой: еду я смотреть портфолио, сосредоточенно работать и от меня ожидают результата работы, или я еду общаться с коллегами в новом городе, в атмосфере, которая сплачивает гостей, но замыкает их в коконе приятной компании, где выставки — обрамление общению, но не предмет внимательного исследования.

Что значит демократизм портфолио-ревю? Мир большой и разнообразный, то, что демократично в одной его части, может привести к анархии в другой. Тем более что институт портфолио-ревю, пережив кризис на рубеже 1990-2000-х, когда казалось, что интернет-сообщество может его полностью заменить, стал еще более популярным.

Если в 1990-х плата за участие в портфолио-ревю (а в крупных, таких как хьюстонский Meeting Place в рамках международной биеннале FotoFest, цена составляла от $450 до $600 за 3-5-дневное участие, соответственно плюс расходы на приезд и проживание) становилась рубежом, над которым размышляли участники, выросшие в капиталистическом обществе (про другие общества, третьего мира, бывший соцлагерь — я не говорю, в те годы их граждане и граждане-фотографы были заняты другими проблемами, а не поездками на международные смотры). Вложить Такие деньги в свою поездку для показа работ, вложить Такие деньги в свою карьеру означает, что автор уверен, что в творчестве вышел на тот уровень, когда стал конкурентоспособным и нуждается в профессиональном общении на уровне международных портфолио.

Как ответ заокеанским капиталистическим портфолио-ревю появились дешевые просмотры портфолио в Восточной Европе, первое, наиболее известное до сих пор, в Братиславе, в рамках фестиваля «Месяц фотографии», его цена до сих пор не превышает 50 евро, для студентов есть дополнительные скидки. Так что это портфолио-ревю превратилось в стартовую площадку для бедной студенческой молодежи со всего мира (не удивляйтесь, туда приезжают студенты из Кореи, Австралии, не говоря о Великобритании, Франции и Германии), и для бедных фотографов из стран Восточной Европы, и для экономных фотографов из обеспеченных стран, для авторов, уже поездивших по портфолио-ревю и выбирающих следующие, внимательно читая списки смотрящих портфолио (ревюеров) и условия (цену) участия.

Портфолио-ревю в рамках крупных фестивалей для фотографов предпочтительнее, поскольку тогда можно совместить полезное с приятным, сдачу экзаменов (само портфолио-ревю) и продолжение самообразования (посещение мероприятий фестиваля выставок, лекций, встреч с авторами, временных книжных фотографических лавок, мастер-классов и проч. — смотри программу каждого фестиваля).

Естественно, что организаторы крупных фестивалей, несущие большие расходы, организуя портфолио-ревю, назначают высокую цену за участие в показе. Портфолио-ревю всегда очень недешевое для организаторов мероприятие: расходы на приглашение, билеты, комфортабельное размещение, питание — все-таки люди приезжают работать — для ревюеров, организация площадки и соблюдение регламента портфолио, постоянный контакт с ревюерами и фотографами на протяжении года-полутора, предшествующих дням просмотра, для создания максимально удобного расписания, с учетами пожеланий отдельных представителей обеих сторон, — т.е. включите в цену портфолио-ревю еще и наем подготовленного персонала или специальные тренинги для временных сотрудников.

Но некоторые фестивали настолько популярны, а их местоположение и время проведения настолько привлекательны, что даже перспектива потратить кучу денег не останавливает фотографов. (Стремление к успеху в карьере идет рука об руку с желанием проводить время на этом пути с максимальным комфортом.) Так, фестиваль PhotoEspaJa, который проходит в Мадриде, вынужден проводить предварительный отборочный тур для участников портфолио-ревю, по итогам которого они получают возможность личного показа работ ревюеру. На пороге второго тура перед претендентами встает цена участия, и некоторые отказываются даже в последний момент. Утешительный приз — общая выставка всех успешно миновавших отборочный тур. Экспозиция больше похожа на вывешенный на стенки сток. Зато сток, устроенный в рамках фестиваля.

