АВТОРИЗАЦИЯ | Регистрация |
  
ПОИСК
 
EN

RU

Мысли о вечности

3
4


20.07.2005

Мы уверены, что каждая полученная нами фотография сохранится на долгие годы, десятилетия, века. Увы, это только наши пожелания. Реальность гораздо суровее. Фотонаследие требует более вдумчивого отношения.

Во всех крупных художественных музеях мира периодически устраиваются выставки произведений графики. Посещая такие выставки, я всегда восхищался не только мастерством исполнения графических работ, но и очень длительной их сохраняемостью. Некоторые из этих произведений имеют возраст 200, 300 и даже 500 лет, хотя кажется, что они выполнены совсем недавно. Очевидно, что старые мастера умели выбирать материалы и технику исполнения, предполагая долгую жизнь своих работ.

Надо упомянуть и о заслуге ученых-реставраторов, часто спасавших произведения графики от ухода в небытие. Вполне возможно, что образцы древней графики проживут еще не одно столетие и порадуют наших далеких потомков своим великолепием.

После посещения таких вернисажей я всегда задавался вопросом: способны ли произведения фотографии — благородного искусства светописи — сохраняться столь же долгое время? Способны ли они встать на одну ступень вечности с итальянскими рисунками, голландскими гравюрами или графическими иллюстрациями в древнерусских старообрядческих книгах?

Для фотографий длительная сохраняемость тем более важна, что они являются не только произведениями изобразительного искусства, но и визуальными документами человеческой истории.

За полтора столетия существования фотографии во всем мире создано такое количество фотоотпечатков, которое сегодня не поддается даже приблизительному подсчету. Многие из них оказались в фондах различных музеев, архивов, библиотек, а также в частных собраниях. В этот, по историческим меркам, небольшой период образовался целый пласт культуры, который еще до конца не изучен и не оценен. Сегодня к фотографической старине интерес очень велик.

Старые фотомастера занимались не столько самовыражением, сколько объективно и субъективно изображали окружающую жизнь, или, вернее, их самовыражение заключалось в исследовании мира человеческой личности, в поиске гармоничных композиций при изображении групп людей в интерьере или на воздухе.

Потеснив живописцев и графиков, фотографы XIX века создали новое явление в культуре: исторический документальный фотографический портрет. Интересно, что они делали портреты не только членов императорской фамилии, аристократов, деятелей науки и культуры, богатых купцов и фабрикантов, но и крестьян, мещан, казаков, мастеровых и даже нищих.

Важным свойством портретов старых мастеров является их длительная сохраняемость. Существуют отпечатки, выполненные в начале 50-х годов XIX века, которые сохранились без каких-либо признаков старения до наших дней. Это достигнуто прежде всего за счет того, что они правильно хранились (отпечатки на хлористых бумагах дневного печатания выцветают при длительном пребывании на дневном свете), и что они были безупречно обработаны. Использование в процессе химико-фотографической обработки бумаг дневного печатания золотого, а иногда и золото-платинового вирирования являлось необходимым и обязательным.

Выцветшие по каким-либо причинам отпечатки, выполненные на бумагах дневного печатания, можно восстанавливать целенаправленным репродуцированием с применением метода фильтрации деталей.

В 1879 году английский ученый Джозеф Вильям Сван изобрел бромосеребряную желатиновую фотобумагу с проявлением. Четырьмя годами позже началось массовое производство бромохлористых фотобумаг. С небольшими изменениями их технология сохранилась до наших дней.

XX век закончился в России тем, что в арсенал фотографа победно вошла сначала цветная, а затем и цифровая фотографии. Автоматизация процессов съемки, обработки и печати сделала фотографирование доступным любому человеку.

Переход фотографов, работающих в информационных областях, на цифровую технику, конечно, ускорил и, возможно, удешевил иллюстрирование печатных и интернет-изданий, но хорошо ли это для культуры в целом?

Важным аспектом современной фотографии является сохраняемость отпечатков, выполненных по новейшим технологиям. В последние годы подавляющее большинство фотографий изготовляется на цветных фотоматериалах, записывается на CD-носителях в цифровом виде или производится на различных струйных принтерах. Вопрос о сохраняемости всех этих оригиналов совсем не праздный. От его решения зависит, смогут ли наши далекие потомки увидеть нас, подобно тому, как мы видим на старых фотографиях людей, живших в XIX веке.

Некоторые иностранные специалисты из «Школы консервации и реставрации» при Международном Музее Фотографии в «Джордж Истмен Хаус»/George Eastman House (Рочестер, штат Нью-Йорк, США), имеющей научную поддержку Исследовательского центра компании Kodak, считают, что для очень длительного хранения оригиналы, выполненные на трехслойных материалах с цветным проявлением, непригодны.

Часто производители цветных фотоматериалов или не дают никакой информации о сохраняемости своих продуктов после обработки, или предоставляют информацию явно недостоверную.

Действительность оказывается не слишком оптимистичной. Старейший производитель цветных фотокиноматериалов компания Kodak гарантирует срок сохраняемости своих цветных слайдов 34 года и цветных отпечатков — 17 лет при соблюдении регламентированных условий обработки и хранения. Практика хранения в России цветных оригиналов, выполненных на материалах этой фирмы, показывает их удовлетворительную сохраняемость в течение 35–40 лет. Это достигается за счет тщательной химико-фотографической обработки, предусматривающей необходимое количество водных промывок, и применением стабилизирующей ванны, содержащей формальдегид.

О сохраняемости цветных отпечатков, получаемых на струйных принтерах, сегодня сказать что-либо трудно из-за отсутствия опыта их хранения. Заверения производителей бумаг и чернил очень противоречивы и малодостоверны. Широкое применение в этих материалах синтетических полимеров, красителей и пигментов дает право полагать, что сохраняемость подобных отпечатков не превышает сохраняемости изображений, получаемых на цветных фотобумагах. Использование бумаги с полиэтилинированной подложкой и органических, а не минеральных пигментов не внушает оптимизма относительно столетнего (по заявлению некоторых производителей принтерного оборудования) срока хранения таких отпечатков.

В последние годы стали популярными фотографии, произведенные на струйных принтерах с использованием бумаги для акварели. С точки зрения сохраняемости изображения такая практика представляется сомнительной. Попадая в поры бумаги, растворимые или пигментные чернила остаются беззащитными к разрушающему действию атмосферы и примесей, содержащихся в бумаге. Известно, что приемные слои бумаг для принтерной печати содержат фиксаторы и стабилизаторы, увеличивающие сохраняемость отпечатков. Поэтому при желании сохранить принтерный отпечаток на максимально возможный срок, следует использовать принтер, чернила и бумагу одного производителя.

Не существует пока возможности длительного хранения фотографического изображения и в цифровом виде. 13 июля 2004 года по российскому телевидению был показан фрагмент интервью с президентом компании Microsoft Биллом Гейтсом.

Он сообщил, что CD- и DVD-носители не являются прочными конструкциями, поскольку построены из очень длинных молекул полимеров. Такие полимеры быстро стареют, и это приводит к тому, что носитель коробится, крошится и его невозможно воспроизвести. Президент сообщил также, что в компании Microsoft будет разработан специальный сервер высокой информационной емкости, который сможет решать проблему длительного хранения цифровой информации (разумеется, за абонентскую плату).

По некоторым исследованиям, проведенным в российских НИИ, ожидать от CD-дисков после 15 лет хранения гарантированного считывания информации не приходится. Тот же, кто лично столкнулся со случаями потери информации на компакт-диске, в своих советах, как правило, более пессимистичен. Цифровые архивы желательно держать на нескольких копиях и перезаписывать раз в два-три года при непременном условии использовании качественного оборудования и материалов.