Закономерно встает вопрос: а судьи кто? Кто выбирает, какое портфолио достойно быть показанным ревюерам, а какое — нет? Вопрос совершенно анархистский. Естественно представить, что этот вопрос задает русский фотограф из глубинки (кстати, в 2007 г. со всей России было прислано на предварительный тур только два портфолио, одно из которых потом было лично автором показано ревюерам в Мадриде); но этот вопрос задают себе все обиженные отклонением заявки фотографы и ревюеры, приезжающие в поисках нового неожиданного материала. Вопрос непростой.

С одной стороны, решают на первом туре молодые кураторы-волонтеры, молодые настолько, что их собственное мнение построено с оглядкой на уже существующие образцы и живет только в рамках текущей фотографической ситуации (а что вы хотели от молодого человека, проведшего пять лет в университете и энное количество лет ассистентом в галерее или при известном кураторе старом пердуне мистере N?).

С другой стороны, этот предварительный отбор освобождает драгоценное (в буквальном смысле этого слова) время ревюера — человека-который-решает — от созерцания кошек-бабочек-птичек-рыбок-плохо снятых демонстраций-девушек-пейзажей, всего того, что закаляет глаза и волю молодых ассистентов, но заставляет старых кураторов, знающих, что их время буквально утекает, выражаться площадно (хуже, чем я написала об уважаемом мистере N) не только во время ланча, но и в лицо бедному автору, создавая тем самым конфликтные ситуации, мешающие работе и, увы, сказывающиеся на репутации и уважаемых кураторов, и уважаемого портфолио-ревю.

Отбор для участия в портфолио-ревю бывает нужен и по другой, еще более прозаической причине: ограничение, физическое ограничение мест участников портфолио-ревю. Так, в Хьюстоне, где в просмотре портфолио принимает участие до 200 кураторов, работающих посменно, неделя за неделей, выделяется примерно 600 мест, которые заполняются в порядке поступления заявок. Дальше открывается список ожидания, из которого счастливчики в случае отказа кого-то из первых 600 включаются в основной список. В Китае, во время первого международного портфолио-ревю, организованного для национальной фотографии при мощном участии FotoFest, было прислано до 3 тыс. заявок, из которых национальная команда кураторов, знающих современный международный контекст, сформировала список из 200 — по количеству мест на портфолио.

Простая арифметика: приглашены 60 кураторов (это уже очень большое портфолио-ревю, требующее организации очень большого пространства, чтобы столы ревюеров по одному на каждого смотрящего стояли достаточно далеко друг от друга, не мешая работе и не смущая авторов тем, что кто-то может услышать совершенно приватную беседу за карточками), каждая сессия длится обычно 20 минут; в день, разделенный на утренний просмотр и вечерний после ланча, перед посещением выставок и участием в других событиях фестиваля, один ревюер может посмотреть 18 портфолио, 9 утром и 9 вечером.

Портфолио-ревю длится 4 дня. Всего каждый ревюер посмотрит 72 портфолио, все вместе ревюеры увидят 4320 портфолио. Каждому фотографу организаторы могут гарантировать за 4 дня ревю 20 показов, примерно по 5 ежедневно1. Сколько мест для фотографов предусматривают организаторы? Ответ: 216. Всего 216 фотографов смогут принять участие в столь грандиозном портфолио-ревю!(1). И при этом у каждого из них есть шанс официально пообщаться только с 20 ревюерами. Т.е. каждый ревюер имеет шансы 1 к 3 встретиться со «своим» художником — то, ради чего все именитые галеристы-занятые кураторы-издатели с расписанными на пять лет планами-директора коллекций и коллекционеры соглашаются взвалить на себя эту адову работенку. Но есть еще неофициальная программа, когда за общим ланчем или на открытии выставки, где-то на вечеринке в дни портфолио-ревю или утром вместо завтрака можно поговорить с другими авторами, посмотреть их работы. Ради этих личных знакомств и встреч с оригинальной фотографией (оригинальной и в значении авторской, и в значении авторского отпечатка) приезжают на портфолио-ревю смотреть.

Это затратное, не только финансово, организационно, физически, но психически затратное мероприятие — большая лотерея для больших детей, играющих с фортуной по имени искусство. Вежливо, заинтересованно, участливо или, если уже совсем нет сил, вежливо-холодно смотреть горы фотографий в поисках того, что интересно лично тебе. А еще это огромный фотографический университет. Одни приходят за советом и за уроком, иногда вплоть до азов — как собирать портфолио — но без практического мастер-класса на первом в жизни фотографа портфолио-ревю этот урок все равно не пройти. Другие — те, кто смотрят, — вроде бы профессура, на самом деле, тоже ученики, узнающие много нового о передовых технологиях, авторских концепциях да о самой фотографии, в конце концов!