Все это дает основание считать, что цифровая фотография сегодня находится в младенческом возрасте, и многие проблемы, в том числе консервации фотографического изображения, еще предстоит решать.

Надо помнить, что традиция за много лет сложилась так, что фотографии являются памятниками материальной культуры. Поэтому в фотоискусстве классические бромосеребряные и хлоробромосеребряные фотобумаги не утратили своей актуальности.

Так можно ли это культурное наследие сохранить не на десятилетия, но на века?

Для того, чтобы получить фотоотпечаток, сравнимый по сохраняемости со старинными произведениями графики, следует выбирать фотобумагу на натуральной целлюлозной подложке плотностью 235 г/м2 (картон). Современные подложки для фотобумаг приготовляют из целлюлозы, полученной из древесного или тряпичного сырья, прошедшей качественную отбелку и промывку. В последнее время появились подложки, приготовленные из чистых хлопковых волокон. Бумажная подложка не должна содержать примесей, пагубно влияющих на светочувствительный слой, в том числе и мельчайших частиц металлов.

Для увеличения прочности бумажную подложку проклеивают; надлежащим образом подобранный состав клея обладает и антисептическими свойствами, т.е. препятствует возникновению плесневых грибов на целлюлозных волокнах.

Перед поливом светочувствительного слоя натуральные бумажные подложки барируют. Назначение баритового слоя двойное: изоляция светочувствительного слоя от бумаги и сохранение белизны светов изображения в том случае, если бумага по каким-либо причинам пожелтеет.

Баритовый слой представляет собой дисперсию мелких кристаллов сульфата бария, диспергированных (рассеянных) в фотографической желатине. Сульфат бария является уникальным минералом, который ни в чем не растворяется и ни с чем не взаимодействует.

После химико-фотографической обработки слой изображения фотобумаг представляет собой дисперсию проявленных микрокристаллов серебра в фотографической желатине. Размеры этих микрокристаллов в фотобумагах так малы, что находятся за пределами разрешения самых мощных оптических микроскопов. Если бы не очень хорошая их защита фотографической желатиной, то атмосферная коррозия столь малых объектов происходила бы за несколько дней.

Практика показывает, что сохраняемость серебряно-желатинового изображения может составлять 60–80 лет, что достигается обработкой в двух фиксирующих растворах и очень длительной промывкой в воде (2,5–3 часа).

Однако даже 20-часовая водная промывка не обеспечивает полного удаления гипосульфита и его серебряных солей из подложки и слоя изображения. Эти нежелательные примеси ускоряют коррозию серебра изображения. Дальнейшей обработкой отпечатка в растворе разрушителя гипосульфита, содержащем перекись водорода и раствор аммиака, можно довести сохраняемость изображения до 90 лет.

Чтобы добиться большей сохраняемости серебряно-желатиновых фотографий, необходимы специальные химические операции, проводимые в консервационных виражах.

Условно их можно разделить на две группы: защитные и минерализующие. В защитных виражах происходит химическое покрытие поверхности каждого микрокристалла серебра изображения тонкой пленкой из благородного металла, которая защищает его от коррозийного воздействия атмосферы. Наиболее широко распространенными являются золотые виражи, применяемые в фотографии со времен дагерротипии — с 1840 года.

В фотографической науке исследованы также палладиевые и платиновые виражи. Первые не получили широкого распространения, видимо, из-за отсутствия каких-либо преимуществ перед золотыми, вторые — из-за очень высоких цен на платину, хотя в XIX веке они иногда применялись для обработки хлористых фотобумаг дневного печатания.

В минерализующих виражах происходит химическое превращение металлического серебра изображения в стойкие к окислению и нерастворимые в воде минеральные пигменты. В фотографической консервационной практике широко известны сернистые и селеновые виражи.