Иногда мировой фотографический процесс представляется мне бесконечным броуновским движением, где изредка происходят счастливые столкновения двух молекул, куратора и автора, и рождается новая величина — успешный отдельный проект, книга или новое имя. Но потом я вспоминаю, что это движение происходит не в плоской чашке Петри, а в пространстве, зажатом в форме пирамиды, где в верхней части плотность молекул не меньше, чем внизу, но пространство =же, и пробиваются туда, к музеям и авторитетным издателям, в круг больших имен хаотически, то со ступеньки на ступеньку, как в «монополии», то перескакивая через несколько ступеней сразу. Эта модель для меня — напоминание о роли и значении портфолио-ревю. Оно — тот самый естественный для хаоса («хаотический») организованный путь наверх. А для тех, кто уже наверху, — путь подпитки кислородом и «свежей кровью» идей, имен.

Неправда, что большие имена кураторов и галерей, редакторов и издателей не заинтересованы в новых именах, что у них уже все есть. Это означало бы стагнацию и смерть, а жить хотят все. Другое дело, что поддержка интересного автора, но делающего еще первые шаги, затратна и рискованна: первый удачный проект не гарантирует в дальнейшем ровного блестящего результата (новых проектов, глубоких или скандальных, поддерживающих репутацию и цену на автора и оправдывающих вложения его создателя(ей)).

Поэтому так важно для авторов приезжать на портфолио-ревю вновь и вновь, продолжать общаться с теми, с кем на просмотре состоялся успешный личный контакт, и дальше. Таким образом автор попадает в международную фотографическую «тусовку», внутри которой циркулируют свои новости, объявления о новых проектах, выставках, которые еще только начинают создавать на уровне концепции; так автор учится внутри сообщества, обтесывается, ему легче понять свою природу и подсмотреть, как общаться и как собирать себя, свое творчество для презентации, глядя на товарищей.

Портфолио-ревю не единственный для автора инструмент продвижения себя. Но для ревюера это наиболее удобный инструмент проведения мониторинга существующей фотографической ситуации. Без оценок «плохо-хорошо», просто близкий контакт с авторами и новыми тенденциями, которые, признаться честно, кажутся мне не сформированными кураторами, но выраженными фотографами, теми «идеями, что носятся в воздухе», и на которые один, два, десять авторов указывают куратору со всей очевидностью. При этом каждый из фотографов в оценке самого себя считает, что дует в свою дуду и сильно отличается от девяти других, выражающих ту же тенденцию.

Ну и пусть! У автора и куратора совершено разные задачи в отношении созданных автором фотографий. Для автора они — плод органической реакции, нечто, рожденное в хитром синтезе реальности и его «я», для куратора — объект, так и хочется написать неорганический (хотя уж точно созданный в результате физических процессов и реакций органической химии), наподобие камня или осколка древнего железа, которого коснулась рука творца и он обрел новый смысл, который куратору предстоит разгадать и сделать доступным всему остальному человечеству.

Вы ожидали текста, в котором по пунктам будут разложены истории успеха фотографов A и B, с которыми я имела честь познакомиться на портфолио-ревю и своей рукой подтолкнуть их карьеру? Несмотря на использование некоторого количества бизнес-терминологии и рассуждений о достижении успеха, я не ставила такой цели: анализировать историку процесс собственного участия в творчестве истории — занятие шизофреническое. Да и неинтересное мне. Поверьте на слово, что некоторым авторам с портфолио-ревью я подставила свое плечо и помогла, где делом, а где советом, а дальше — как это сработало или не сработало для них — рассказывать им, а то вы, чего доброго, решите, что я хвастаюсь возможностями до выставок посмотреть новые работы гениев фотографии XXI века.

Портфолио-ревю для меня как ревюера — это счастливая возможность постоянной подпитки новыми идеями. Каждый фотограф драгоценен, двадцать минут сессии портфолио-ревю дают чувство наполненности и необыкновенно тесного контакта с фотографиями. Обычно хватает первых десяти карточек и первых пяти минут, чтобы многое понять о фотографе. Иногда этого достаточно. Становится ясно, куда фотографа можно направить, для чего он снимает. Накатывает усталость, и непросто довести сессию до конца, без обид, иногда иносказательно, если амбиции автора не позволяют ему воспринимать никакой иной информации о своем творчестве, кроме восхищения, объяснить, в каком направлении, на мой взгляд, имеет смысл двигаться дальше.

Но бывает — и ради этого ревюеры (поверьте, об этом говорят в кругу тех, кто смотрит портфолио) готовы приезжать вновь и вновь, — в первых фотографиях, отобранных для показа, нет ничего необычного, все гладко, как по нотам (т.е. по последним журналам по фотографии, которые попали в руки автору в период подготовки), кажется, что все это уже было, и все-таки что-то цепляет. Просишь показать еще, на стол извлекаются из сумок, коробок, папок другие работы, и наступает момент абсолютного счастья — ты познакомился с новым автором.

Да, портфолио-ревю — игра по правилам, подготовленное портфолио — залог успеха, но подготовка портфолио может превратиться в процесс тщательной упаковки в новейшие тенденции, независимо от внутреннего несоответствия, а может — стать процессом внимательного постижения фотографом себя, и тогда это становится интересным и ему, и тому, кто смотрит, ведь автор приглашает куратора к сотворчеству.
F&V
____________________________________

1 — Я беру некие усредненные цифры, одна сессия длится и 15, и 20 минут, обычно 20. На разных портфолио-ревю (и за разные деньги) устроители гарантируют разное число сессий, количество часов работы в день для ревюеров бывает различным: например, организаторы портфолио Fotobild в Берлине сделали для ревюеров 8-часовой рабочий день, а вместо ланча за пределами зала портфолио — чан с томатным супом прямо в зале, не отходя от рабочих мест. Немножко лагерная система? Зато за два дня я как ревюер увидела 48 портфолио. Увы, вынуждена разочаровать тех, кто считает, что портфолио-ревю можно сделать прибыльным бизнесом. При приведенном количестве ревюеров и участников портфолио-ревю плата за участие (покрывающая расходы организаторов) перевалит за 1 тыс. евро, что для подавляющего большинства фотографов, особенно молодых, становится критически большой суммой. Таким образом, на портфолио-ревю получают доступ богатые фотографы-любители (ничего не имею против благосостояния людей, занимающихся фотографией, но опыт подсказывает, что в большинстве случаем уровень жизненного комфорта обратно пропорционален поиску новых идей — не мест съемки, при известной наполненности банковского счета легко поехать на фотосафари в Африку или на Новую Гвинею, — но это ничего не даст фотографии как виду творческой деятельности, конгениальному науке), но не те, для кого фотография — дело всей жизни. Такое портфолио-ревю становится ярмаркой тщеславия фотографов, а для ревюеров — действительно утомительным занятием.




КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Что есть что. Фотографическое образование в вопросах и ответах

Что есть что. Фотографическое образование в вопросах и ответах

Ситуация с отечественным фотографическим образованием напоминает лотерею. Да, среди образовательных учреждений есть отличные и компетентные, однако несведущий человек всегда может попасть в руки проходимцев
22.07.2015
Как капуста. Одежда для фотографа

Как капуста. Одежда для фотографа

На дворе лето. А значит, самое время подумать о подготовке к осенне-зимнему съемочному сезону. Отложим в сторону камеры, объективы, штативы и поговорим об одежде и снаряжении
18.06.2014
Чье предложение принять? Свадебная фотография

Чье предложение принять? Свадебная фотография

Свадебный фотограф — это не просто человек с камерой. Всего на один день он становится почти членом вашей семьи, вы доверяете ему запечатлеть одно из самых ценных событий в жизни. Как сделать правильный выбор?
19.03.2014
Мысли о будущем. Устройство фотоаппарата

Мысли о будущем. Устройство фотоаппарата

В цифровую эпоху многие узлы классического фотоаппарата претерпевают изменения, а некоторые оказываются невостребованными. Инженеры уже отказались от зеркала и механического затвора. Так ли уж нужен экран-видоискатель?
21.11.2013

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Декабрь 2019 >>
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 3031 
Сегодня
06.12.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100