В первых серебро изображения превращается в сульфид серебра, а во вторых — в селенид. Известны также теллуровые виражи, но из-за сложности проведения процесса они не нашли применения. Сульфид и селенид серебра по своей химической стойкости превосходят многие пигменты, применяемые в живописных красках. Сохраняемость отпечатков после использования консервирующих виражей определяется сохраняемостью бумаги, и при надлежащих условиях хранения вполне может достигать трехсот лет.

Нуждается в консервации и фотографическая желатина. По своей химической природе она является белком (полимером, состоящим из различных аминокислот, соединенных в полипептидную цепь), получаемым из продуктов животного происхождения — костей и шкур крупного рогатого скота. Чистая желатина очень гидрофильна и пластифицируется водой. Содержание воды в фотографической желатине составляет 10% и более, что делает ее подверженной грибковому, а в некоторых случаях и бактериальному заражению. Обработка отпечатка в водном содово-формальдегидном растворе значительно снижает вероятность заражения. Денатурированная таким образом желатина по своей сохраняемости превосходит бумагу.

Среди позитивных фотографических процессов, пригодных для получения отпечатков длительного хранения, нельзя не отметить платинотипию, изобретенную в 1873 году. Платинотипия является фотографическим процессом, в основе которого лежит светочувствительность щавелевокислой соли окисного железа, проявляемой солями платины и палладия (палладиотипия). Полученный отпечаток представляет собой мелкодисперсную платину, закрепленную в порах бумаги для акварели. Недостатком платинотипии является возможность получения только контактного отпечатка.

Платиновые фотобумаги производили до начала Второй мировой войны; в дальнейшем их производство было прекращено. В последние годы на фотовыставках стали появляться отпечатки на акварельной бумаге, выполненные в технике платинотипии.

Нельзя не отметить и такие позитивные фотографические процессы, как пигментные, в основе которых лежит химическое или фотохимическое дубление коллоидов (желатины, гуммиарабика, рыбьего клея, альбумина, поливинилового спирта и проч.), сенсибилизированных двухромовокислыми солями калия или аммония. Несмотря на то, что светочувствительность желатины, обработанной двухромовокислым калием, была открыта Фоксом Тальботом еще в 1852 году, настоящий интерес к пигментным процессам появился после 1890 года с возникновением пикториализма – особого художественного направления в фотоискусстве. Среди таких процессов печати можно назвать пигментный, гуммиарабиковый, масляный, озобром, бромойль и бромойль с переносом.

В этих позитивных процессах фотохудожников-пикториалистов привлекала возможность получения отпечатков, напоминающих гравюру или рисунок, а также фотографических изображений, способных к длительному хранению и обладающих высокой светостойкостью. Наиболее распространенными процессами печати были озобром и бромойль, поскольку они не требовали контактной печати.

В конце 1930-х годов период подражательства в фотографии закончился, и пигментные процессы вышли из употребления.

Использование в этих «живописных» процессах красок с минеральными пигментами обеспечило отпечаткам многовековую, подобно классической гравюре, жизнь.

А как обстоят дела с консервацией отпечатков на цветных фотобумагах с цветным проявлением? Специалисты считают, что самый радикальный способ заключается в их репродуцировании на монохромный изопанхроматический негативный материал с последующей печатью на серебряно-желатиновой фотобумаге и дальнейшим проведением всех необходимых консервационных процессов.

Но хочется максимально дольше сохранить и цветное изображение. Для этого необходимо готовый цветной фотоотпечаток промыть в проточной воде не менее 40 минут, затем поместить в раствор стабилизатора от процесса Е-6, в котором предварительно растворить 8,5 г натрия фосфорнокислого двузамещенного и без промывки высушить. Кислая среда, созданная в слое изображения, затруднит выцветание голубого красителя при хранении отпечатка в темноте. А формальдегид, содержащийся в стабилизаторе, дезактивирует остаточную пурпурную компоненту в фотослое, которая, окисляясь, выделяет вещества, разрушающие пурпурный краситель.

Заканчивая этот достаточно беглый обзор методов и возможностей архивно-музейной консервации фотодокументов и произведений фотоискусства, процессов их проведения, следует еще раз отметить всю важность этой деятельности. Желание фотографов оставить свое творческое наследие потомкам повлекло за собой увеличение на рынке фотоаппаратуры и фотоматериалов предложения классических камер и объективов, новых качественных негативных и позитивных материалов для традиционной черно-белой фотографии, а также химических продуктов для их обработки. Появились даже консервационные виражи, о которых раньше можно было только прочитать в литературе по научной фотографии.

Все это поможет фотомастерам в создании фотографических памятников истории и культуры.

Александр ГАЛКИН


КОММЕНТАРИИ к материалам могут оставлять только авторизованные посетители.


Материалы по теме

Стремление к запредельному. Фотография Латинской Америки

Стремление к запредельному. Фотография Латинской Америки

Фотография Латинской Америки — terra incognita для российского зрителя. Теперь он имеет случай сравнить свои представления о латиноамериканской культуре, сформированные под влиянием литературы, живописи и музыки, с тем, как эта культура воплощает себя в фотографии
22.07.2015
Из коллекции Владимира Никитина. Коллекционирование фотографий

Из коллекции Владимира Никитина. Коллекционирование фотографий

Профессиональная работа с фотографией не затмевает ценности личных семейных архивов. Поэтому и в коллекции произведения «чужие» органично сосуществуют с частными
18.02.2015
Из коллекции Натальи Григорьевой. Коллекционирование фотографий

Из коллекции Натальи Григорьевой. Коллекционирование фотографий

С ростом числа работ и качества собрания все меньше значе ния придается частным эмоциям и все больше — пониманию общественной значимости своего дела
17.12.2014
Из коллекции Александра Китаева. Коллекционирование фотографий

Из коллекции Александра Китаева. Коллекционирование фотографий

Пока наследие скрыто — его будто и нет. Показывать свои коллекции, щедро делиться информацией о них — свойство западного мира. Нам же еще предстоит к этому прийти
21.10.2014

Foto&Video № 11/12 2015 СОДЕРЖАНИЕ
Foto&Video № 11/12 2015 Портфолио. Искусство искусства. Владимир Клавихо-Телепнев
Портфолио. Московский палимпсест. Михаил Дашевский
Письма в редакцию. Письмо 80. Ода возрасту. Авторская колонка Ирины Чмыревой
Опыты теории. О статичном и динамичном. Авторская колонка Владимира Левашова
Тест. Широкоугольный объектив Zeiss Batis Distagon T* 2/25
Тест. Фикс-объектив Yongnuo EF 50/1.8
Тест. Зеркальная фотокамера Nikon D7200
Тест. Смартфон LG G4
Тест. Монитор LG UltraWide 34UC97
Читательский конкурс. Альтернативная реальность. Тема — «Коллаж»
Практика. Изменение видимого. Фотографическая монотипия
Практика. Дело по любви. Создание мягкорисующих объективов
Практика. От Цюриха до Женевы. Тревел-фотография: Швейцария
Репортаж. Диалог открыт. Фестиваль «Фотопарад в Угличе — 2015»; Ярославская обл.
Репортаж. Общность памяти. Фестиваль PhotoVisa 2015; Краснодар
Репортаж. За свободу слова. Фестиваль Visa pour l’Image 2015; Перпиньян, Франция
Моя фотография. Фарит Губаев: «Анри Картье-Брессон»

Календарь событий и выставок

<< Июль 2019 >>
 1234567 
 891011121314 
 15161718192021 
 22232425262728 
 293031 
  
Сегодня
22.07.2019


(c) Foto&Video 2003 - 2019
email:info@foto-video.ru
Resta Company: поддержка сайтов
Использовать полностью или частично в любой форме
материалы и изображения, опубликованные на сайте, допустимо
только с письменного разрешения редакции.

Яндекс цитирования Rambler's Top100